Перейти к основному содержанию

Партия Здравого Смысла

На пути к конструктиву. Принципы и подходы, с которых диалог наиболее полезен и рационален.

Текст этой статьи четыре раза переписывался.

Ходьба по кругу

Украина, при её солидном экономическом потенциале, за 25 лет основательно обосновалась на задворках мировой политики, экономики, науки и культуры. Мы сейчас болтаемся, как печаль в проруби, где-то между средненькими странами Центральной Европы и Африкой. Мы проиграли (в силу неявки на поле) борьбу за место лидера региона (которое сейчас занимает Польша), мы не стали крупным машиностроительным хабом (тут подсуетилась Словакия), даже наш аграрный сектор (повод безосновательной гордости многих) значительно уступает по технологическому и интеллектуальному наполнению и Венгрии, и той же Польше, и даже Румынии с Болгарией. Мы сами уничтожили (и продолжаем уничтожать) свой научный потенциал. Наш военный потенциал был низведён до такой степени ничтожества, что в 2014 году нам пришлось подсуетиться и сотворить чудо, прежде чем нас успели разобрать на кусочки.

А сегодня мы по новой проходим любимый цикл. Люди, которые осенью 2013 года были «едины как никогда», весной и летом 2014-го «забыли все противоречия ради того, чтобы остановить врага», зимой 2017-го оказались настолько разбиты по группам и фракциям, что часто не могут нормально разговаривать друг с другом.

Печально? Печально.

При этом речь не идёт о том, что за круглый стол надо усадить всех внутренних и внешних стейкхолдеров. Люди, которые просто хотят своей стране добра (вроде как), не могут говорить друг с другом, потому что «ты за Порошенко», «ты за Саакашвили», «да ты против моего друга из … (вставить название партии) плохое написал» и т.д. Даже реформаторские и контрреформаторские предложения оцениваются не по своему наполнению (качеству и логике), а по эмоциям и «чьих будешь?».

И я хочу изложить, как мне кажется, те принципы и подходы, с которых диалог наиболее полезен и рационален, и может привести к реальным совместным КОНСТРУКТИВНЫМ действиям.

Проблема целеполагания и метода

Рациональное и глубокое отношение к политике и общественно-экономическим процессам, понимание, что мир не чёрно-белый и даже не зрадо-переможный, попытки анализа исторического процесса — не в моде. Во избежание нездорового оптимизма и болезненного пессимизма всегда лучше стараться оставаться на стороне в первую очередь здравого смысла. Римляне определяли здравый смысл как способность человека адекватно (естественно) относиться к другим людям и обществу в целом. Но что это в наших условиях?

В моём представлении Здравый Смысл включает в себя три постулата:
1) если Украина не будет двигаться вперёд максимально возможным темпом, мы как нация обречены на окончательный упадок и статус страны третьего мира;
2) однако же современное состояние элит и человеческого ресурса в целом двигаться вперёд галопом не позволяет от слова «совсем»;
3) но всё же мы не имеем права на скоропалительные и необдуманные решения, которые нельзя просчитать хотя бы в какой-то степени адекватно. Потому что мы всё ещё ходим по краю.

Определение общей для всех цели в этих условиях не сложно, по крайней мере, пока мы говорим о стратегическом уровне. Нужно провести модернизацию страны максимально эффективным, динамичным и неконфликтным образом. Базовый интерес любого государства — сохранение территориальной целостности и достижение максимальной эффективности управления. И об этом тоже забывать никак нельзя — порой мы, увы, переходим тонкую грань политической борьбы и начинаем бороться против собственного государства.

Если с целью всё более или менее понятно, то с инструментами и темпом её достижения всё намного сложнее.

Как избежать этого безумия и остаться на Светлой стороне Силы? Как разделить ошибки власти, с которыми стоит бороться, и борьбу на стороне подонков, которые ставят перед собой единственную цель — внешними или внутренними средствами уничтожить Украину?

