Перейти к основному содержанию

О грядущих выборах

Немного о необходимости праволиберальных реформ в контексте предстоящих выборов.

В этой статье я хотел бы поговорить о выборах, которые произойдут в нашей стране в этом году. Поговорить в контексте праволиберальной платформы, то есть обратиться в первую очередь к тем, кто считает, что только реформы на основании этой платформы выведут Украину на новый уровень социально-экономического развития. Первыми состоятся выборы президента, и я сразу же скажу, что у меня нет явного желания голосовать ни за одного из лидеров президентского забега. Точнее говоря, желание не голосовать за одних кандидатов сильнее, и, может быть, не такое сильное — за других. Критерием выбора в данном случае служит предположение, будет ли тот или иной кандидат проводить праволиберальную экономическую политику, если станет президентом.

Для многих такой критерий — предположение о том, как поведёт себя тот или иной кандидат в отношении России. Однако многие комментаторы считают, что все из лидеров избирательной кампании будут вынуждены вести себя более-менее одинаково. Ситуация патовая: Россия пойдёт на договорённости только на своих условиях, но эти условия абсолютно неприемлемы для Украины. Если новый президент пойдёт на сдачу интересов своей страны, то, вероятно, Майдана не будет, а люди просто сметут Администрацию Президента. Скорее всего, это действительно так, хотя возможны смягчение позиции и закулисные договорённости, о которых мы будем только догадываться. Естественно, патриотически настроенные граждане этого опасаются.

С гораздо большей определённостью мы можем говорить об экономической политике кандидатов в президенты. Тут они менее осторожны, а поскольку большинство из них не новички в политике, мы знаем, что они делали в этом направлении раньше. «Действия говорят громче, чем слова», как гласит английская поговорка. Больше всего я не хочу голосовать за Тимошенко в первую очередь потому, что уверен в её полной неспособности что-либо реально изменить в экономической политике Украины. Она уже была в исполнительной власти, а уж в парламенте она — старожил. По тому, как голосует и какие законопроекты поддерживает её парламентская фракция, совершенно очевидно, что ни о какой продуманной либеральной экономической политике речь не идёт. Взять хотя бы то ожесточение, с которым она вместе с Ляшко выступала против отмены земельного моратория!

Как преподаватель скажу, что бывает, что на экзамене или зачёте студент что-то отвечает, а потом вдруг скажет что-то такое, из чего становится понятно, что он не знает азов. Такого студента приходится сразу отправлять на пересдачу. Вот и Тимошенко в одном из интервью заявила, что высокой ставкой рефинансирования «Нацбанк свідомо генерує інфляцію» (56:56), а чтобы исправить ситуацию, «Нацбанк мусить давати грошовий ресурс по ставкам, близьким до нуля» (58:30), ну и тогда инфляции, очевидно, не будет. И это говорит человек, имеющий степень кандидата экономических наук! Я уже не говорю об индексе Биг-Мака, — по мнению Тимошенко, научно обоснованной методике определения сравнительной ценности валют, хотя сам изобретатель этого индекса журнал The Economist подчёркивает его скорее шуточный, несерьёзный характер.

Вообще, интересное интервью, которое прекрасно характеризует степень непонимания Тимощенко того, как работает экономика в принципе и ситуацию в экономике Украины в частности. Из этого интервью можно узнать, что Украина находится под внешним управлением акул империализма, которые хотят нас сожрать, для чего, используя режим неоколониализма, взяли под контроль Нацбанк и путём высокой ставки и искусственного снижения курса гривны разрушают нашу экономику. Вот, оказывается, почему экономика Украины упала, не война виновата, не потеря территорий, а внешнее управление западных корпораций. Хотя интервью не первой свежести, но, как говорилось в одном известном фильме, если человек не отличается глубокими аналитическими способностями, то это надолго. Если бы уровень интеллекта Тимошенко хотя бы на 10% соответствовал её амбициям, то Украина бы имела выдающегося политика, но не сложилось.

