Перейти к основному содержанию

Памяти Чика Кориа

Да здравствует король!

В сегодняшней статье не будет чего-то особенного, необычного. Это своего рода дань памяти великого музыканта. Я не самый большой поклонник джазового фьюжна, да и клавишного джаза в целом, но пройти мимо фигуры такого масштаба, как Чик Кориа, просто невозможно. Архитектор джаз-рок-фьюжн-бума 1970-х годов, который более полувека был одним из ведущих джазовых пианистов, умер от рака в прошлый вторник в своём доме в Тампе, штат Флорида. Ему было 79 лет.

Самой известной группой Кориа была Return to Forever, коллектив с меняющимся составом, который подтолкнул жанр фьюжн к более тесному контакту с бразильскими, испанскими и другими культурами. Это была его палитра, на которой он мог экспериментировать с новыми технологическими решениями, не ограничивая себя ни в чём. Но на протяжении всей карьеры он никогда не отказывался от своей первой любви — акустического пианино. Ряд его композиций, в том числе «Spain», «500 Miles High» и «Тones for Joan’s Bones», стали джазовыми стандартами.

К концу 1960-х тогда молодой Кориа уже зарекомендовал себя в джазовом мире как авторитет, с которым нужно считаться. Он выступал и записывался с такими монстрами, как Диззи Гиллеспи, Стен Гетц, Монго Сантамария и Сара Воган. Его первые два альбома, «Tones for Joan's Bones» (1966) и «Now He Sings, Now He Sobs» (1968), получили восторженные отзывы у критиков. Логично, что оба они сейчас считаются классическими.

Но именно игра в ансамблях Майлза Дэвиса поставила Кориа на путь, который в наибольшей степени определил его роль в джазе. Он играл на электрическом пианино в альбомах Дэвиса «In a Silent Way» (1969) и «Bitches Brew» (1970), которые можно считать предвестниками «эпохи фьюжн».

Вскоре после ухода из группы Дэвиса он основал проект Return to Forever и большую часть 1970-х провёл, гастролируя и записываясь с группой, которая стала одним из самых популярных инструментальных ансамблей своего времени.

Анализируя выступление в Blue Note в Нью-Йорке в 2006 году, критик Нейт Чинен обратил внимание, что манера исполнения Кориа — это то самое новаторское звучание, которое он отточил с помощью Return to Forever ещё три десятилетия назад. Ко времени того шоу в Blue Note период жизни Кориа можно было охарактеризовать как «период счастливых воспоминаний», полный концертов воссоединения и ретроспективных проектов.

Но, в отличие от многих ветеранов музыкального фронта своего возраста, он продолжал развиваться и искать новые решения. В 2013 году, например, он выпустил два альбома, представляющих новые группы: «The Vigil» с электрифицированным квинтетом молодых музыкантов и «Trilogy», альбом акустического трио, на котором к нему присоединились басист Кристиан Макбрайд и барабанщик Брайан Блейд.

У него был плотный гастрольный график вплоть до конца 70-х, и его выступления в Blue Note, в частности, часто сочетали как воссоединения с давними партнёрами, так и сотрудничество с более молодыми аккомпаниаторами, смешивая ностальгию с желанием двигаться вперёд. Эти выступления часто попадали в альбомы, в том числе «Музыкант» (2017), сборник из трёх дисков, составленный из отрывков его почти что каждодневных выступлений в клубе Blue Note в 2011 году, когда он отмечал своё 70-летие в компании таких знаменитостей, как пианист Херби Хэнкок, басист и соучредитель Return to Forever Стэнли Кларк и вокалист Бобби Макферрин.

К концу своей карьеры Кориа записал около 90 альбомов и получил 23 Грэмми. Больше, чем он, не получал ни один другой музыкант. В 2006 году он был удостоен звания «мастера джаза» Национального фонда искусств — высшей награды, доступной американскому джазовому музыканту.

 
 

Хотя он стал символом движения фьюжн, Кориа никогда не уделял особого внимания тому, к какому стилю можно отнести его музыку. «СМИ наиболее заинтересованы в классификации музыки, — говорил он в одном из своих интервью в 1983 году, — СМИ и бизнесмены, которые, в конце концов, кровно заинтересованы… Если критики спросят музыкантов об их взглядах на происходящее, вы обнаружите, что всегда имеет место своего рода фьюжн. Всё это означает лишь постоянное развитие — постоянное слияние различных потоков».

