Перейти к основному содержанию

Отрубить одну голову

А у нас здесь развёрнутый ответ на вопрос: а что если убить главного злодея? Сработает ли?

Можно ли остановить ад (в смысле войну), убив одного, самого главного злодея?

«Командующий не имеет права умирать» (с)

План всей операции у командующего в голове, а остальные, даже ближайшие помощники, знают лишь детали в части, касающейся их: вражеская разведка не спит, а даже если задремлет вполглаза – всё равно остаётся вероятность предательства среди своих. И не важно, по каким мотивам. Гибель командующего означает гибель плана, находящегося у него в голове.

Если на место погибшего встанет его ближайший заместитель, ему понадобиться время, чтобы восстановить общий план, опросив остальных замов. И не факт, что первому заму известны все замы: частью спецопераций может руководить незасвеченный человек. И даже искреннее сотрудничество абсолютно всех замов не даёт полной гарантии восстановления первоначального плана: у командующего могли быть идеи, которыми он вообще ни с кем не делился, или личные агенты, связь с которыми потеряна вместе с командующим. Поэтому даже первый заместитель командующего (а не первый тем более) обычно не решается восстанавливать в полном объёме первоначальный план, а начинает импровизировать.

Если гибель командующего не случайность, то противник резко переходит к активным действиям – и вдумчивая импровизация не получается: инициатива потеряна, руководство растеряно, войска деморализованы – самое время для паники и организованного отхода на заранее подготовленные позиции налегке, без политкорректности именуемого бегством.

Тогда – не сейчас

Так было когда-то. Примерно до XVII века. И даже позже случались рецидивы, если командующий был гением, противостоящим изрядно превосходящему противнику, но ведомому посредственностями. Ну, или если командующий был харизматичным лидером, за которым массы шли в огонь и воду, а без него резко вспоминали о чувстве самосохранения. Но прогресс шёл вперёд неумолимо, цивилизация развивалась, и обрели весомость как минимум два нюанса – школа (научная, литературная, философская, инженерная и другие, в том числе военная) и бюрократия.

1. В рамках одной и той же военной школы (в смысле стиля, а не здания) все более-менее подготовленные офицеры обучены действовать примерно одинаково. И потому гибель одного из них, даже командующего, редко влечёт за собой катастрофу для части или всей армии. На его место тут же встанет другой, примерно такой же, и быстро восстановит имеющиеся планы по частям, легко заполнив лакуны, если те вдруг объявятся.

2. Военная бюрократия долго отставала от гражданской, но в конце концов своё взяла: то же легендарное британское Адмиралтейство вышло на пик численности и финансирования после списания всех авианосцев, в том числе лёгких, то есть, по сути, этот монстр до недавнего времени руководил силами, ранее считавшимися вспомогательными. Да и сейчас американский флот их считает таковыми. Военная бюрократия изо всех сил следит за тем, чтобы командующий и его замы документировали всё. А сил нынешним бюрократам не занимать.

«Шоу должно продолжаться» (с)

Ад, в смысле серьёзная война, – дело затратное. А когда одни тратятся, другие зарабатывают. И потому, когда ад уже разверзся, слишком многие оказываются «в теме» и получают с него свой гешефт. Следовательно, попытки «вернуть всё взад» по смехотворному поводу, вроде гибели легко заменимого командующего, встретятся с многочисленными и убедительными требованиями продолжения банкета. Иными словами, для того чтобы остановить уже разверзшийся ад, гибели командующего (каким бы злодеем он ни был) не достаточно. Потребуется нечто большее. Например, уверенность заинтересованных лиц, что прибыли больше не будет и пора фиксировать убытки. Ну, и возможность эти убытки зафиксировать, иначе агония затянется.

Сохранение лица или хотя бы передней части головы

Кстати, о возможности зафиксировать убытки. Противника сейчас стараются демонизировать только в двух случаях: если абсолютно уверены в победе над врагом, сражающимся до конца, или же в своём поражении, но хочется надышаться перед смертью. Что же делать, если для обустройства ада нужны крупные незарезервированные суммы, то есть нужна поддержка хоть сколь-нибудь широкой общественности (налогоплательщиков или олигархов)? Опытным путём установлено, что демонизировать нужно именно командующего противника, всячески изображая его злодеем. Благо, ничего выдумывать обычно не нужно. А слабо замазанных соратников, тем более рядовой состав и особенно гражданских, чаще выгоднее обзывать жертвами злодейских манипуляций, так как бороться с энтузиазмом масс довольно затратно. Вышеизложенное имеет ряд следствий:

1. Население вражеской страны после 1945 года демонизируют только лузеры, а предавших злодея сподвижников щадят и даже неплохо впоследствии пристраивают – пример остальным, да и от пристраивающихся самостоятельно вреда заметно больше. Случающиеся недоработки вышеизложенное правило ярко подтверждают: например, неприкаянные суннитские офицеры Саддама нашли финансирование и организовали ИГИЛ.