Не хочется мне голосовать и за Зеленского, потому что я не верю, что дилетант, ничего не понимающий в экономических проблемах, вот так, с ходу разберётся во всём и найдёт правильные решения наших проблем. Конечно, можно привлечь экспертов, но ведь сколько людей, столько и мнений, и далеко не всегда они бескорыстные, а окончательное решение принимать президенту, значит, ему нужно что-то иметь за душой.

Впрочем, не хочу перечислять всех потому, что, по моему глубокому убеждению, кто бы ни стал президентом, мы, то есть сторонники праволиберального направления, проиграем. Иначе и быть не может, потому что президента выбирает большинство, а наше большинство не просто левое, оно коммунистическое. Оно не может выбрать и не никогда выберет человека с правыми взглядами. Можно, конечно, предположить, что найдётся хитрец, который будет провозглашать идеи лево-популистического толка, а как станет президентом, — бац! — и покажет своё праволиберальное лицо. Дай-то бог, но я уверен, ничего не получится, потому что праволиберальные реформы требуют новых законов, а кто же их примет в нашем сформированном олигархами парламенте? Ведь законы те должны быть как раз во вред чиновникам и олигархам. Как герой-одиночка президент будет их продавливать через парламент? Да никак. Поэтому президентские выборы в Украине — это игра в карты с опытным шулером. Бывает, конечно, что карта так попрёт, что и шулер проиграет, но этот вариант для верящих в слепую удачу. Я в это не верю.

Иное дело — парламентские выборы. Тут уже не всё решает большинство. И, как мне кажется, именно в этом избирательном цикле есть шанс попасть в парламент праволиберальной политической партии. Никогда за все годы независимости не звучало так много праволиберальных высказываний, как после 2014 года. Есть реальные сдвиги в законодательстве и экономической практике. Но этого мало, и коррумпированная система, несколько напуганная в 2014 году, сомкнув ряды, пытается взять реванш. Тем более важно усилить сейчас на неё давление. Что для этого нужно?

Первое, с чего нужно начинать, — это пропаганда праволиберальных идей. Это нужно было начинать ещё в 2014 году. И война тут не помеха, наоборот, железо нужно было ковать, пока оно горячее. Не все же сторонники реформ ушли на фронт тогда. Поэтому нельзя ждать, когда начнётся избирательная кампания в парламент. В этом принципиальная разница с привычной для нас политической кампанией за партию под одного лидера и безо всякой идеологии. В данном случае нужна пропаганда идеологии, а не партии. Вот о конкретной партии, как выразительнице идеологии, нужно будет говорить, когда начнётся избирательная кампания. Пропаганда должна быть направлена не на всех без разбора, а на конкретную социальную группу. Традиционно носитель праволиберальной идеологии — это средний класс. Но у нас среднего класса как такового пока нет, он просто не мог сформироваться. Поэтому нашу целевую аудиторию можно определить как людей, имеющих высокий уровень развития и социальной активности. Если говорить более конкретно, то это преподаватели, студенты, инженеры, предприниматели, учителя, врачи, хотя конкретная профессия не так уж и важна.

Основное содержание пропаганды — это объяснение, почему почти 100% наших нынешних проблем решаются проведением праволиберальной экономической политики. Подавляющее большинство людей — эмпирики, то есть делают выводы только на основании своего опыта. Их невозможно убедить логическими построениями и абстрактными конструкциями. Беда в том, что опыт ныне живущих поколений — это во многом антирыночный опыт, и чем поколение старше, тем он сильнее. Мозги наших людей до такой степени засраны коммунистической идеологией, что они просто не воспринимают праволиберальные идеи.

