Перейти к основному содержанию

Мирный Герцог де Норманди

Если вы ещё не подвели итоги встречи «нормандской четвёрки» – #Швец и #Подтуркин готовы вам помочь. Не благодарите

Ещё не успели в ведомстве немецкого канцлера закрыть двери за уехавшими главами стран, как начались гадания на кофейной гуще на тему того, о чём договорились стороны, как изменится диспозиция сил, ну и, конечно, о том, чья взяла.

Кроме обсуждения ситуации в Украине (после отъезда Порошенко) Меркель, Олланд и Путин рассмотрели сирийские вопросы. Кстати, многие успели оскорбиться тем, что Украина не приняла участия в их обсуждении. Хотелось бы только заметить, что возмущены были те же люди, которые ранее поднимали истерику на теме «Обменяли Украину на Сирию». Теперь эти же люди требуют рассмотрения сирийского вопроса в пакете с украинским. Зачем? Чтобы при пакетном рассмотрении потерять часть своих позиций и кричать потом «зрада»?

Но вернемся к заявлениям.

Версий, как Путин всех переиграл кто победил, как всегда, множество, из официальных заявлений понять ничего не возможно.

Согласно наиболее устоявшейся трактовке, в начале ноября начнется создание «дорожной карты» по имплементации Минских соглашений, а к концу ноября главы МИД стран «нормандской четвёрки» должны утвердить единый для всех вариант этой «дорожной карты». Суть дорожной карты состоит в том, что полицейская миссия ОБСЕ обеспечит на оккупированной территории безопасность, проследит за выводом войск и отведением техники, возьмет под контроль границу и на второй день после выборов в ОРДЛО передаст её Украине.

Но тут вылезает сразу ряд вопросов.

Вообще-то Минские соглашения, по идее, и являются дорожной картой для «установленния прочного мира на Донбассе», если пользоваться терминологией европейской дипломатии. То есть вчера мы увидели предложение за месяц разработать дорожную карту имплементации дорожной карты. А потом эту дорожную карту дорожной карты надо будет утвердить, потому что текущую версию дорожной карты дорожной карты написали немцы и французы, и что они там точно понапридумывали, на момент переговоров никто не знал. Очень сильно похоже не имитацию бурной деятельности.

Примем закон, который заставит всех выполнять закон, ага.

Кремлёвский пул «независимых журналистов» радостно рассказал нам про очередную многоходовочку, но это никому не интересно. Самый лучший вариант, который удалось найти авторам, состоит в том, что Россия имеет хитрый план (опять, да). План состоит в том, что Россия просто ждет, когда Меркель проиграет выборы и во главе Германии встанет блок с партией Штайнмайера-Шредера. А там нас всех быстро провернут на трактовке порядка выполнения пунктов Минских соглашений, и Олланд даже не пикнет.

Хороший план, но есть одно «но». И даже не одно. Ну, во-первых, выборы в бундестаг Германии аж в сентябре 2017 года. Напоминаю, что сидит на берегу как раз Украина и шансы, что вздувшийся труп России проплывет мимо с санкционной гирей на ноге и с Донбассом на шее со временем растут. А во-вторых, выборы в Германии это не выборы в РФ. Можно и не угадать, ведь ещё целый год впереди.

По сути, можно сказать, что вопрос опять с самого верха отфутболили на уровень министерств, а, значит, формализовываться он будет очень долго. Тут на одни переводы все новых и новых претензий уйдут месяцы.

Теперь о границе.

Ситуация с границей уже успела стать новой «зрадой». Момент действительно рискованный, как и, например, с изменениями в Конституцию или амнистией. Однако это момент, который опасно выглядит на бумаге и непонятно как реализовывается на практике. Все стороны заявили о том, что должно произойти разведение войск. Авторам сложно представить себе условия, в которых это может пройти. Но, допустим, разведение удалось провести.

Печальные перспективы полицейской миссии ОБСЕ или кого угодно были описаны в отдельной статье и повторять их незачем. Люди с пистолетиками и даже с автоматами не могут приказывать людям с пулемётом, гаубицей и «Градом». Миротворцем может быть только парень с самыми крепкими тестикулами в радиусе поражения стандартного термоядерного боеприпаса.

Либо полноценная миротворческая миссия с НАТОвской авиацией, либо пшик.

