Перейти к основному содержанию

О коррупции

О трёх методах борьбы с коррупцией. Не панацея, конечно, но интересно.

Что такое коррупция, знают все не понаслышке. Это очень модное слово, особенно в Украине, особенно перед любыми выборами. Наверное, нет такого чиновника, который не обещал бы бороться с коррупцией. Вспоминая такие обещания, сразу возникают ассоциации типа «пчёлы против мёда». Но с коррупцией бороться должны не чиновники. Точнее, чиновники, конечно, могут имитировать борьбу, но в длительной перспективе всё равно ничего не выйдет. Нужны другие подходы.

Я — сторонник комплексных мер. Вижу три средства (три ступени, три аспекта, три способа — подберите нужное слово сами) борьбы с этим явлением. Расположу их в порядке возрастания эффективности в длительной перспективе и убывания краткосрочной эффективности.

Первый аспект — это народный протест. О том, как «достала эта коррупция», знают все, начиная с младших классов школы, в том числе и непосредственные участники коррупционных действий. Коррупцию и коррупционеров ненавидят лютой ненавистью, хотя, по моему субъективному мнению, причина такой ненависти — банальная зависть. Это как в анекдоте: «…и вы хотите всё это прекратить? — Нет, я хочу в этом участвовать!». В общем, организовать широкие массы электората на протестные действия против коррупции в наших условиях вполне реально. Правда, реалии таковы, что с большой вероятностью за кулисами протестов будет борьба одного коррупционера с другим… Но оставим пессимизм: допустим, народ таки вышел на улицы, ведомый честными и кристально чистыми активистами. Допустим даже, что у протестующих есть какие-то вполне определённые и реалистичные требования: осудить взяточника, или внести правки в определённый закон, или упразднить какую-то особо привлекательную для взяточников процедуру. И допустим даже, что требования были услышаны и хотя бы частично выполнены. Вроде бы хорошо, все довольны! Но не будешь же выводить на улицы тысячи людей всякий раз, чтобы осудить чиновника, спалившегося на взятке, или принять полезный закон. На массовые протестные движения сподвигнуть людей может только очень уж резонансное событие, и создавать такие события каждый раз не получится — народ просто выдохнется. Поэтому такая мера эффективна только в экстренных случаях, и очень нечасто. В длительной перспективе протестных движений уже никто из чиновников не будет бояться. Поэтому срок действия данной меры — от силы несколько месяцев.

Вторая мера — последовательное усовершенствование законов и реформирование бюрократических процедур. Именно об этом в 99% случаев и говорят все, обсуждая тему коррупции. Казалось бы, алгоритм простой: а) определяем, какой из существующих законов, подзаконных актов, норм, правил, положений, процедур наносит наибольший вред экономике из-за коррупции; б) реформируем его; в) profit! Но есть два нюанса. Первый — сами реформаторы (то есть чиновники, сидящие в органах управления, от ЖЭКа до Парламента) будут отчаянно сопротивляться реформированию. Почему это так, углубляться не буду, на это тему уже много сказано и написано. Второй нюанс — закон всегда статичен. Что бы мы ни написали на бумаге сегодня, завтра это уже устареет, потому что жизнь на месте не стоит. Даже если будет принят чудо-закон, ликвидирующий коррупционную лазейку, чиновники будут плакать первый день, а на второй день изобретут способ обхода этого закона. С этим ничего не поделаешь: зафиксированные на бумаге правила всегда отстают от реальности. Нет, это, конечно же, не значит, что надо прекратить усилия по усовершенствованию законодательства и приведению его в соответствие условиям современности! Работать над этим нужно, и нужно работать постоянно. Но считать, что изменение законов и реформы процедур спасут нас от коррупции на веки вечные — наивно. Срок действия такой меры — несколько лет.

Добрались до третьей меры. Дальше последует череда весьма неочевидных тезисов (либо же наоборот, слишком очевидных, чтобы о них писать), которые являются субъективным мнением автора. Если что — я вас предупредил. Так вот, третья мера исходит из тезиса, что коррупция — это продолжение культуры. Как следствие, регулировать коррупцию можно, изменив культурную традицию. Собственно, не только коррупция, а вообще всё, что нас окружает, любое социальное явление является продолжением нашей культуры. Любой чиновник, от паспортистки до депутата, не присылается нам с Марса или Венеры — он выходец из той же школы, что и вы. Может, вы с ним играли в одном дворе. Просто когда он был маленьким, его папа на глазах у ребёнка дал взятку гаишнику. Потом свои действия объяснил удивлённому чаду сакральной фразой: «Не помажешь — не поедешь». Учитывая, что основной способ обучения — это подражание, сия народная мудрость, подкреплённая действием родителя, могла глубоко засесть в сознании, повлияв на восприятие жизни. И вуаля! — будущий коррупционер, уже «понявший смысл жизни», готов пополнить ряды армии коррумпированных чиновников, потому что это же так легко и естественно — давать и брать взятки!

Сложенная бумажка в карман врачу, «подарок» к празднику для школьного учителя, коробка конфет работнику ЖЭКа… О хрестоматийном примере с гаишником я уже написал. Какие ещё примеры взяток вы знаете, которые так невинно маскируются в нашей культурной традиции под красивое слово «благодарность»? Вы скажете: но как из «троячки», подаренной сантехнику, получаются коррупционеры, ворующие миллиарды? Очень просто получаются — принцип-то один и тот же: небольшая сделка с совестью. О теории разбитых окон уже все успели прочитать? Большие преступления вырастают из попустительства в малых преступлениях. Поэтому нужно просто искоренить любые, даже минимальные, коррупционные действия из своего поведения. И тогда, лет через 20, когда ваши дети станут совершеннолетними и начнут самостоятельную жизнь, мы заметим непонимание в глазах молодого патрульного, когда ему предложат за взятку не составлять протокол на нарушителя скорости. А ещё лет через 20–30, когда вашим детям исполнится 40–50 лет, и они начнут занимать места в Парламенте, мы увидим (те из нас, кто доживёт) падение коррупции практически до нуля. Потому что родители будущих депутатов их этому не научили. И не нужны будут ни народные протесты, ни бесконечная реформаторская гонка в затыкании коррупционных лазеек, ни показательные расстрелы проштрафившихся чиновников. Может, я идеалист, но искренне считаю, что стоит попробовать дополнить первую и вторую меру третьей. И тогда самым упрямым долгожителям из нас повезёт дожить, когда первый человек, не думающий коррупционными схемами, займёт место министра или судьи.

''отсканируй
и помоги редакции