Перейти к основному содержанию

Панель напекло

Там в каментах мелькали особо скучающие по форматом "Швец-Подтуркин". Ребят, ваш день. От угля к Солнцу.

Дмитрий Подтуркин, Антон Швец

Снова на страницах ПиМ совместная работа давних соавторов. Только теперь это не редакционная аналитика и не отдельная статья, это такая большая подводка к гринлайту.

Бешеный советский пёс собирался загрызть целый земной шарик. И советский зверь (первую половину своей жизни) к этому готовился, а не щекотал пятки мировому капиталу, в отличие от современного поголовья кремлевских крыс. В рамках этой подготовки возникла как украинская тяжёлая промышленность и машиностроение, так и украинская энергосистема, основной задачей которой было обеспечивать украинский тяжпром и ВПК.

Особенность советской индустриализации заключалась не только в том, что она была чудовищно огромной. Особенностью советской индустриализации было то, что она была направлена не на улучшение жизни жителей совка, а на постройку средств производства (миллионы станков говённого качества) и вооружений. Ну, вы поняли. Построить завод, чтобы он строил другие заводы, те будут строить электростанции и ещё заводы, и по итогу вся эта роскошь будет клепать танки, снаряды, самолёты и зарывать в землю ядерные ракеты.

А потом «падает, падает ядерный фугас». Хотя падать начал фьючерс на нефть и тут всё и заверте…

Но вернёмся к индустриализации.

Наилучшим примером советского подхода является объект, который все знают под названием Чернобыль-2, хотя так его называть неправильно. Правильно называть объект «Дуга-1». Он же 5Н32. Он же Russian Woodpecker (сиречь Русский Дятел) «по классификации НАТО», назван так за характерный звук работы в эфире. Подрастающее поколение благодаря стараниям Григоровича знает его как «Выжигатель», хотя в Сталкере показана лишь часть установки.

«Дуга-1» — это советская загоризонтная радиолокационная станция для системы раннего обнаружения пусков межконтинентальных баллистических ракет. Очень нужная в условиях холодной войны вещь, хорошо прогревает атмосферу и неплохо проветривает бюджет.

Собственно в Чернобыле-2 был только приемник. А сам излучатель находился в 60 километрах в городе Любеч. Рядом еще находилась станция возвратно-наклонного зондирования ионосферы «Круг». Общее энергопотребление всей системы, как и ее линейные размеры, доподлинно неизвестны, но такое число радаров с ФАР и циклопические размеры конструкций позволяют говорить о том, что весь комплекс потреблял никак не меньше 15 мегаватт.

15 мегаватт в никуда, просто в разогрев атмосферы. Конструкция настолько огромна и отлита из каких-то таких матерых сталей, что ее до сих пор не могут разобрать вездесущие охотники за металлом в Зоне Отчуждения.

Duga_radar

Объект совершенно неслучайно находился рядом с ЧАЭС. Тестовая система, которая отрабатывала технологии, использованные позже в «Дуге-2», называлась «Дуга-Н» и была расположена рядом с городом Николаевом. Точнее неподалеку от Южноукраинской АЭС в Николаевской области. Какое совпадение.

Суть советской системы энергосистемы, как вы уже поняли, в больших точечных источниках потребления.

И речь не только о военных объектах, точнее, не о военных объектах в современном понимании.

Для советского зверя индустриализация и была милитаризацией. Завод или электростанция и были военными объектами с особым режимом.

Как уже было сказано, советский зверь готовился грызть весь мир, и потому советская промышленность готовилась производить и производила десятки тысяч танков и бронемашин, миллионы погонных километров рельс, тысячи погонных километров трубопроводов, миллионы тонн сырья для десятков заводов по производству патронов и снарядов и так далее и тому подобное.

Алюминий для бомбардировщиков, транспортников и истребителей. А для алюминия бокситы.

Броневые стали. А для них прокат миллионами тонн и легирующие добавки.

Руда для металлов, а для обогащения руды ГОКи, по карьерам которых можно изучать геологию планеты Земля.