Мой преподавательский опыт даёт мне основания утверждать, что труднее всего воспринимаются самые простые, базовые понятия. Так происходит потому, что такие понятия — это аксиомы, принимаемые без доказательств. Так считали мои родители, так думают все мои знакомые, наконец, это очевидно. Если вы даёте человеку информацию, которая противоречит его базовым представлениям, он просто проигнорирует её. Он даже не будет спорить. Нужно, чтобы эта информация прозвучала для него 10–15 раз, причём из разных источников, чтобы он только начал её оспаривать. И тут он будет сначала отвергать все аргументы, какими бы правильными и убедительными они ни были. Только, опять же, на десятый раз он начнёт прислушиваться к вашим аргументам и задумываться: «А, может быть, оно и так?».

Например, на предстоящих президентских выборах большинство украинцев будут выбирать не президента, а генерального секретаря. Совершенно бесполезно говорить о разделении властей, об ограничении власти президента только силовыми ведомствами и внешней политикой. В представлении наших людей это бред собачий. Они по-прежнему видят государство как вертикальную, жёстко интегрированную структуру, где чем выше этаж, тем больше власти. Идея разделения властей и создания противовесов покажется им абсурдом, потому что эта идея направлена на предотвращение узурпации власти, а в их представлении концентрация всей власти в руках одного человека — это обязательное и необходимое условие существования государства вообще. В самом деле, по их представлениям, рядовой человек бесправен перед чиновниками, но кто-то же должен следить за порядком, восстанавливать попранную справедливость и, вообще, заставлять чиновников работать. Если вас обижают на нижних этажах, нужно обращаться наверх, если и там не помогают, ещё выше и так до самого верха, где сидит почти полубог всемогущий. Мысль о параллельных структурах в виде судов нарушает эту стройную картину и не подтверждается опытом.

Строго говоря, такая модель государства логична. Её наглядная реализация — это Беларусь, где Лукашенко сумел наиболее полно её реализовать. Но ведь можно показать именно на примере той же Беларуси врождённые пороки этой системы. Во-первых, концентрация власти в руках одного человека рано или поздно ведёт к тому, что он этой властью начнёт злоупотреблять в свою пользу. Во-вторых, не может один человек, даже если он к этому стремится, контролировать всех и вся. Поэтому неизбежно получится показуха перед начальством и коррупция там, где начальство этого не видит. Но выход есть, он давно найден. Это контроль гражданского общества за государством. Для этого и нужно разделение властей, что общественный контроль не был подмят узурпацией власти в одних руках. 90% наших граждан эту мысль не воспримут именно потому, что такого в их опыте нет и они в это не поверят. Но 10% могут воспринять, вот они-то и есть праволиберальный электорат, к ним и нужно обращаться.

Второе, о чём нужно сказать, это о том, какими путями осуществлять праволиберальную пропаганду. Конечно, самый простой и дешёвый путь — это статьи такие, как эта. Но чтобы это имело общественное значение, таких статей должны быть десятки и сотни в самых разных масс-медиа. Для этого нужны десятки авторов, умеющих их писать и имеющих для этого мотивацию. Однако принципиально этим ситуацию не изменить, поскольку, как я уже отметил, подавляющее большинство нельзя убедить логическими построениями и примерами. Убедить нельзя, но они могут поверить. Поэтому, как сказал один исторический персонаж, «важнейшим из всех искусств для нас является кино». Я имею в виду, что нужен канал на Youtube, посвящённый праволиберальной пропаганде. Наконец, очень важна и устная пропаганда на целевую аудиторию. Например, встречи со студентами и преподавателями вузов. Для этого нужны люди, умеющие хорошо и убеждённо говорить с большой массой людей.