Первый брак Кориа закончился разводом. Он познакомился с Гейл Моран, которая стала его второй женой, в 1970-х, когда он играл в Return to Forever, а она была певицей и клавишницей в Mahavishnu Orchestra, ещё одной популярной фьюжн-группе. В начале 1970-х годов Кориа обратился в саентологию, и с тех пор много кто говорил о том, что его религиозные взгляды во многом влияли на его музыку, включая его работу с Return to Forever.

Армандо Энтони Кориа родился 12 июня 1941 года в Челси, штат Массачусетс, недалеко от Бостона. Его отец, которого также звали Армандо Кориа, был трубачом и руководителем оркестра в Бостоне, а его мать, Анна Кориа, была домохозяйкой. Он начал заниматься фортепиано, когда ему было 4 года. Прозвище своё он получил от тёти, которая часто щипала его большие щёки и называла его «нахалом», «чико». Он переехал в Нью-Йорк, чтобы учиться в Колумбийском университете, но учёба продлилась всего несколько месяцев. Он предпочел учёбе музыку.

В 1968 году он стал играть на фортепиано во влиятельном квинтете Майлза Дэвиса. Вскоре он принял участие в записи заключительных треков для «Filles de Kilimanjaro», первого альбома Дэвиса с электрическим пианино. Кориа основал Return to Forever в 1971 году вместе с саксофонистом Кларком, флейтистом Джо Фарреллом, перкуссионистом Аирто Морейрой и вокалисткой Флорой Пурим. В следующем году группа выпустила свой дебютный альбом с бразильским оттенком, названный просто «Return to Forever», на лейбле ECM.

Помимо этого в 1972 году Кориа впервые объединился с вибрафонистом Гэри Бертоном для записи ещё одного альбома для того же лейбла, «Crystal Silence». Критики говорили о том, что эти два альбома дают представление о том, кто такой этот Чик Кориа — «иногда безмятежный и задумчивый, иногда пикантный и драйвовый».

«Мы сделали эту запись за три часа; каждый трек, кроме одного, писался одним дублем», — сказал Бертон в интервью, вспоминая сессии «Crystal Silence». Они записали семь дуэтных альбомов и продолжали выступать вместе вплоть до недавнего времени.

«Я всё время думал: «Конечно, в какой-то момент у нас закончится запал», — сказал Бертон. — Но этого так и не произошло. Даже в старости мы всё равно выходили со сцены возбуждёнными и взволнованными тем, что мы делали».

В «Return to Forever» часто менялись составы, но наиболее устойчивым составом был Кориа, Кларк, гитарист Эл Ди Меола и барабанщик Ленни Уайт. Эта итерация квартета выпустила серию популярных альбомов — «Where Have I Known You Before» (1974), «No Mystery» (1975) и «Romantic Warrior» (1976) — которые отличались ярким звучанием, с явной примесью хард-рока. Что интересно, каждый из них попал в топ-40 альбомов чарта Billboard.

Не коллаборациями едиными, как говорится. Помимо этого Кориа выпустил ряд сольных фьюжн-альбомов, в том числе «My Spanish Heart» (1976) и ряд записей с Elektric Band и Akoustic Band. Позже в своей карьере он также глубоко погрузился в западную классическую традицию, записав произведения канонических композиторов, таких как Моцарт и Шопен, и сочинил целый концерт для классического оркестра.

«Его универсальность не имеет себе равных, когда дело касается джазового мира, — говорил Бертон. — Он играл во многих стилях, в разных условиях и в коллаборациях».

В 1997 году, выступая с приветственной речью в музыкальном колледже Беркли, Кориа посоветовал выпускникам приложить все усилия для того, чтобы найти свой собственный путь. «Это нормально быть собой, — сказал он. — На самом деле, чем больше ты сам, тем больше денег зарабатываешь».

Рубрика "Гринлайт" наполняется материалами внештатных авторов. Редакция может не разделять мнение автора.

У самурая нет цели, есть только путь. Мы боремся за объективную информацию.
Поддержите? Кнопки под статьей.

''отсканируй
и помоги редакции

Become a Patron!