Сотни точечных потребителей колоссальных объемов электрической энергии. И большая часть этих потребителей еще и сгруппирована. Вот Донбасс. А вот Кривой Рог. А вот Днепродым. А вот Запорожье. А вот Запорожская АЭС, а через забор от нее Запорожская ТЭС. На самом деле через забор, мы не шутим. Базовая генерация для нужд сотен заводов и маневровая для населения. Миллионы рабочих рук щёлкнут выключателем через час после заводского гудка — тут без мощностей для покрытия пиков не обойтись.

Кроме того, все эти точечные потребители были заняты в основном лишь созданием таких же точечных потребителей. И советские жилые районы начали усиленно потреблять электроэнергию в основном после развала совка. Вспомните, на сколько ампер были советские пробки на входе в квартиру. И посмотрите, что стоит у вас сейчас. Мало у кого сейчас пробки меньше 16 ампер. А когда ставишь 32, начинает гореть проводка или вход на подъезд, потому что не один ты такой умный тут живёшь.

А потом советский индустриальный монстр после развала совка начал хиреть и растаскиваться по частям. Останавливались заводы, обрывались линии и цепочки, снижался объём добычи и выпуск готовой продукции. Закрывались объекты типа «Дуги-1» и все прочие реликты Холодной войны.

И география потребления начала неуловимо меняться. И чем дальше, тем сильнее она будет меняться.

Как видим, проблема украинской энергосистемы в том, что она создавалась для совершенно другой страны. Для страны, которая рассказывает, что строит рай на Земле, а на деле строит авианосные крейсеры, самолеты к ним, ракеты-носители для ядерных и термоядерных бомб, танки тысячами и прочий смертоносный металлолом в количестве, заведомо избыточном для любой обороны. Мы не зря постоянно говорим о танках. Наша энергосистема — дитя танка. Советский Союз, например, на конец 1970-х годов имел на боевом дежурстве 8 танковых армий(!) в составе которых было 68 тысяч танков (!!!). Это больше, чем у всех союзников и противников вместе взятых, включая США. Это просто горы броневых сталей и меди. А к ним горы снарядов для их пушек. А ведь и отлить пушку не так просто, Ирак, например, хотел сам производить Т-72, но пушки нормально производить так и не научился.

БМП-1 было произведено более 20000 штук. В год СССР ставил на вооружение по 500-600 самолетов. При этом аварийность тоже была огромной — до 150 штук в год. Все это Союз щедро рассыпал союзникам и всяким народным республикам.

И все это строилось в то самое время, пока миллионы сограждан не имели тёплого туалета в доме или колбасы в магазинах.

Очевидно, что современная Украина не хочет быть страной, которая отправляет своих сыновей десятками тысяч убивать и умирать в библейские пески на противоположном конце планеты.

Но энергосистеме на это плевать.

Энергосистема — это кровеносная система советского монстра, источник жизни реликта индустриальной эпохи.

При этом хотелось бы заметить, что редакция — это не какие-то там эльфы из Валинора, которые хотят жить в лесостепной пасторали. Редакция совсем не находится в плену иллюзий, что индустриализация — это отстало или плохо. И никто тут не говорит, что энергосистема, которая у нас есть, должна быть «декоммунизирована», в смысле уничтожена, во имя новой Украины и инновационного развития. Никто не предлагает превратиться в агропромышленную страну во славу экологии и прочих зеленых технологий. И развитие, и зеленые технологии нужны, и они не противоречат индустриализации. Опыт Германии более чем показателен.

Во-первых, развитый АПК ничуть не меньше бьет по экологии, чем нормальная индустрия. А иногда и больше. Во-вторых, любое развитие всегда происходит на каком-то базисе — и это должны быть базис индустриальный и базис энергетический, причем второй создается на загривке первого. Деиндустриализация и уж тем более распад единой энергосистемы нашего государства — это плохо. Редакции бы очень хотелось сохранить и развить как энергосистему, так и индустриальный комплекс Украины.