Ещё одна важнейшая целевая группа — предприниматели. Вообще-то, они самые главные бенефициары праволиберальных реформ. Логично было бы ожидать от них максимальную поддержку, но, боюсь, что этого не будет. Огромное большинство наших предпринимателей — это мелкие торговцы, имеющие магазинчик или пару киосков. Сам характер розничной торговли в малых масштабах не требует от предпринимателя высокого уровня развития. Денег у этих людей очень мало, и поэтому аудитория эта неблагодарная. Те предприниматели, которые у нас считаются крупными, давно вросли в коррупционную систему, стали её частью и не хотят её разрушения. А вот средних предпринимателей, которые во всех развитых странах большинство, у нас-то как раз и мало. Это и есть результат нашей экономической несвободы, что и отражается в разных рейтингах. Наши чиновники успешно давят именно таких предпринимателей, с одной стороны, потому что с них есть что взять, в отличие от мелких, а с другой — они не могут дать сдачи, как крупные, всегда имеющие руку во власти. И это плохо, потому что для того, чтобы стать предпринимателем среднего уровня, нужно обладать высоким уровнем развития, то есть такие люди безо всякой пропаганды всё прекрасно понимают, ну и располагают значительными деньгами. Средние предприниматели — это ядро праволиберальной идеологии в любом обществе, но в том-то и беда, что у нас таких мало.

Тут мы плавно подходим к следующему вопросу — качество пропаганды напрямую зависит от количества потраченных на неё денег. Вот такая иллюстрация перехода количества в качество. Поэтому следующий вопрос очевиден — где взять деньги? Умение добыть деньги на политическую деятельность — это особое искусство, которым обладают очень немногие. Даже выпросить деньги у олигархов — мало для кого посильная задача, а тут нужны деньги на кампанию, целью которой есть уничтожение олигархата как класса. Однако не всё так печально. Как говорил Валленштейн, война сама себя должна кормить. Правильно поставленная и качественно выполняемая пропаганда должна стимулировать пожертвования на её дальнейшее проведение, если, конечно, люди в неё поверят. То есть чем успешнее пропаганда, тем больше денег на неё пожертвуют. Ну а чем больше денег, тем пропаганда успешнее. Всё зависит от таланта людей, которые ведут пропаганду. Ведь в отличие от привычных нам и, честно говоря, осточертевших популистских кампаний, праволиберальная пропаганда правдива. Возможно ли таким путём добыть деньги в наших условиях, точно не скажет никто. Конечно, скорее нет, чем да, но другого пути нет, потому что, как говорил ещё один вояка, «для ведения войны нужны три вещи: деньги, деньги и деньги». А праволиберальная пропаганда — это и есть единственно возможная война против нашей коррупционной системы.

И, наконец, основные направления, по которым должна вестись праволиберальная пропаганда. Здесь я хочу сказать, что у меня нет ответов на все вопросы, и я скорее излагаю тезисы для дальнейшей дискуссии.

Итак, первое, что мне представляется наиболее очевидным  — аграрная реформа, то есть отмена моратория на продажу сельхозземель. Тут я бы переформатировал тезис, вместо привычной продажи сельхозземель говорил бы о разрешении продавать земельные паи. Правильно расставленные акценты тут очень важны, как в старом анекдоте, когда прихожане спрашивают священника: «Можно ли, когда молишься, курить?». — «Нет, конечно, нельзя». — «Ну хорошо, а можно ли, когда куришь, молиться?» — «А, ну это можно». Так и здесь, нужно говорить не о продаже сельхозземель, а о праве людей, которые владеют земельными паями, их продать. Почему каждый гражданин Украины, который хочет продать квартиру, машину или свои старые сапоги, может это сделать, а старый больной человек не может продать свой пай, чтобы получить деньги на лечение? Разве это справедливо? Ну и, кроме того, нужно говорить о том, что сельское хозяйство — это сегодня самая большая отрасль экономики Украины. У Украины есть природные ресурсы, благодаря которым она может стать аграрной сверхдержавой, при условии быстрого развития фермерских хозяйств. Развитие же фермерства невозможно без свободной купли-продажи земли. Развитие сельского хозяйство неизбежно повлечёт за собой развитие переработки сельхозпродукции, а значит, развитие машиностроения, что вытащит всю экономику. Дальше, развитие сельского хозяйства неизбежно приведёт к относительному удешевлению продуктов питания, и наши малоимущие наедятся наконец-то мяса и сыров. Впрочем, для огромного большинства наших граждан проследить причинно-следственную связь между куплей-продажей земли и дешёвой свининой — совершенно непосильная задача, поэтому одна бабушка, которой действительно надо продать пай, чтобы купить лекарства от тяжёлой болезни, быстрее их убедит, чем сотня экспертов, даже если их аргументы будут безупречными.

