Перейти к основному содержанию

Почему их нельзя называть «сепаратистами»?

Будущий груз-200, так и говорите.
Источник

Примечание редакции. Сами порой грешим терминологическими неточностями. Но считаем нужным републиковать этот материал наших коллег из Эстонии.

Начиная с лета 2014 года, в конфликте начали принимать непосредственное участие сухопутные войска и ВДВ РФ, причём это участие заключалось как в безнаказанных обстрелах украинской территории с территории РФ (ВС Украины не могли отвечать на эти обстрелы из-за опасения спровоцировать более масштабное вторжение), так и в прямом вторжении на территорию Украины. Максимальное участие регулярной российской армии — по разным оценкам от 8 до 12 усиленных БТГ, отмечалось во время иловайских событий, а также во время штурма Дебальцево. Кроме этого, РФ активно поставляла оружие (включая тяжёлое) местным коллаборационистам, в том числе образцы вооружения, которые никогда не состояли на вооружении ВС Украины. Этот момент принципиален в связи с тем, что пособники оккупантов пытались объяснить наличие у них тяжёлых вооружений тем, что они якобы захватили его в боях против армии Украины.

С полным списком частей и подразделений российской армии, которые принимали участие в войне против Украины, а также предоставленной коллаборационистам военной техники, можно ознакомиться в базе данных Inform Napalm. Информация переведена на многие языки мира, включая украинский, русский и английский. Сами коллаборанты неоднократно отмечали, что именно присутствие регулярных российских войск было решающим для победы в боях. На начальном этапе конфликта РФ не утруждала себя даже тем, чтобы найти местных коллаборантов для занятия руководящих политических должностей. Например, первым так называемым «председателем Совета министров Донецкой Народной Республики» был гражданин России Александр Бородай, тесно связанный с российскими спецслужбами. Отдельно стоит отметить так называемые «гуманитарные конвои» РФ, которые под прикрытием гуманитарной деятельности активно используются для доставки на оккупированные территории оружия и боеприпасов, а также для вывоза погибших российских военнослужащих.

Если на начальном этапе войны, воспользовавшись неразберихой военного времени, на оккупированных территориях и действовали отдельные неподконтрольные Кремлю бандформирования, то за последние годы все военные подразделения коллаборантов были взяты под полный контроль российским командованием и сведены в два корпуса — так называемые «1-й армейский корпус ДНР» и «2-й армейский корпус ЛНР». Оба корпуса по факту являются частью недавно воссозданной 8-й гвардейской общевойсковой армии РФ.

Вопрос заключается в том, можем ли называть пособников (коллаборационистов) российских агрессоров — «сепаратистами»? Очевидно, что нет. С таким же успехом «сепаратистами» можно было бы назвать войска генерала Власова или режим маршала Петена, которые контролировали некоторые территории во время Второй мировой войны. Но всем было ясно, что держатся они лишь за счёт поддержки Вермахта.

Вот и в данном случае термины «сепаратисты», «ополченцы» и, как следствие, «гражданская война» введены в оборот российской пропагандой намеренно, чтобы закамуфлировать участие в конфликте РФ и представить войну, развязанную Россией, как внутреннее дело Украины.

Приложение:

General Assembly of the United Nations:

“Territorial integrity of Ukraine”, A/RES/68/262, Resolution adopted by the General Assembly on 27 March 2014.

“Situation of human rights in the Autonomous Republic of Crimea and the city of Sevastopol (Ukraine)”, A/RES/71/205, Resolution adopted by the General Assembly on 19 December 2016.

“Situation of human rights in the Autonomous Republic of Crimea and the city of Sevastopol, Ukraine”, A/RES/72/190, Resolution adopted by the General Assembly on 19 December 2017.

Office of the United Nations High Commissioner for Human Rights: “Situation of human rights in the temporarily occupied Autonomous Republic of Crimea and the city of Sevastopol (Ukraine), 22 February 2014 – 12 September 2017”.

Parliamentary Assembly of the Council of Europe:

“Recent developments in Ukraine: threats to the functioning of democratic institutions”, Resolution 1988 (2014).

“Reconsideration on substantive grounds of the previously ratified credentials of the Russian delegation”, Resolution 1990 (2014).

“The progress of the Assembly’s monitoring procedure (October 2013 – September 2014)”, Resolution 2018 (2014).

“Challenge, on substantive grounds, of the still unratified credentials of the delegation of the Russian Federation”, Resolution 2034 (2015).

“Missing persons during the conflict in Ukraine”, Resolution 2067 (2015).

“The humanitarian concerns with regard to people captured during the war in Ukraine”, Resolution 2112 (2016).

“Political consequences of the Russian aggression in Ukraine”, Resolution 2132 (2016).

“Legal remedies for human rights violations on the Ukrainian territories outside the control of the Ukrainian authorities”, Resolution 2133 (2016).

“Humanitarian consequences of the war in Ukraine”, Resolution 2198 (2018).

Parliamentary Assembly of the Organization for Security and Cooperation in Europe:

Resolution on clear, gross and uncorrected violations of Helsinki Principles by the Russian Federation.

Resolution on the continuation of clear, gross and uncorrected violations of OSCE commitments and international norms by the Russian Federation.

European Union:

EU statement on “Russia’s Ongoing Aggression against Ukraine and Illegal Occupation of Crimea”, PC.DEL/1558/16, 11 November 2016.

International Criminal Court:

Office of the Prosecutor, Report on Preliminary Examination Activities 2016.

Office of the Prosecutor, Report on Preliminary Examination Activities 2017.

International Court of Justice:

Application of the International Convention for the Suppression of the Financing of Terrorism and of the International Convention on the Elimination of All Forms of Racial Discrimination (Ukraine v. Russian Federation), Order of 19 April 2017.

Permanent Court of Arbitration:

Arbitration between Everest Estate LLC and Others as Claimants and The Russian Federation as Respondent, Press Release of 9 May 2018.

Government of The Netherlands:

MH17: The Netherlands and Australia hold Russia responsible, News Item of 25 May 2018.

G7:

The Charlevoix G7 Summit Communiqué of 9 June 2018.

''отсканируй
и помоги редакции
Загрузка...