Но тираннозавр при смерти вне зависимости от наших желаний. Когда нас начала жрать Россия и когда нам понадобились и танки, и снаряды, и ракеты к «Градам», и авиационные двигатели, оказалось, что слишком многое уже утеряно. Что мы можем в мелкосерийное производство, но не более. Индустрия почти мертва. Мы еще можем гнать ЖРС, но даже серией лить башни на танки для нас может оказаться непосильной задачей. «Стугны» собираются вручную, а открытие патронного или снарядного завода — это проблема века. Потеряны кадры, потеряны технологии, потеряно время, а вкладывать инвестиции в убитые промплощадки — дело не очень интересное для мира.

Наша энергосистема не плохая. Наша энергосистема не хорошая. Нашу энергосистему, конечно, вообще было бы неплохо сохранить. Но она умирает по мере того как умирает промышленность, для которой она была создана. Энергосистема умирает, потому что она создана не для того, чтобы мирно светить в ваших домах и заряжать смартфоны с Теслами. Энергосистема умирает потому, что момент для перепрофилирования промышленности и, как следствие, энергосистемы упущен.

Ну а теперь перейдём от общих слов к делам нашим скорбным.

Ошибочно предположение о том, что победить Ахметова можно, исправив ставки в «Роттердам+». Исправлять ставки, конечно, нужно, и о проблемах ценообразования на энергорынке мы писали еще до того, как схема с углем приняла «голландское» обличье. Аналогично и то, что исправив тарифный справочник Укрзализныци, металлургической монополии Ахметова не разрушить. Хотя править тарифный справочник УЗ, опять-таки, нужно, и об этом мы писали еще до восшествия поляков на Железнодорожный трон.

Мы бы могли назвать еще пару-тройку действующих или десяток перспективных схем, которые будут реализованы взамен одной исправленной. И победа над каждым из этих отростков рыжего Кощея будет полезной, но к победе окончательной не приведет.

Потому что смерть Кощея в энергетическом яйце, а яйцо в индустриальном тираннозавре советских времен. Тираннозавр, как уже было сказано, уже давным-давно не тот, но яйцо у него отобрать посложнее, чем у утки.

Отсюда и все проблемы.

Например, производить модернизацию частных мощностей (или перепрофилирование под другой тип сырья), если этой модернизации не хочет владелец самих мощностей — не самая простая задача. А точнее вообще нереальная задача, даже есть деньги и желание. Владелец может вас технично начать растягивать еще на этапе проекта, а уж установка и пусконаладка превратятся в ад, если вы вообще дойдете до этого этапа.

Однако, как уже было сказано, тираннозавр загибается без мировых войн.

И по мере прогресса паралича у индустриального тираннозавра к кощеевому яйцу украинской энергосистемы все ближе подкрадывается теплокровное и юркое пушное млекопитающее.

Износ основных фондов электрогенерирующих мощностей и нежелание инвестировать в создание новых или реновацию старых энергетических объектов (и почти аналогичная ситуация в крупной индустрии) все равно приведет к ситуации, когда энергогенерирующие мощности потребуют коренной модернизации. Нам все равно придется закрывать старые ТЭС, а в перспективе и АЭС. И нам придется строить новые электростанции для замещения выпадающих мощностей. Это проблема ближайших 15 лет.

И вот тут самое время вспомнить, что мир поменялся. Самое время перестать лепить новую энергосистему по лекалам индустриального тираннозавра, раз уж его оскал нам так дорого стоит и при этом совершенно не отпугивает врагов. Нам нужно поменять саму структуру генерирующих мощностей (по типу, по мощности, по виду топлива) и географию их расположения. Опять же, это нужно сделать не потому, что Ахметов, сталинская индустриализация, чадящие заводы и всякое такое. А потому что это будет выгодно.

Думается, именно сейчас и настало время говорить об этом серьёзно.

Жити по-новому всё равно придется. Не мытьём, так катаньем. Приходит час жёсткого и расчётливого прагматизма — слишком многие поняли, что Украине и украинцам придется бежать марафон, выигрывая по полшага на каждом километре. Наши европейские партнеры оказались рыхловаты, у США хватает своих проблем и стратегий. Никто так и не устроил Кремлю нефтяное эмбарго и не отключил от SWIFT, Путину хватило мозгов не поставить Глазьева на управление экономикой, а Стрелкова — главнокомандующим ВС РФ. Никто не знает, что будет в будущем, но давайте будем исходить из самых плохих предположений. Плана Маршалла для нас не будет.