Вторая наша проблема, о которой нужно говорить — это судебная реформа. Хочу подчеркнуть, что важно не говорить о том, что проблему нужно решить, а предлагать решение этой проблемы. Нет смысла говорить, что нужен честный суд, все и так это знают. Нужно говорить о том, как сделать, чтобы суд был честный. Мне совершенно очевидно, что решение этой проблемы в том, чтобы поставить суд под контроль общества. Создав так называемые независимые суды, мы создали закрытую вертикально интегрированную корпорацию, которая фактически ни перед кем не ответственна. Это мечта любого чиновника — максимум прав и минимум ответственности. Я уверен, что контроль общества — самый эффективный из всех видов контроля, однако у меня нет готового решения, как именно общество может контролировать суд. Я не эксперт в этой области, могу только перечислить существующие формы такого контроля. Одна из них — выборность судей, когда лицо, соответствующее требованиям, получает от государства квалификацию судьи и потом может выставлять свою кандидатуру на выборах судей в определённом округе. Если у граждан есть основания этому судье не доверять, его не выберут.

Ещё один способ — суд присяжных, но он очень громоздкий и дорогой. Есть вариант попроще — два выборных судебных заседателя или суд шеффенов. Этот вариант до определённой степени скомпрометирован советской практикой, но в СССР вообще без партии ничего не решалось. Какой вариант предпочтительней — это предмет для дискуссии, и люди, компетентные в судебной практике, могли бы высказаться по этому поводу.

Важнейшая проблема — свобода предпринимательства. Здесь я опять приглашаю высказаться предпринимателей, поскольку сам бизнесом давно уже не занимаюсь. Могу лишь отметить некоторые вопросы, например, сроки подключения к электропитанию. Этот показатель входит в рейтинг Doing business, и эти сроки у нас явно чрезмерные. Хотя электросети находятся в частных руках, поскольку они естественные монополисты, государство может и должно вмешиваться в их отношения с предпринимателями, например, установить жёсткие нормативы, за нарушения которых штрафовать.

Далее — налогообложение. Тут много вопросов, например, замены налога на прибыль налогом на выведенный капитал. Это нужно обсуждать, формировать по этим вопросам общественное мнение, которое потом можно использовать в предвыборной агитации. Если тема налогов — вопрос спорный, то можно многое сделать, чтобы облегчить жизнь предпринимателю путём сокращения, ускорения и упрощения административных процедур, и тут многое зависит от самих предпринимателей. Я уверен, что тут огромная масса возможностей, поскольку чиновникам нужен произвол, а предприниматели вынуждены им подчиняться. Решение этих проблем — например, перевод отношений предпринимателя и чиновника в электронную форму, но это не нужно чиновникам. Им чем больше беспорядка и проблем для предпринимателей, тем лучше. Поэтому имеющиеся решения в этом вопросе можно и нужно использовать для ведения пропаганды. Разумеется, это далеко не всё, о чём нужно говорить. Я ещё раз повторюсь, что у меня нет ответов на все вопросы. Но любой недостаток работы госаппарата нужно использовать в праволиберальной пропаганде.

И ещё один вопрос — кто будет всё это делать? Ответ у меня есть: патриоты Украины, то есть люди, которым не плевать на судьбу своей страны. Люди, которые не собираются валить отсюда, и которые поэтому понимают, что, чтобы их жизнь стала лучше, нужно объединиться и заставить свалить отсюда всю ту коррумпированную банду, которая установила свои порядки в Украине. А единственный путь для этого — праволиберальные реформы, другого пути нет.

''отсканируй
и помоги редакции