Перейти к основному содержанию

О достоинстве: выстоять против «слуг народа»

От Басилашвили до Федины

Дело же не в Гонтаревой было. Вернее, не только в ней.

И чуть погодя дело было не в Софии Федине и не в Марусе Звиробий. Точнее, не только в них.

На фото — живая стена из «слуг народа». Туда поставили их лидеры — выражать негодование по поводу «отщепенцев». В идеале же этим лидерам хотелось бы, чтобы в эту стену — клеймить оппонентов — вставали добровольно.

"

Как-то в 2014 году в Москве в туалетах Киевского вокзала на полу возле унитазов и писсуаров одни очень активные поддерживатели путинской власти разместили фотографии Виктора Шендеровича, Бориса Акунина, Андрея Макаревича, Олега Басилашвили и других «отщепенцев», которые осудили развязанную войну с Украиной. Широкого возмущения в той стране этот факт травли практически не встретил, хихиканье — наверняка было.

Причём тогда уже не Путин и не его помощники организовывали и исполняли этот «вернисаж» — к тому времени они уже достаточно произнесли ключевых фраз, наисполняли куплетов, статей и ток-шоу. Достаточно для того, чтобы уже сами массы, выходцы из народа, брали инициативу в свои руки, придумывали и воплощали. К одобрению не только Путина, но и самих же масс.

И когда через полгода в центре Москвы очередные выходцы из народа убили Немцова, та страна встретила это без возмущения и молча. И это была уже осознанная инициатива масс — промолчать. Во многих случаях даже одобрительно промолчать. Потому что, начиная с первых месяцев правления Путина, когда он назвал матерей погибших подводников с «Курска» «портовыми шлюхами», в той стране первое, что поняли: к кому проявлять жалость, а к кому не проявлять и над кем можно и нужно издеваться — теперь это будет решать новый правитель.

И второе: к оппонентам правителя — никакой жалости.

Запущенный чуть ли не в первые дни президентства Путина, спрут мерзости и паскудства начал опутывать своими щупальцами подчинённое народонаселение, в нужные моменты впрыскивая в поры общества яд бездушия и безжалостности. И когда в результате общество равнодушно смотрит на расправу и издевательство власти над выбранной жертвой, это уже означает, что у власти практически развязаны руки.

Но в России спрут этот набрал силу ещё и потому, что был надлежащим образом обласкан, поддержан и облагорожен придворными художниками.

Вы думаете, Лысый не поиздевался бы над Гонтаревой в одиночестве и не пропел бы самостоятельно свои весёлые куплеты о том, как хорошо, когда оппоненту Коломойского сжигают дом? Да вполне. И немалая часть их зрительного зала «73» довольно хихикала бы и от сольного исполнения весёлых куплетов.

Но национальный хор — это уже статус, это уже облагораживание. Как в своё время Путину было важно, чтобы актёры и артисты, у которых в силу специфики профессии налажен почти личностный душевный и эмоциональный контакт с массами, принимали самое активное и инициативное участие в маргинализации не только конкретных фамилий оппонентов, но и даже самого слова «оппозиция» (и уж тем более он поставил художников «под ружьё» в один из самых решающих для себя моментов — во время захвата Крыма), так и наши начинающие «правители» вытолкали вперёд Лысого: «Это ты теперь старшОй по квартализации населения?», — вручили ему хоть и маленького, но уже вполне мерзопакостного спрутёнка и отправили подговаривать первых приглянувшихся митців:

– Надо поучаствовать, надо… Сущие пустяки… Вам понравится, вот увидите. Как чудесно, что вы согласились — вот здесь аккуратно переступаем, здесь у нас красная линия, да. Ничего страшного — мы её ржачем заглушим, никто не заметит, я вас уверяю…

И если уже на следующий день после публикации в YouTube пришлось:

  • национальному хору — извиняться;
  • Лысому — суетливо прятать за спиной паскудного спрутёнка: «Шо за кипеж, шо за кипеж?! Какая травля, кто её видел? Это острая политическая сатира, шоб вы понимали»;
  • Карабасу Барабасу этого театра — метать громы и молнии по адресу своих же, но присоединившихся к освистывающему залу, одного назначив «подонком», а другого — «дебилом»;
  • а уже сейчас автору «ушлёпков тут п…ц» — вжимать уши в плечи, увидев реакцию на своё произведение и проходя через живой коридор из ветеранов.

Но это свидетельствуют об одном: при всех проблемах наше общество сохранило и сохраняет достоинство и своё моральное здоровье. А это значит, что с какой бы мечтательностью президент Зеленский не произносил «пока что у нас демократия, но это пока что», мечты эти так и останутся мечтами. Потому что установление разной степени авторитарного режима предполагает разной же степени поддержку его своими гражданами, а именно — в разной степени пропитывание общества мерзостью и цинизмом: от «расстрелять отщепенцев как бешеных собак» до хихиканья при виде фотографии «отщепенца» на полу туалета. Или хихиканья от весёлых куплетов про сожжённый дом.

И пока у нас будет хоть и меньшинство, но «воинствующее» — воинствующее за достоинство и порядочность в этой стране, то паскудный спрутёнок будет по-прежнему всего лишь боязливо прятаться за спиной у квартальщиков. И ужимать уши в плечи.

Или что у него там.

Рубрика "Гринлайт" наполняется материалами внештатных авторов. Редакция может не разделять мнение автора.
''отсканируй
и помоги редакции
Загрузка...