В негативном варианте всем понятно, что линия разделения — это надолго (если не произойдёт какого-нибудь чуда в любую из сторон). Становится понятно, что промышленность и генерирующие мощности, находящиеся на оккупированной территории, для нас доступны теперь не более, чем метановые океаны Титана. Выпадение целых кусков производственных цепочек является весьма ощутимым ударом для всех промышленных игроков Украины. У украинского индустриального тираннозавра другой тираннозавр ногу отгрыз, а это обычно весьма негативно сказывается на жизнедеятельности. Вся инфраструктура, завязанная на металлургическую отрасль и истощённая двумя десятилетиями хищнической эксплуатации, конечно, не посыплется в один момент. Но могут закрываться целые ветви вертикально интегрированных холдингов и отдельные мощные предприятия.

Это очень важный момент.

Потому что умрут многие точечные источники потребления.

А сотни тысяч людей по-прежнему будут щёлкать выключателем, ставить на зарядку электромобиль и смартфон, включать электрочайник и печь.

И вот тут открывается задел для борьбы.

Речь сейчас не о том, чтобы выключить лампочку. Это полезно, но поможет ничуть не больше, чем перекрытие конфорки на газовой печи поможет победить Фирташа. И переход с электрочайника на газовый лишь заставить потирать ручки Миллера и Фирташа, а не Ахметова, а ведь цель как бы не в этом, да?

Газ тоже, кстати, важный момент.

Каждую секунду география напоминает нам, что мы самая большая страна в Европе и о том, что наше потребление теперь размазано тонким слоем по сотням квадратных километров. Уже очевидно, что фокус реновации украинской энергосистемы нужно делать на малую и среднюю генерацию.

Да, мы не покупаем газ у Газпрома напрямую, что позволило нам сбить цену для нас до рыночного уровня. Это экономит нам миллиарды долларов, и это очень хорошо. Но физически это всё тот же российский газ, всё те же объёмы экспорта от Газпрома. И так будет ещё долго, пока до европейского потребителя не доберётся в достаточном количестве газ из Катара и США. А ситуация в Сирии и стоимость LNG-терминалов как бы не позволяет предположить, что это произойдёт скоро.

Отвязка от газовой российского иглы произойдёт только в результате сокращения потребления газа.

А где самая критическая точка в использовании газа, кроме использования в качестве химического сырья (но это проблема Фирташа, и, судя по развитию событий с его экстрадицией в США, не наибольшая из его проблем)? Для остальных граждан нашей страны основная точка потребления российского газа — использование его в качестве топлива в системах теплоэнергоснабжения коммунального и муниципального сектора. Пример Киева, где из всех ТЭЦ только Дарницкая может работать на угле, а остальные ТЭЦ и котельные — газовые, более чем показателен. Это типичная для Украины ситуация.

При этом здесь газ заместить вообще нечем. Экология не позволит использовать уголь в качестве топлива муниципальных котельных, а технологические особенности организации сжигания биотоплива (необходимость наличия складских запасов пожароопасного топлива) также не позволяют его использовать в плотной застройке.

И даже наоборот. Модернизация теплоэнергообъектов с разукрупнением теплогенерации (замена квартальных котельных накрышными и придомовыми) только увеличивает газовую зависимость коммунальщиков.

В следующем году в платёжках мы увидим новые цифры, и эти цифры будут ещё больше прошлых. Потому что уже понятно, что нефть будет летать в коридоре 40-60, а мы пока проскочили зиму с лагом прошлых низких цен на 9 месяцев и полгода.

Что там ещё?

Биотопливо?

Ну тут сразу две проблемы. Невозможность использования биотоплива в плотной городской застройке и трудность развития топливной базы. Что значит второй пункт? Вот Восточная Европа, отрываясь от российского газа после развала совка, начала массово переходить на использование в отоплении отходов леса и сельского хозяйства. Теперь лес и дрова в Европе в дефиците, а проплешины в Карпатах скоро будут видны с Плутона.