Грань всегда проходит по способности отличать достижимое от нереального и объективное от субъективного. Отделить реальность от манипуляции. Не «правду от лжи», потому что это абстрактные категории, а возможное сейчас от невозможного сейчас, оправданное от необоснованного.

Я, конечно, никоим образом не претендую на истину в последней инстанции и часто сам делаю субъективные оценки. Но стараюсь и другим советую отделять людей (свои симпатии и антипатии к ним) от слов и дел. Ну и погружаться в контекст и простейшие правила функционирования общества и государства. И, уже исходя из этого, оценивать действия и события.

Искажение мышления — штука прекрасная. Упрощает жизнь и лишает массы экзистенциальных проблем. Проще найти врага, проще «понять» проблему, проще начать «бороться» с абстрактной несправедливостью, чем с реальными проблемами. Абстрактные категории тем и хороши.

Критерий истины

Что со всем этим делать? Главная задача — определить приоритеты и критерии истинности.

По-моему, вполне очевидным приоритетом является долгосрочная польза для страны (региона, города), в которой мы все живём и, как я думаю, хотим жить. Критерий полезности, адекватности и целесообразности, с одной стороны, исключает развешивание ярлыков, а с другой — требует конструктивного сотрудничества с каждым, кто стремится к реальной работе. Второй критерий — достижимость поставленных целей (достаточность ресурсов: финансовых, организационных, политических). Третий критерий — минимизация рисков для жизни (то есть с минимизацией рисков прямо сейчас, и особенно риска достичь обратного эффекта).

Государство можно обрушить в два щелчка, а собирать его потом придется (если повезёт уцелеть) десятилетиями. Вернее, то, что от него, государства, останется. После того, что случилось в феврале-марте 2014 года, мы приходили в себя практически три года. Только к 2017-му экстраординарное решение 2014 года было более-менее переварено — и государственная система пришла в работоспособное состояние. Аргумент «это преступное государство, оно должно быть уничтожено», равно как и «любое государство есть зло», вызывает истерический смех.

Есть ли какие-либо основания подвергать страну подобному риску, уничтожая государственную систему снова? Ни реальной узурпации власти, ни угрозы демократии, ни сговора с внешними врагами государства мы не наблюдаем — уж простите, но это так. Так ради чего? Ответ на этот вопрос достаточно очевиден. Ради власти хоть над остатками Украины, даже если граница пройдёт по Днепру. Или на заказ. Значит, как следует относиться к таким призывам? Попытки призвать и втащить Вооружённые силы в конфликт вообще являются предательством в чистом виде, потому что оголить фронт ради политики могли додуматься только люди на зарплате у Кремля или полные идиоты.

Политика требует адекватных инструментов борьбы в соответствии со временем и требованиями к выживанию государства.

Реформы во всём своём разнообразии

Реформы можно очень условно объединить в несколько групп.

Есть реформы, которые вообще не несут никаких долгосрочных рисков, если отбросить популистское и чисто лоббистское их прикрытие. К таким реформам, которые необходимы и безрисковы, относится, например, земельная. Только интересы лоббистов и ряда заинтересованных (далеко не всех) агрохолдингов на сегодня мешают её провести. При этом инвестиционные выгоды очевидны любому человеку, который «в теме». К таким же реформам, провести которые мешают только лобби и коррупционные интересы тех или иных групп элиты, относятся реформа ГФС, реформа таможни, реформа СБУ (например, отрезание и выкидывание оттуда на мороз всех подразделений, связанных с экономикой), с минимальными оговорками (вроде чётко прописанных сроков и механизмов страхования) замена налога на прибыль налогом на выведенный капитал. Но этим реформам часто мешает банальное: сложившийся внутри элит баланс интересов, который любой политик всегда боится лишний раз потревожить. Но именно для того и существует адекватное давление других элитарных групп и гражданского общества. Но пока у нас с этим проблемы. Часто между собой не можем договориться и выбрать сценарий поведения. Надо тренироваться.