Теперь добавился новый нереальный пункт. Граница. Для контроля границы в ОБСЕ надо создать полноценную пограничную службу. На это не пойдут. Значительные участки украинской границы с Россией не оборудованы и не обозначены вообще никак и на оккупированной территории таких участков хватает. Это ровная местность, на которой совершенно неясно, как проводить заградительные мероприятия. Допустим, на границе поставили блок ОБСЕ и вот идет танковая колонна. Что они будут делать? Выбегут и лягут под траки? Как бы не так.

Конечно, основная опасность для ОБСЕ не танковые колонны (их уже как-нибудь проведут по-тихому, скорее всего), а контрабандисты, загнуть в бараний рог которых не удалось даже отморозкам Захарченко и Плотницкого. Ещё до войны лучшим советом для приграничного бездорожья в Луганской области было «не выпендриваться». Если видишь фары на холме – надо остановиться, включить освещение в салоне и выйти из машины, а то могли и очередью вальнуть. И это, мы подчеркиваем, до войны.

Что ОБСЕ будет делать, когда якобы «укроДРГ» из числа ростовских контрабандистов арестует блок ОБСЕ, чтобы никто и не вздумал мешать их бизнесу? Да и на необорудованной границе тезисы «пересек\непересек», «я тут и стоял», «я просто шел к родственникам», «я только спросить» и «ты кто вообще, олень» весьма серьезные, а права проверять документы у ОБСЕ не будет (потому что их же надо уметь проверять).

На оккупированной территории свои правила и законы, потоки контрабанды, людей и органов, свои связи, свои правила и свои обязательства. Охранять ночью сотню километров степи? Не смешите мои тапочки – никакой уровень контроля не сможет быть достаточным, а ОБСЕшный уровень закончится там же, где и луч их прожектора. Я уж не говорю о том, что ОБСЕ может вообще в принципе отказаться от таких щедрых предложений дипломатов. Потому что это им потом в окопах сидеть под шальным минометным обстрелом.

Можно долго оценивать перспективы и гадать на кофейной гуще, спорить, что произойдет раньше и кто кого по итогу кинет, но незачем. Это подобно анализу белого шума. Дело увлекательное, возможно, будет много трактовок случайных совпадений и флуктуаций, но смысла нет.

Не произошло ничего. Произошедшее однозначно нельзя назвать победой Украины, потому что обещания Путина ничего не стоят, как ничего не стоят и благие устремления Олланда с Меркель. То есть это, конечно, победа  в битве, в том смысле, что с России санкции не снимут, и они продолжат ползти на дно. Но это не окончательная победа в войне и даже не её предвестник. Потому что ничего не произошло.

Произошедшее нельзя назвать победой России, поскольку победа для РФ одна – частичное или полное снятие санкций, а этого опять-таки не произошло.

Нет новых документов, нет никаких формальных позиций, а слова политиков весят меньше чем молекулы воздуха, посредством которых эти слова добираются до наших ушей. На вопросы о границе можно ответить вопросом о контроле над Дебальцево. Это-то идёт во втором пункте Минских соглашений, а не в последнем. Продолжается дипломатическая битва, и попытка определить время её окончания успеха не имеет.

Для оценки ситуации бесполезно опрашивать местное население или инсайдеров из оккупационной администрации, потому что эти люди живут в каком-то выдуманном мире и по их словам составить сколь-либо адекватную картину не так-то просто.

Для оценки ситуации предпочтительней опираться не на слова политиков и не гадать на их трактовках фразы «полицейская миссия ОБСЕ», а брать некоторые интегральные параметры. И такой параметр для Донбасса есть, хотя и с натяжкой.

И что же это за параметр?

Да, он самый.

Ринат Метинвестович – владелец заводов, газет, пароходов и сам по себе человек и пароход, потому как гудеть умеет, как никто. Параметр не самый надежный, ведь он разок уже соврал, но ничего лучше пока нет.

Дело в том, что Ринат Леонидович основной идеолог реинтеграции оккупированных территорий в состав Украины на мутных условиях. Миллионы долларов, которые ушли американским и европейским лоббистам, масштабные социальные проекты, серьезные обязательства перед персоналом своих предприятий, телевизионный зомбатор, собственные фигуры и персоналии на оккупированных территориях – огромное множество проектов должны были обеспечить проведение реинтеграции на условиях Ахметова.

Источники в АП (как сейчас принято говорить) неоднократно заявляли, что вопрос Донбасса будут решать через Ахметова и это просьба не только из Брюсселя, но и из-за океана.

Итак, что у нас с проектами дорогого Рината Леонидовича?