Европе не хватает своего леса, приходится забирать у соседей. Причем проблема стоит так остро, что ЕС дико давит на Украину для отмены моратория на экспорт леса, несмотря на политическую неоднозначность такого давления.

Что нам остаётся? Переработка мусора? Ну-ну. Мы поглядим, как вы запустите переработку мусора — каждый мэр каждого городка в этой стране, который пилит бензин с коммунальщиками на пару, будет вашим личным врагом.

Наша альтернатива — это Солнце. Абсолютно и тотально для нас безальтернативное. Бесплатное. Солнце равномерно доступно всем и каждому.

Сейчас солнечная генерация переживает настоящий бум.

У солнечной энергетики много плюсов. В ней (в самом простом варианте) вообще нет никаких механических частей — тут ничего не вращается, не ходит, не горит, не течет. Просто жесткая панель, стекло раз в недельку протёр — и вперёд. Хотите в пару раз выше эффективность? Одна степень свободы в плюс, шарнир и электродвигатель, которые проработают больше 10 лет. Для наших широт больше и не надо.

Китайцы уронили как стоимость самой панели, так и стоимость её установки и подключения. Теперь киловатт под ключ — это тысяча долларов. Сравнимо с любыми другими видами генерации.

Панель можно поставить куда угодно. На крышу, на солнечный склон, на промышленные здания, на коттедж, на болотистые или любые другие неподходящие для земледелия площади.

У нас огромный потенциал для развития солнечной энергетики. Скажете, что много пасмурных дней и не самый жаркий климат? Так жаркий климат вреден. Рост температуры солнечного элемента всегда негативно сказывается на его способности генерировать электрический ток. И потому солнечные панели иногда приходится принудительно охлаждать. Прохладный воздух охлаждает элементы, а ультрафиолет выбивает киловатт за киловаттом. Солнечный зимний день может даже более производительным, чем солнечный летний день, ввиду того что номинальная мощность батареи считается на 25 градусов тепла, а охлаждение повышает дельту преобразования. А вот снег, конечно, может быть серьёзной проблемой.

У современных батарей хороших диапазон потребляемого излучения. До 90% ультрафиолета прошивают неплотный облачный покров (потому, например, вы можете летом обгореть даже в пасмурный день). Ультрафиолету рваные тучи не помеха, если эти тучи не из метинвестовских заводских труб. Батарея в просветах туч принимает не только прямой свет, но и отраженный от других туч. Такая себе фокусировка.

panelandsunshine-2

Климат у нас не намного хуже, чем в Германии, что не мешает Германии производить уйму солнечной энергии. Мы вообще находимся примерно на одном уровне с Германией и, например, США по пригодности для развития солнечной энергетики. Это неплохая позиция.

Потеря Крыма, конечно, чувствительна в плане развития солнечной энергетики. Но если мы не засадим Херсонскую область под бурячки, то её можно без проблем заставить солнечными панелями — 240 ясных дней в году. Для солнечной энергетики подходит любая земля, а земли мы успели загадить порядочно. Первая солнечная электростанция в Херсонской области была открыта на солончаках. Зона отчуждения — аналогичное лучшее место для размещения солнечных панелей. Если к моменту возвращения Донбасса оккупанты превратят его в засоленную степь, местами переходящую в откровенные солончаки, то установка солнечных панелей будет в десятки раз дешевле быстрой рекультивации земель.

Гугл уже даже предлагает посчитать, насколько ваш дом подходит для установки солнечной панели.

Солнечная энергетика для нашей страны — это не досужая мечта.

Это не хипстерская истерия и не зеленый китч. Это не для богатеньких дядь.

Это самое вероятное будущее, ввиду ряда сложившихся обстоятельств.

Совсем скоро китайцы забьют все мощности в развитых странах, и для того чтобы не останавливать свои заводы и добычу кремния, обратят свои взоры на всех остальных.

И мы начнём свое движение.

От угля к Солнцу.

''отсканируй
и помоги редакции
Загрузка...