Перейти к основному содержанию

Об очередном воссоединении Беларуси с Россией

Вот вам красиво и по пунктам, почему аншлюс Беларуси не имеет никакого практического значения для РФ.

Примечание редакции. Наш автор высказывает определённые сомнения по поводу того, что аншлюс Беларуси в любом виде может быть полезен для РФ.

Что РФ нужно от Беларуси?

1. «Земли!»

А кто их купит — чай не Курилы. И на разрешение добывать нефть во льдах поменять не выйдет, как с передачей шельфа Норвегии. Не оно.

2. «Коридор в Калининбург!»

Так, а не будет этого коридора — между Минском и Кёнигсградом как стояли войска НАТО, так и останутся. Мимо.

3. «Плацдарм для агрессии против Украины!»

Та сколько ж можно — несколько тысяч километров сплошных плацдармов давно в наличии. Перебор. Кроме того, этот «плацдарм» моментально использовать для агрессии не получится хотя бы из-за логистических проблем, а значит, он на некоторое время превратится в стратегический «мешок» для росармии. Этакое Супердебальцево.

4. «Люди!»

Ага, особенно пенсионеры. Особенно озлобленные недопенсионеры из-за разницы в пенсионном возрасте. Особенно озлобленные безработные с предприятий, обанкротившихся из-за разрыва технологических цепочек и контрактов с Украиной и рядом других стран. Что касается потенциальных контрактников, то граждане СНГ и сейчас могут в росармии служить по тамошним законам. Скрипач не нужен.

5. «Предприятия!»

Моментально после аншлюса обанкротившиеся предприятия (см. п. 4). А вслед за ними и многие в РФ, связанные с ними, обанкротятся. Принцип домино.

Может, мобилизационные запасы?

1. Мобзапасы сухопутной армии Беларуси, накопленные преимущественно ещё при СССР, действительно могут России понадобиться. Потому что свои мобзапасы россияне утилизировали (в смысле — потеряли) во время реформы росармии, проведённой министром нападения Сердюковым.

2. Реформа та (кстати, единственная удавшаяся реформа при Путине) началась после войны 08.08.08. и заключалась в создании полутора десятков современных батальонных тактических групп (БТГ), способных эффективно вести манёвренную войну, прежде всего наступательную. Это чтобы в следующий раз (генералы всегда готовятся к прошедшей войне) можно было Грузию за пять суток (установленное опытным путём время реакции Запада на российское вторжение) полностью захватить. К началу 2014 года удалось создать дюжину таких БТГ. И восемь из них было брошено против нас в конце августа 2014-го. Все бросить никак не получалось: Россия — большая страна, и у неё много больших проблем. Зато в дальнейшем получалось их использовать на ротационной основе — меняя по одной-две для отдыха и восполнения потерь.

3. Остальная росармия быстро деградировала за счёт выделения всего лучшего во вновь создаваемые элитные части и теперь способна в основном лишь на охрану себя, разнообразных складов, пунктов постоянной дислокации помянутых БТГ и их маршевое пополнение (при условии, что штабная техника не несёт потерь). В общем, обозначить присутствие может, но не более.

4. Проблема с созданием новых российских БТГ была в эксклюзивности поставляемых на их вооружение средств управления, технической разведки, целеуказания, связи и т.п. Практически все значимые комплектующие приходилось закупать на Западе. Кстати, количество БТГ в итоге таки довели до полутора десятков, но тут случилась Сирия и сильно нарастить присутствие боеспособных подразделений в ОРЛО и поблизости не получилось.

5. Так вот. В ходе столь удачной реформы Сердюкова самое «сладкое» из мобзапасов российской сухопутной армии, накопленных преимущественно ещё при СССР, благополучно разворовали. Одно слово — Россия. Был большой скандал. Сердюкова сняли. Его любимую боевую подругу слегка посадили. Но новый министр нападения Шойгу дело предшественника продолжил: создал ещё несколько БТГ, а остатки мобзапасов почти честно распродал — кому нужен этот некомплект, только место на складах занимает.

Сейчас — не тогда

1. Тогда в РФ это почти никого не волновало. Ну нет мобзапасов и нет. К чему они? Против кого мобилизоваться? Для Грузии есть расчудесные БТГ. А больше никто на Россию нападать не станет. Хотя бы потому, что никто не в состоянии Россию оккупировать. Ну, может, кроме Китая. Но с КНР дружба, ага. Впрочем, это отдельная (интересная и довольно большая) тема.

2. И тут случилась война с Украиной, которая неожиданно оказалась заметно крупнее Грузии. И 15, тем более 12, не говоря уже о 8 БТГ, оказалось мало. Ещё и вновь приобретённый Крым надо чем-то держать.

3. Для срочного затыкания стратегических брешей (например, московского направления) уже в 2014-м начали переброску боеспособных (точнее, условно боеспособных, см. п. 2.4) частей с Дальнего Востока. В 2015 году процесс уже распространился на Восточную Сибирь. В 2016-м без военного прикрытия осталась Сибирь Западная, а в 2017-м — Урал. Поскольку Китай ясно дал понять, что в случае мятежа исламистов в Северном Казахстане (это там, где много русскоязычных) впишется за своего союзника (ещё бы, туда столько денег вложено), то выгребали оттуда всё подчистую. И гнали к западным границам РФ — с балтийскими странами, с Беларусью и с нами. В уходящем 2018 году выгребли всё, что восточнее Москвы. Там теперь практически одна Росгвардия, да морячки со стратегической авиацией и ракетчиками. В Пекине не устают радоваться, аж очередную ротацию руководства страны отменили.