Многие в Facebook заметили, как с горизонта внезапно почти пропал Энрике Менендес, один из активистов аффилированной с Ахметовым и Колесниковым организации «Ответственные граждане». В какой-то момент человек, который комментировал в Facebook в определенном ключе любые новости, не уставал восхищаться «военной выправкой Моторолы» и требовал услышать Донбасс, практически перестал вести Facebook. Организация «ОГ» не прекратила свою работу, она продолжает помогать людям прифронтовых территорий, проводить лекции и делать много полезных вещей. Но политическая составляющая в проекте законсервирована практически полностью. Так, куратор организации Марина Черенкова даже отчеты «Ответственных граждан» репостит через раз.

Менендес еще продолжает ходить на телешоу и комментирует для некоторых изданий ситуацию, но уровень представительства в СМИ не тот, что раньше. Раньше покупали европейскую прессу.

Некоторые связывают подобное с запретом «МГБ ДНР» для активистов «Ответственных граждан» работать в Донецке, но хотелось бы отметить две вещи. Первое – сам момент конфликта с «МГБ» «граждане» комментировали в очень розовом свете. Не как разрыв отношений, а надеясь на нормализацию.

«Отношение к нам было корректным и местами даже более человечным, чем мы ожидали».

Второе. Момент «изгнания» мог и должен был стать не концом политического проекта, а способствовать увеличению аудитории. Часть организации заняла бы пророссийскую позицию в Донецке (функционируя как передаточное звено для распространения гуманитарной помощи). А часть организации уселась бы на либеральную тему в Киеве при помощи левых ресурсов вроде Громадского и его сайд-проектов с европейской леволиберальной повесткой (тюрьмы СБУ, просто хотели отделиться, Киев не слышит Донбасс, бросили население, раскалывают страну и т.д.).

Этого почему-то не произошло. Попытка создать в оккупированном Донецке альтернативные боевикам и  условно приемлемые в Украине политические элиты провалилась. Проект был законсервирован (в политической части).

Продолжается функционирование Гуманитарного штаба Ахметова «Поможем». Опять же, без той страсти и без накала, как раньше. Инсайдеры из структур олигарха говорят о том, что «Поможем» это «для души», это «забота о родном крае». Очень веселая версия, может, для заботы о родном крае Ринат Леонидович наконец фильтры на заводские трубы поставит? Или Ахметов считает, что смерть от туберкулеза или рака легких считается для жителей Донбасса более предпочтительной, чем смерть от голода? Или Мариуполь уже не родной край?

В то же время из Донецка сообщают о серьезном падении качества ахметовского продуктового набора. В самом штабе подобные заявления комментировать отказываются. Инсайдеры из структур «ДНР» говорят, что сейчас деятельность «Поможем» это что-то вроде «продуктового налога» за ведение хозяйственной деятельности в пользу боевиков. А ухудшение связано с тем, что налоги у Ахметова принято всячески «оптимизировать». Может и так, однако снижение гуманитарной активности на фоне зомбатора Захарченко привело к тому, что до этого недосягаемый рейтинг Ахметова по закрытым опросам (россиян) уже почти сравнялся с рейтингом гауляйтера Захарченко. Если в этой дыре (и у россиян) вообще можно говорить о рейтингах. Других-то опросов все равно нет.

Кроме проектов медийных и околополитических, были у Ахметова и проекты чисто электоральные. Так, предприятия Ахметова на оккупированных территориях продолжительное время, несмотря на частые простои и хроническую недозагрузку, содержали полный штат. В последнее время начались сокращения. Речь не идёт об остановке предприятий, вагоны с углем и рудой будут кататься через линию фронта. Однако теперь персонал предприятий будет ужиматься до экономически обоснованного уровня.

В чем был смысл держать раздутые штаты? Донецк это такой регион, где ценят стабильность. Рабочие предприятий Ахметова и их стабильные зарплаты символизировали то, как все наладится, когда порулить опять дадут Ахметову. Сейчас, судя по всему, в подобном пиаре нет необходимости. Консервация электорального влияния произошла. Если надо будет, людей наберут. Если будет надо. И когда будет надо.