В этой группе особняком стоит одна реформа, которая пока носит исключительно номинальный характер. Потому что ни одна из групп во власти или в оппозиции не проявляет искренней заинтересованности в реформе государственной службы. Эффективный корпус госслужбы на сегодня противоречит интересам практически всей украинской политической элиты, хотя формирование профессионального, мобильного, прозрачного и финансово независимого (за счёт конкурентных зарплат) корпуса госслужбы обезопасило бы государство от очень многих политических рисков. На сегодня государство лишено необходимой пластичности и никто из действующих политических сил не выступает с непопулярным, но крайне необходимым пакетом реформ госслужбы.

Есть реформы, которые необходимы стране, но провести которые мешают исключительно политические разборки и крайняя заполитизированность вопроса.

Один из ярких примеров — закон об импичменте. Его мешает принять (или додавить власть, чтобы его принять) то, что участники процесса (сторонники) сами закон принимать не хотят. Они хотят делать на нём рейтинг. Поэтому законов три, один хуже другого. Никакой светлой мысли написать ЕДИНЫЙ закон и его продвигать, убеждая оппонентов, не наблюдаются. Особенно в этом контексте веселят посылы: «Ну пусть власть сама напишет». Люди, которые притворяются, что живут в мире эльфов (проявляя редкий политический цинизм), прекрасны сами по себе.

Второй пример реформы «в заложниках у политики» — создание Антикоррупционного суда. Здесь вообще классический пример противостояния разных групп элиты, каждая из которых берёт в заложники общество. Причём чётко и ясно понимая, что сам инструмент не получится таким, каким его презентуют обществу. Эта Рада за Антикоррупционный суд проголосует, только если её заставят западные партнёры и только под гарантии личной неприкосновенности. Поэтому не знаю, какой законопроект нужно подать, чтобы это прошло. Никто никому не доверяет, а значит, никто не верит в независимость суда от того субъекта, который проведёт свой законопроект.

Третья группа реформ — те, которые имитируют изменения, но часто являются их полной противоположностью. Чаще всего эти «реформы» заворачивают в обёртку защиты национального производителя, интересов украинского народа и прочих оправданий зла благими намерениями. Не буду заниматься отдельной контрпропагандой печально известного «купуй українське — плати українцям», но оценивать эти законы всегда лучше по принципу «Если что-то в работе государства усложняется, шлите к чёрту». При слабой бюрократии (а до реформы госслужбы она будет слабой) добавлять возможности для контроля и регулирования — плодить коррупцию и неэффективность. И любой закон, который расширяет возможности чиновников (кроме вопросов национальной безопасности), должен мгновенно отметаться.

Всё, что касается законов о политической системе и отношении элит, надо читать и делать с величайшей осторожностью, а экономические реформы — по принципу хотя бы формальной логики. Раз мы не можем решиться на «нулевую точку» (амнистия за всё, кроме убийств и грабежей), то и дальше будем петлять в полумерах. Всё больше отказываясь от «полу», но переходя к «мерам». Но это долго и терпеливо.

Потому что нельзя взять и обнулить тех, у кого денег и ресурсов хватит на противодействие, в том числе и информационное, и силовое. Пора вернуться мечтателям в реальность. И менять в первую очередь саму основу коррупции, а именно — общественно-экономический уклад.

Решение есть — его надо увидеть

Можно много и долго спорить, но отрицать, что за последних четыре года Украина сделала громадный цивилизационный скачок и открыла не только Европу (впервые и полноценно за последние 500 лет), но и во многом себя, — невозможно. До доктрины «украиноцентризма» нам ещё далеко, но то, что во главе угла стоять должны только наши интересы, уже потихоньку осознаётся большинством граждан.