4. Собранного было почти достаточно. Но тут концепция изменилась. После Томоса даже кремлёвским аналитикам стало ясно, кто победит на очередных выборах президента Украины. Последняя надежда сырьевой сверхдержавы — взять реванш на выборах в Верховную Раду следующей осенью. Для этого требуется оказать на Украину давление. На море как-то не получается — Запад реагирует необычно резко. А усиливать сухопутную группировку больше нечем. Нужно создавать реально новые части и соединения, а не перетасовывать старые.

5. И тут внезапно оказалось, что создать нечто новое на ровном месте не получается. Именно на такой случай (чтобы место не было совсем уж ровным) и создавали когда-то мобилизационные запасы. А это не только помянутые при описании сердюковских БТГ средства управления, технической разведки, связи и т.д. Это и мобильные госпиталя, и пункты переливания крови, и аптеки с мобильными аквадистилляторами, и передвижные ремонтные мастерские, и полевые кухни, и многое другое. Просто оружия с боеприпасами для создания хотя бы условно боеспособных частей, мягко говоря, недостаточно.

6. Кстати, именно отсутствие мобзапасов (точнее, большинства их критически важных элементов) не позволяет РФ резко нарастить армию даже к концу пятого года войны. А сделать это было бы нетрудно, например, можно увеличить срочную службу с года до двух или хотя бы до полутора. Но без длинного ряда ключевых элементов получится плохо управляемая (это в лучшем случае) толпа, а не боеспособная армия.

"

7. РФ требуется что-то срочно предпринимать в преддверии выборов в ВР Украины. Например, резко нарастить сухопутные войска, не превращая при этом армию в неуправляемую толпу веселящих соседей клоунов. Иначе впереди у России тоннель без единого проблеска света. Такая перспектива даже тамошних патологических оптимистов слегка настораживает. А остальных пугает до дрожи. Эта дрожь земли российской превратила предположительно неразворованные беларуские мобзапасы в центр интересов «русского мира». И понеслось.

Краткосрочные последствия аншлюса

1. В Беларуси появится масса людей, озлобленных на Россию:
– неуспевшие выйти на пенсию;
– уволенные с обанкротившихся предприятий (на них распространятся все санкции, наложенные на Россию);
– уволенные по сокращению или по замещению россиянами чиновники;
– родственники вышеперечисленных иждивенцев.

2. В случае возникновения неких партизан, поддержка местного населения им будет обеспечена.

3. Кто сказал, что партизанить будут именно беларусы?!

Среднесрочные последствия аншлюса

1. Вновь образовавшуюся границу придётся прикрывать войсками, ослабляя другие важные направления (например, московское).

2. Эти войска сразу же окажутся в стратегическом «мешке» с перспективой превращения его в стратегическое окружение.

3. Даже при удачном захвате беларуских мобрезервов, даже при их комплектности, даже при их приличном состоянии — создать новые части и соединения быстро не получится. Одних новых младших офицеров нужно минимум полгода готовить.

4. Придётся россиянам резко улучшать быт старых старших офицеров, а то разбегутся по домам со своими ревматизмами через медкомиссии.

5. Но теоретически к выборам в Верховную Раду можно многое успеть. И попытаться разыграть карту «мир любой ценой, а то сейчас начнётся».

Долгосрочные последствия аншлюса

1. В составе России будет образован новый федеральный округ.

2. Чтобы «оптимизировать» федеральные округа, ну и в целях пропаганды, к Беларускому федеральному округу присоединят Брянскую и Смоленскую области.

3. Когда Россия развалится, не выдержав милитарного напряжения, как когда-то СССР, Беларусь вновь станет независимой.

4. Смоленщина и Брянщина останутся в составе молодой независимой Беларуси.

Какие есть у Бацьки варианты?

1. Фактически предотвратить аннексию своей страны Лукашенко может путём минирования складов с мобзапасами — реальная угроза их уничтожения делает скрипача, то есть Беларусь, не нужной России.

2. Можно ещё эти мобзапасы в РФ вывезти, ну или продать россиянам за недорого (за больше у них просто денег уже нет), если жаба не задавит.

3. Но и такие действия — не окончательное решение проблемы для Лукашенко, так как Россия, получив желаемое (или убедившись в невозможности его получения), прекратит субсидирование беларуской экономики опять же из-за ненужности.

4. Пусть и менее интенсивное, но выкручивание рук россиянами братскому беларускому народу продолжится даже в самом лучшем случае — они не могут иначе.

Итог

1. Беларусь без столь нужных россиянам мобзапасов сухопутной армии — нечто, не симпатичное и никому не нужное. Можно сказать, это как Лукашенко без усов. И потому каких-то резких движений на северной границе Украины опасаться не следует. Разве что слегка.

2. На мой взгляд, наиболее вероятный вариант развития событий — постепенная, то есть всячески затягиваемая, передача беларуских мобзапасов России в обмен на продление субсидирования беларуской экономики, хотя бы на время передачи. А там либо падишах умрёт, либо осёл (то есть российская армия), либо ходжа (в смысле, сам Александр Григорьевич). А мёртвые сраму не имут.

3. К осенним выборам в Верховную Раду россиянам удастся создать ряд новых, условно боеспособных, сухопутных частей. Преимущественно из срочников. Для чего понадобится увеличить срок службы для них с года до полутора (для начала). Пролетевшие с пенсией россияне будут злорадствовать над молодёжью.

4. Новые расходы госбюджета в совокупности с падением цен на углеводороды быстро доконают сырьевую сверхдержаву.

5. Если падения цен не будет и российские углеводороды не вытеснят с европейского рынка (например, введением эмбарго), то агония РФ несколько затянется.

''отсканируй
и помоги редакции