Позиция Ахметова проста. Была и остается. Разрешение ситуации на Донбассе должно произойти абстрактным «мирным путем», который позволит сохранить инфраструктуру и социальные связи его клана, при этом опять интегрирует оккупированные территории в состав Украины. Данный вариант устраивает очень многих, так как на Западе лоббисты уже всем объяснили, что регион такой, который требует «папы». И Ахметов на эту роль подходит лучше всех. Потому что заводы, газеты, пароходы, «Поможем», лояльные политэлиты, структура, социальный капитал, электоральные перспективы и так далее. Данный вариант устраивает и Ахметова, поскольку он мог приплюсовать сверхлояльный электорат оккупированных территорий к рейтингу Оппоблока (или по желанию к рейтингу каких-либо новых спойлерных сил, собранных из Менендесов, Черенковых, Емченко и т.д.).

Сейчас Донецк лежит не в сфере интересов больших людей из пула Ахметова. Хозяйственная деятельность с оккупированными территориями у них уже налажена, пусть и шаткий, но какой-то баланс выстроен, а другой деятельности там не планируется. Ни через месяц, ни даже через год. Не на часи.

Ахметов поставил себя так, что любое мирное разрешение (а к войне с Россией Запад морально не готов, посмотрите хоть на бесчинства Кремля в Сирии) должно было пройти через него. Поставил и для России, и для Запада, и для Украины.

В это мирное разрешение Ахметов инвестировал колоссальные средства, как денежные, так медийные и организационные. Разворачивание таких структур – это нешуточные затраты организационных ресурсов. Это, между прочим, работа менеджеров, которых в Украине днем с огнем не найдёшь и которых холдинг, находящийся в кризисном состоянии, мог бы кинуть на чисто экономические проекты.

Сейчас поток инвестирования не в экономическую составляющую серьезно упал. Менеджеры перекинуты на другие проекты. Речь не идёт о том, что Ахметов закрывает предприятия и проекты. Нет.

Но все что не связано с минимальным поддержанием присутствия и обеспечением хозяйственной деятельности, консервируется. Какое-либо дипломатическое мирное решение, человек, который платил за него деньги (и который должен получить от него наибольшую прибыль), видит (если вообще видит) в таком отдаленном будущем, что для него легче законсервировать и потом развернуть проекты, чем поддерживать их все время.

Если раньше ахметовские менеджеры по настоятельной просьбе сверху начинали собирать вещи «чтобы вернуться в Донецк» раз в полгода (а иногда и чаще), то теперь таких слухов даже не ходит. Никто никуда не собирается.

Можно сколько угодно обсуждать модальности выборов и порядок передачи границы, но не видно организационных и личностных ресурсов для обеспечения всей той мишуры, что дипломаты уже написали в своих документах. А ведь они ещё допишут.

Разве что Сурков лично решит «избираться» на должность «премьер-министра ДНР» и подключит свой немалый организационный талант. Однако если отвлечься от откровенно фантастических сценариев, нужно признать, что сейчас «Нормандия» это не поиск каких-то реальных и осуществимых решений, а исключительно дипломатическая борьба. Без всякого реального выхлопа дальше бумаги (кроме условного затишья на фронте, по сравнению, скажем, со штурмом Дебальцево). Поведение основного бенефициара и нытье его топов это однозначно подтверждают.

Россия пытается дипломатическими плясками принудить Украину к таким решениям, которые Пётр Порошенко не сможет принять. Это позволит Кремлю заявить о неконструктивности Украины и о нежелании «установить мир». Что и послужит аргументом при отмене антироссийских санкций. Или пытается вынудить Порошенко озвучить такие решения, которые испарят остатки его рейтинга (или вообще поставят страну на грань бунта), дав возможность реваншистам из БЮТ+Оппоблок прийти к власти. Что опять же приведет к отмене санкций. Однако поведение Ахметова говорит, что он слабо верит в подобную возможность, поскольку широта маневра у Порошенко ещё есть. Тот же вопрос Дебальцево или вопросы трактовки безопасности можно катать по полгода каждый. А, может, и дольше.

Украина затягивает переговоры, потому что санкции и содержание Донбасса и Крыма под ограничительными мерами – дело для Кремля непростое. Потому что альтернатива проста – полноценная война без ограничений и грузинский сценарий в итоге. Ну, или интеграция в состав себя двух скрепно-коммунистических Кадыростанов. Каждый раз, когда украинскую делегацию припирают к стене российские дипломаты и их европейские друзья, удар в ответ наносится с другой стороны.

Спорить о том, кто там кому и когда границу передаст – это как спорить о галлюцинациях. Потому что никто никому ничего не передаст, потому что и не собирался.

Настоящий вопрос стоит о том, сколько ещё аргументов и на какое время хватит украинской стороне, до того как альтернатив не останется.

Дмитрий Подтуркин
Антон Швец

''отсканируй
и помоги редакции