Перейти к основному содержанию

Почему белорусы перестают любить Лукашенко?

От госпредприятий до соцгарантий
Источник

С начала избирательной кампании в Беларуси прошёл всего месяц, а под административным арестом уже оказались 97 политических активистов. Более 20 человек, связанных с потенциальными кандидатами в президенты, стали фигурантами уголовных дел. Несмотря на это, в столице и регионах люди выстраиваются в очереди, чтобы подписаться за оппонентов Александра Лукашенко. Независимых предвыборных опросов в Беларуси нет. Тем, кто захочет их провести без государственного разрешения, грозит штраф. Однако падение рейтинга Лукашенко налицо. На популярных интернет-порталах голосовать за него готовы лишь 6% пользователей.

За 26 лет многие устали видеть в телевизоре одно и то же лицо. Но причины недовольства серьёзнее. Впервые среди тех, кто хочет перемен, так много людей с невысокими доходами. Раньше власть Лукашенко была незыблемой, поскольку с ними он заключил неписаный «социальный контракт», утверждают аналитики. В чём суть этого контракта?

Лучше бедно, но стабильно

Александр Лукашенко гарантировал белорусам сносное существование при условии, что они не вмешиваются в политику. Люди согласились иметь низкие, но стабильные пенсии, низкие, но стабильные зарплаты на госпредприятиях, худшего качества, но бесплатную медицину.

Сохранять этот контракт долгое время позволяла дешёвая российская нефть, а также здоровый аппетит российского рынка. Правда, в последнее годы исполнять свои обещания властям становится всё труднее.

Кризис затянулся

Экономическое самочувствие белорусов самое скверное за последние 20 лет — встревожены социологи. Кризис в России, главном потребителе белорусских товаров, недавно обрушил ВВП Беларуси почти на 4%. Налоговый манёвр Кремля, а также падение цен на нефть и газ сводят на нет те преимущества, которыми пользовалась Беларусь. Из-за глобального карантина белорусскую экономику ждёт очередное падение, предсказывает Всемирный банк.

Госпредприятия вымирают

По сравнению с 2013-м в Беларуси выпускают на треть меньше тракторов, в два раза меньше грузовиков и в три раза меньше станков. И причины этого глубже, чем падение спроса у соседей. За четверть века белорусские власти не смогли вывести советские заводы на мировой уровень и найти им новые рынки сбыта.

Госпредприятия медленно, но верно умирают. Если в 2007 году госсектор производил две трети ВВП Беларуси, то сейчас — меньше половины. Сокращается и занятость, особенно в регионах.

Могилёвский завод «Строммашина», Витебская фабрика «КИМ», акционерное общество «Ковры Бреста» — вот только несколько крупных госпредприятий, которые исчезли за последние 5 лет.

В прошлом году предприятий госсектора стало меньше на 117, а работников — на 48 тысяч. Примерно столько людей трудится в среднем белорусском городе, таком как Мозырь, Орша или Пинск.

Оживить государственные заводы власти пробовали масштабной модернизацией. В одну деревообработку за 10 лет вложили 4 млрд долларов. Но если купить итальянский станок на завод, работающий по принципам советской плановой экономики, то итальянской мебельной фабрикой он не станет. Модернизация провалилась. Госдолг за десятилетие возрос в два раза.

Социальных гарантий всё меньше

Денег на обширный госсектор у Минска всё меньше. Сэкономить власти решили на социальных расходах.

В 2016 году правительство начало повышать пенсионный возраст. К 2022 году белорусы будут выходить на пенсию в 63, а белоруски — в 58 лет. Это на три года позже, чем до реформы. Начали расти коммунальные платежи. Минская семья из 4 человек платит зимой около 50 долларов. Три года назад эта сумма была на четверть меньше.

Но самое главное, зарплаты в 500 долларов многие белорусы, особенно в регионах, так и не увидели. Те, кто не соглашается на мизерную зарплату, зачастую выезжают на временную работу за рубеж. Количество «незанятых» в национальной экономике правительство оценило в 500 тысяч человек. Это каждый девятый трудоспособный белорус.

За «право» не работать на родине Александр Лукашенко попытался ввести налог размером в 200 долларов. Ответом был социальный взрыв. Стихийные протесты весной 2017 года прошли по всей стране.

Второй удар по чувствам граждан белорусский лидер нанёс во время пандемии COVID-19. Чтобы сократить экономические потери, власти отказались вводить карантин. Александр Лукашенко назвал пандемию «психозом».

«Не надо никакой паники. Надо просто работать. Особенно сейчас, на селе. Приятно смотреть по телевизору: люди на тракторе работают, никто не говорит про вирусы. Там трактор вылечит всех. Поле всех лечит», — заявил руководитель Беларуси на совещании с региональными чиновниками.

Если верить Минздраву, то в Беларуси от коронавируса умерло в 16 раз меньше, чем в такой же по количеству населения Швеции. Белорусы в официальные цифры не верят. За усиление борьбы против эпидемии в апреле выступали три четверти граждан.

Лукашенко стареет и отдаляется от людей

Выходец из села, бедный рабочий человек, при этом вполне гордящийся своим положением. Такой портрет белоруса можно нарисовать со слов Александра Лукашенко. Примерно таким и было большинство его сограждан четверть века назад, когда Лукашенко было 40. Сегодня рассказы пожилого белорусского лидера понятны скорее пенсионерам, которых в стране меньшинство.

Белорусский лидер, имеющий 17 резиденций и появляющийся со свитой моделей, всё меньше похож на защитника простого народа. Ослабла и сила убеждения государственного телевидения. Уже половина белорусов новости узнают из Интернета.

Что в итоге?

Денег на выплаты хоть низких, но регулярных зарплат и сохранение советских заводов у белорусских властей всё меньше. Кризис больнее всего ударил по жителям регионов. Власти уже несколько лет сокращают социальные расходы и не предлагают гражданам никаких альтернатив, поэтому всё больше белорусов разочаровываются в несменяемом руководителе страны.

Падение поддержки Лукашенко ещё не означает, что в Беларуси зреет революция. Он сохраняет контроль над 60% белорусов, работающих в госсекторе. Однако руководить страной с экономическими проблемами и молчаливым протестом населения Лукашенко будет значительно труднее.

У самурая нет цели, есть только путь. Мы боремся за объективную информацию.
Поддержите? Кнопки под статьей.

''отсканируй
и помоги редакции

Become a Patron!