Перейти к основному содержанию

Операция «Декоммунизация»: Мариупольский опыт

Об удивительном процессе декоммунизации в Мариуполе.

Декоммунизация в Украине, и в частности в Мариуполе, началась задолго до принятия соответствующего закона в 2015 году, и даже до того, как развалился СССР.

В Мариуполе этот процесс стартовал в дефицитном 1989 году, когда городу вернули его историческое название. С 1949 года «столица Приазовья» гордо носила имя Жданова — партийного деятеля сталинского периода. Но в перестроечные годы оказалось, что советские граждане имеют не такую уж и короткую память. Вопреки десятилетиям пропагандистско-воспитательной работы Жданову припомнили участие в репрессиях, Голодоморе и другие преступления. Мариупольцы справедливо заключили, что свершения земляка абсолютно не попадают в категорию предметов гордости, и сорокалетний период топонимической загробной жизни Жданова окончился. Позже исконные названия вернули почти всем улицам, существовавшим на городских картах до революции. Номинально переименования носили характер восстановления исторической справедливости. При том, что антикоммунистическая сущность процесса была понятна всем, в целом горожане отнеслись к этим переменам как-то отстранённо. То ли большинству было, в принципе, всё равно, то ли на фоне отсутствия сигарет и колбасы эти мелочи особо никого не тронули.

Тем не менее, главная улица Мариуполя осталась проспектом Ленина ещё на четверть века, хотя и имела старое название. Такой же конфуз случился и с некоторыми другими древними улицами. Но о том, как подружить сии факты с идеей восстановления исторической справедливости, тоже никто голову не ломал. Возникла байка, что во всём виновата машинистка горсовета, запутавшаяся в бумагах. Видимо, это такой народный ремейк эпизода повести Гоголя, где свинья похищает жалобу Ивана Никифоровича. Вместе с «вождём» в мариупольскую «уличную» банду ВКП(б) до 2016 года входили Заворуев, Апатов, Варганов (персонажи местной борьбы за власть советов, чуть уступающие Жданову по популярности и заслугам), Артём, Энгельс, Либкнехт, Урицкий, Менжинский и другие. Также остались звучащие как нумерологические заклинания названия «50 лет СССР», «60 лет Октября» и ещё многое в этом духе. О сносе памятников вождям пролетариата всерьёз вообще никто не говорил. Первая волна декоммунизиции в Мариуполе носила фрагментарный и непоследовательный характер, скрываясь за исторической ширмой и избегая острых углов, за которые любят цепляться языками всякие парторги.

В 2015 году началась стихийная волна декоммунизации, вызванная вооружённой агрессией со стороны России — прямой наследницы коммунистических догматов. Ко многим гражданам, и даже депутатам (!), пришло понимание, что компромиссное отношение к символике советского государства недопустимо и даже опасно. Очень жаль, что для этого должна была начаться война. Западная Украина снесла все артефакты советского строя ещё в начале 1990-х, собственно, в тот же период, когда в Мариуполе проходила первая волна переименований. Но в отличие от «схидняков», «западенцы» свою работу сразу сделали до конца. Разница в том, что восток и запад вкладывал в процесс разное понятийное содержание. Там это изначально была борьба с символикой враждебного государства. Ой! Это что получается… они могут смотреть в завтрашний день?

Теперь декоммунизацию подкрепили законодательными актами, обязательными для выполнения. Но недоразвитость гражданского самосознания осталась, и это обстоятельство по-прежнему мешает завершить процесс. Всем запомнилась блестящая комбинация, когда город Красный Лиман хотели переименовать в… Красный Лиман. В смысле «прекрасный». Не удалось, покраснение сошло — и город стал называться просто Лиманом. Об истории как будто забыли, но не в Мариуполе. Тут опыт успешно переняли и применяют. Металлургический комбинат имени Ильича переименовали… в Металлургический комбинат имени Ильича. Владимира Ленина коварно подсидел Зот Некрасов. К мариупольскому заводу оба деятеля прямого отношения не имели, но второй всё же являлся металлургом. Слава Google, а то пришлось бы называть в честь Чайковского.

Второй интересный пример переобувания в воздухе — памятник у бывшего кинотеатра «Комсомолец». Активисты сайта stopsovok.info в 2018 году обратились в горсовет за разъяснением по поводу Монумента комсомольской славы, и тут оказалось, что уже два года памятник посвящён «мужеству и стойкости молодёжи», поэтому под действие закона не попадает.

""

Закон написан на бумаге, и его исполнение тоже часто происходит только в плоскости бумажного листа. Вот только на менталитет людей бумажки повлиять не могут, это понимают явно не все. Переименовали улицу Варганова в Соборную, но мемориальную табличку в честь установителя советской власти оставили.

"

Нерушимо стоит обелиск в честь Петровского. Звёзд, серпов и молотков по Мариуполю можно насобирать достаточно.

«Но мы ведь всегда были частью России!» — услышал я однажды отрывок разговора двух перевозбуждённых прохожих. «Всегда» — понятие для каждого разное, и чаще всего этот отрезок равняется собственной сознательной жизни. Что такое современная Россия? Это Ленин в Мавзолее и советский государственный гимн. Советская эпоха, как тело Ильича, в буквальном смысле не может переместиться из современности в историю. Многотонные обелиски вождей, словно донные якоря, приковывают к себе людей. Советская мифология продолжает существовать, вскармливая реваншистов на желудочно-кишечных мотивах о колбасе и трёхкопеечных булочках. Молот идеологии намертво вколачивает любое гипотетическое будущее в илистый грунт подготовленного прошлого.

Одна из самых главных битв современности идёт за человеческое сознание. Военный конфликт происходит из конфликта мировоззрений, подкреплённого приверженностью масс. И виртуальная борьба на ментальном уровне становится не менее важной, так как может сберечь жизни реальных украинцев, сражающихся с ордой на фронте.

''отсканируй
и помоги редакции

'''