Ассоциация, безвиз, цивилизационный отворот хотя бы части элиты от России — это лишь на поверхности. Есть более глубокие вещи. Многим надо пояснить на пальцах, что децентрализация (которая самая главная реформа) — это ускоренный курс коммунального самоуправления и гражданской ответственности. Курс того, что Европа стала проходить с XII века, а мы в полной мере — только сейчас. Попытка нащупать, что такое адекватное гражданское общество, — это дискурс, который Европа начала проходить в XVIII веке, а мы — только сейчас.

И если всевозможные локальные реформы и внешние атрибуты — это только «надстройка», то базисом выступают экономический уклад, система государственного управления и институты гражданского общества и самоуправления. Всё прочее на самом деле вторично и является объектом борьбы или второстепенным, или инструментарным.

Так в чём решение? О чём должна говорить НОВАЯ украинская элита как в политическом, так и социально-экономическом значении этого слова?

Она должна говорить о базовых вещах. Вещах, которые носят чисто цивилизационный характер и не подчиняются сиюминутным веяниям политики, потому что политические режимы существуют десятилетиями, иногда столетиями, а принципы жизни общества верны на протяжении сотен и местами даже уже тысяч лет.

Три столпа новой Украины — это:
1) рыночная экономика — она не ограничивается дискурсом левых и правых, а основана в первую очередь на частной собственности. Земельная реформа, никаких «отнять и поделить» и переделов собственности, приватизация и простые понятные налоги (не обязательно низкие, потому что государству сейчас от своих социальных обязательств и оборонных расходов никуда не деться — не надо глупых фантазий);
2) эффективное управление (это о реформе государственной службы, независимой от политиков системе эффективного регулирования основных сфер жизни общества). И в первую очередь начинать всё равно придётся с этого. Скупой платит дважды — и это стоит помнить всем;
3) институты местного самоуправления и реального, а не формального гражданского общества. Сильное гражданское общество — это прежде всего о самоуправлении и управлении в общинах. Это об участии в жизни своего города, своей громады, своего региона. И именно в развитии местного самоуправления. Будущие эффективные министры, премьеры и президенты вырастут из управляющих сёлами, посёлками и городами, а не из активистов-политиков, потому что управлять и созидать умеют первые, а вторые не умеют вовсе ничего.

Все три перечисленные категории не имеют никакого отношения ни к политическим реформам, ни к политизированной антикоррупции.

И именно с этими тремя категориями — категориями Здравого Смысла (основ крепкого общества) — я и хочу иметь дело. И люди, которые хотят добра своей стране, должны понимать, что есть вещи первичные, а есть политический мусор. И выстраивать всё равно придётся эффективное государство как вековой институт, а не «парламент 300 спартанцев».

Проводить базовые реформы в жизнь — это долго и муторно. Это требует колоссальной концентрации сил, умения договариваться, проводить черту между фантазийным и реальным. И долго (часто годами) целенаправленно действовать.

Выстроить три столпа нельзя горлопанством и популизмом, — только созидая каждый день и выступая с понятными и конструктивными требованиями, и помогая притворять их в жизнь. Опять же, примирение и диалог возможны только с тем, кто готов стать рядом, оценить риски, закатать рукава и вкалывать.

Потому что эти четыре года — только четыре шага от пропасти. Нас всё ещё ждут пот, кровь и слёзы. И терпение, терпение, терпение. И если одни с эти смирились и готовы в таком режиме работать ещё многие годы, и шаг за шагом выгрызать цивилизационную трансформацию на сотни лет вперёд, то другие не хотят терпеть, думать и бороться. Они хотят результат. Завтра. Но в историческом процессе нет допинга. Есть благоприятные обстоятельства, неблагоприятные обстоятельства и очень много неумолимой логики.

И единственный закон истории, который всем пора усвоить: думать надо мозгом, а работать надо каждый день. И именно об этом — украинская идеология на ближайшие 50 лет.

Эта рубрика — авторский блог. Редакция может иметь другое мнение.

У самурая нет цели, есть только путь. Мы боремся за объективную информацию.
Поддержите? Кнопки под статьей.

''отсканируй
и помоги редакции

Become a Patron!