2. Именно поэтому сейчас наши западные союзники демонизируют Путина с его ближайшим окружением, но не более.

3. Именно поэтому нынешнее руководство Украины не поощряет инициативы по демонизации россиян, уделяя максимум внимания снижению товарооборота с РФ, а российские телепередачи и прочую пропаганду душит вполсилы, чуть ли не по остаточному принципу:
а) вражеская пропаганда, тем более пропаганда топорная с минимумом креатива, не опасна без реальных успехов на фронте, а их у РФ со времён Дебальцево (если считать Дебальцево российским успехом) нет;
б) при сокращающемся, но всё ещё серьёзном товарообороте с Россией проблемы их экономики становятся и нашими проблемами.

4. Российское руководство всегда сразу начинает демонизацию руководства и населения (!) страны, назначенной противником (Молдовы, Грузии, Украины, неасадовской Сирии), и потому состоит из лузеров, обречённых на поражение даже в самых благоприятных для себя обстоятельствах.

5. Когда обстоятельства станут для лузеров-путинистов неблагоприятными, их разгром наступит быстро и неотвратимо.

Промежуточный вывод

В современных условиях убийство злодея может остановить уже разверзшийся ад только при наличии реальных предпосылок остановить ад и без убийства оного. И потому достаточно долго убить злодея даже не пытаются – на его место встанет другой. А когда соратникам злодея уже всё ясно, убивать его без показательного суда чаще всего не обязательно: как правило, всё ясно им становится, когда уже всё рушится. Так что бывает по-разному: Милошевич с Саддамом до суда дожили, а Каддафи – нет.

Небольшое уточнение

С уже разверзшимся адом, надеюсь, всё понятно. Но как быть с адом, только собирающимся разверзнуться? А вот тут старое правило «командующий не имеет права умирать» по-прежнему работает. Пока смелые планы в процессе проработки, о них известно лишь узкому кругу лиц, да и то фрагментарно. Примитивный превентивный удар в такой ситуации способен решить все намечающиеся проблемы. Проблема в том, что планов громадьё зачастую готовят впрок на всякий случай, предполагая случаи самые разные. Поэтому уловить подходящий момент сложно, а если удаётся, то славы убийство злодея никому не приносит, только проблемы. И потому своевременное убийство злодея обычно маскируют под несчастный случай. Или под счастливый случай – как посмотреть. Именно так было, когда убили Сталина, предотвратив тем самым тщательно готовившуюся им Третью мировую войну. Из чего следует:

1. Убивают злодея обычно его ближайшие сподвижники, догадавшиеся о масштабах грядущего злодейства и от догадки своей обгадившиеся.

2. Злодей, если нюх не потерял, держит подле себя людей бесхитростных, недогадливых и с минимумом воображения.

3. Качество планирования ада обычно аховое – кадры решают всё, а кадры те ещё (см. предыдущий пункт).

4. Проблемы качества планирования злодеи пытаются компенсировать экстенсивным способом – планируют упорно и потому долго.

5. Разверзнуть ад способен лишь злодей со стажем, и потому опасны во власти лишь злодеи-долгожители.

6. Вышеизложенное походя объясняет необходимость сменяемости власти, демократических процедур или (и) ограничения в два срока для президента с большими полномочиями.

7. Даже тщательно спланированный ад разверзается сикось-накось из-за кадрового голода, что, впрочем, не делает его менее адским для тех, кто попал в жернова.

Выводы окончательные

1. Остановить разверзшийся ад убийством одного злодея можно лишь тогда, когда ад уже и так начал останавливаться.

2. Но можно предотвратить грядущий ад, убив одного злодея, который руководит подготовкой ада.

3. При этом убивать злодея вовсе не обязательно, если его можно отстранить от власти, например, не переизбрав.

P.S. Вовремя отстранённые от власти (и потому не казнённые) злодеи сходят с ума от невозможности творить злодейство. Так что если увидите свихнувшегося оппозиционера, ранее побывавшего на вершине власти, знайте, это не состоявшийся злодей.

''отсканируй
и помоги редакции