Перейти к основному содержанию

О профилактике гражданской войны

Без намёков о главном

Одно из поразительных достижений общества потребления — предотвращение внутренних конфликтов в странах, где множество товаров доступны множеству людей. Любой вопрос становится второсортным, когда легко удовлетворить личные нужды в вещественных и символических объектах.

Современное производство убило все идеологии — ну, возможно, кроме своего антипода в виде минималистического, фундаменталистского ислама, где прикрытием для радикалов служит нарочитая аскеза и маскулинный идеал пренебрежения сиюминутным удовольствием.

Оно удавило буквенный текст как основной способ передачи знания и сделало восприятие скользящим по поверхности предметов. Львиная доля информации о вещи или человеке должна считываться в первые несколько минут, и в этом акте узнавания мы предвидим всю будущую историю взаимоотношений. Если человек или вещь не подходит под один из немногочисленных шаблонов сотрудничества и манипулирования, мы прощаемся с ним. В противном случае начинаем применять стандартный репертуар действий, одобряемый рынком.

В пример мы может поставить унифицированные требования к организации бизнес-процесса по стандартам программы MBA. Всё, что не подходит под эту схему, считается ущербным и несовременным. Такой протокол взаимодействия понизил требования к умственному разнообразию личности. Достаточно наловчиться поддерживать универсальную репутационную маску и носить её перед партнёрами, соседями, заказчиками. Это убыстряет течение обмена в той точке пространства, где вы находитесь, делает вас хорошо смазанным вентилем в большой трубе, по которой движутся товары и услуги.

Упрощение и стандартизация имеют несколько интересных следствий. Во-первых, элементарным участником рынка теперь может стать не только человек, но и автономное техническое устройство с определённым уровнем искусственного интеллекта, и даже животное. Если они могут исполнять некоторую работу в обмен на вознаграждение, то нет никаких причин не признать их выделенными участниками сделки с некоторыми возможными ограничениями. Несколько философских школ активно работают над тем, чтобы популяризировать идею уравнивания человека з другими видами существ (англоязычная объектно-ориентирования философия, французская акторно-сетевая теория). Во-вторых, унификация помогает разбить сложные задачи на более типизированные, которые может исполнять вместо одного квалифицированного специалиста несколько менее подготовленных, но более дешёвых. Они существенно снижают риски зависимости от умного, но неустойчивого к предложениям конкурентов, профи. Это позволяет создавать длинные цепочки трудовой кооперации с дополнением аутсорсинга и фрилансеров. Осталось мало людей, которые создают законченный продукт без посторонней помощи. Все от всех зависят, и никто не имеет конечной, однозначной ценности.

В юридической плоскости из-за наметившихся тенденций получаем проблемы. Из второго следствия ми можем после некоторых размышлений получить главное современное противоречие — абсолютные права, предоставленные Конституцией и законодательством гражданину, не соответствуют его относительной стоимости в неолиберальной экономике. Первое следствие также не может нам нравиться — при расширении числа носителей прав, общий объём предоставляемых прав делится на всё больший знаменатель. Фактически складывается ситуация, в которой объём прав тесно связан с уровнем капитализации и после утраты экономической эффективности права исчезают. Права есть у тех, кто может что-то продать, и в меньшей степени у тех, кто может что-то купить. Вне сетей обмена не существует рациональной причини предоставлять кому-либо возможность существовать и пользоваться плодами чужого труда.

Проблемы возникают у тех обществ, у которых распределение прав и возможностей не опосредовано экономическими факторами. Большевики после Октябрьской революции перепридумали мир с таким расчётом, чтобы «буржуазные свободы» оказались доступны номинально всем жителям соцлагеря, но без логической связи с материальными условиями, в которых вызревали эти свободы. После распада Союза две взаимоисключающие идеологии — старого гуманизма по умолчанию и современного гуманизма по требованию — стали регулярно сталкиваться в публичных дискуссиях. Для приверженцев старого режима человек должен получать автоматическое удовлетворение всех нужд по факту рождения, включительно с требованием прислушиваться к его политической позиции. В современных условиях, однако, фактически права то возникают, то исчезают «мерцающие права» в связке с экономической ситуацией.

В масштабах страны это означает, что одновременно в государстве существуют граждане и регионы бесправные, частично правосубъектные и полноценные. Между ними идёт борьба за изменение своего фактического правового статуса и документального закрепления «мерцающих прав» — стабильных гарантий существования в будущем. При этом гарантии могут быть реализованы только при условии принудительного извращения экономического поля, в котором никаких навечно закреплённых позиций нет. Вред от неадекватного позиционирования агентов на рынке рассматривал Фридрих Хайек. Он представил теорию, согласно которой экономическая система исполняет важную информационную функцию внутри общества, оперативно реагируя на потребности потребителей и тем самим извлекает сведения о том, как живут люди, что их интересует в окружающем мире, как они распределяют собственное внимание и приоритеты. Пока мы не будем получать верные сигналы от «индивидуальных домохозяйств» об их реальном состоянии и движении в неискажённом, равном пространстве производства, обмена и потребления, то постоянно будем ошибаться в оценке реального состояния общества и путях его изменения.

Таким образом, чтобы наладить отношения внутри страны, нужно интегрировать граждан в общий рынок для создания тесной созависимости регионов. Для теоретиков национальной экономики это было краеугольным камнем создания полноценного суверенного государства. Тогда права также будут распределяться созависимо и более равномерно между индивидуальными работниками.

В современной экономике добиться приоритета внутреннего спроса над экспортной частью невозможно, но следует наращивать величину внутренних трансакций между регионами. В этом деле может помочь немалое количество валюты, ввозимое из-за границы выехавшими на заработки. Стимуляция перекрёстного, частного инвестирования (жители одного города вкладывают часть заработанного в генерирующие прибыль предприятия и фирмы из другой части страны) при страховании вложенных денег государством создаёт тесное сотрудничество через плотное покрытие страны сетью взаимовыгодных контактов. Налоговые льготы для инвесторов из других областей создадут почву для перераспределения денежной массы без гипертрофированного накапливания всех средств в Киеве, и снимут стресс от нарастающего процесса финансовой децентрализации.

Пока мы не будем зависеть от тесных товарно-денежных связей консолидирующей провинции без формального патроната Киева, гражданская война будет маячить на горизонте. Если Тернопольская область на персональном уровне экономически лучше связана с Польшей и Италией, чем с восточными областями, а Сумы намного больше заинтересованы в хорошем состоянии строительной отрасли в России, чем в сопредельных территориях Украины, шансов на согласованную позицию и недискриминирующую политику остаются нулевыми. Без прохождения экономических сигналов имеем очень слабое представление о взаимной ответственности друг перед другом и находим в противоположной стороне виновника собственных неудач, размещая полюсы добра и зла на разных концах страны, между которыми проходит постоянное короткое замыкание. Мелкая и средняя кооперация переведут разговор в русло конкретных предложений и торгов, а не мировоззренческих вопросов.

Рубрика "Гринлайт" наполняется материалами внештатных авторов. Редакция может не разделять мнение автора.
''отсканируй
и помоги редакции
Загрузка...