Перейти к основному содержанию

Почему все так хотят угробить предпринимателей

Государство закрутит гайки для плательщиков единого налога. Борьба идёт с уклонением от уплаты налогов, а нам остаётся только наблюдать.

Инициатива Министерства социальной политики по введению критериев, позволяющих утверждать, что предприниматель, с которым сотрудничает юридическое лицо (или другой предприниматель), на самом деле должен быть наёмным сотрудником, просто «взорвала» представителей IТ-бизнеса.

Причём рвануло так сильно, что на сегодня не только само Минсоцполитики в лице его главы Ревы успело заявить, что «ничего плохого мы не хотели», но и с соответствующими заявлениями выступили и Премьер-министр, и Президент.

Вместе с тем нужно понимать, что это далеко не последняя попытка государства подержаться за мягкое подбрюшье предпринимателей. И да, я не верю, что инициатива Минсоцполитики была исключительно их личным перформансом.

Дело в том, что с точки зрения государства предприниматели на сегодня — исключительно вредный элемент, от которого этому государству больше вреда, чем пользы.

При этом, что самое худшее, сами предприниматели склонны переоценивать своё значение для экономики страны: «Мы наполняем бюджет, нас не тронут!».

Увы, друзья мои, это не так.

Поступления от уплаты единого налога — это всего-навсего 1,5–2% от всех бюджетных поступлений. И с единым социальным взносом, кстати, примерно та же самая ситуация.

Единственные из нас, предпринимателей (а я тоже предприниматель), кто представляет на сегодня ценность, — это вот тот самый IТ-сектор. Дело в том, что этот сегмент даёт что-то около 4% ВВП страны, и в ближайшие пару лет вполне может удвоить этот показатель. А 4% ВВП (ну а тем более 8%), скажу я вам, — это совсем не то же самое, что 1–2% поступлений в бюджет.

А вот остальные…

В своё время (в 1997 году) единый налог и упрощённая система появились по принципу «хоть шерсти клок», ведь на тот момент предприниматели, работавшие на общей системе и торговавшие на рынках, не платили в бюджет практически вообще ничего. При этом появление единого налога изначально было воспринято без особого энтузиазма. Прекрасно помню, как налоговики пару лет после его введения ходили по рынку и уговаривали всех перейти на единый налог. Основная замануха при этом была: «Мы вообще не будем вас проверять».

Но на сегодня сложилась ситуация, когда достаточно большая часть предпринимателей, по сути, «фиктивные». В том аспекте, что в реальности они не занимаются бизнесом, а их просто используют для минимизации налогов.

Самый простой вариант. Купили условные болты на рынке по 1 гривне, а по учёту оприходовали от своего ФЛПшника по 10 гривен. Ну или, к примеру, предприятие получило прибыль в 10 млн гривен, из которой нужно заплатить 1,8 млн гривен налога на прибыль и… что? Правильно, нихрена не заплатило, потому как перечислило эти 10 млн двум предпринимателям якобы за рекламу. В результате этого в госказну вместо 1,8 млн гривен поступило только 500 тыс. гривен единого налога, а общие потери бюджета (если считать, что после уплаты налога на прибыль остальную сумму могли выплатить в качестве дивидендов) составят всё те же 1,8 млн грн.

Но это только вершина айсберга.

Ведь, кроме этих милых шалостей с увеличением затрат, есть ещё и вопрос бесконтрольной реализации. И это не только сбыт контрабандных «товаров народного потребления», о чём обычно принято говорить в контексте «вреда от предпринимательства».

Как на мой взгляд, на текущий момент от 30 до 50% украинских товаров, которые продаются конечному потребителю, произведены «в чёрную» из сырья или материалов, купленных за наличку. Особенно это касается продуктов питания, обуви, одежды…

Например, сначала у фермера покупают семечки подсолнуха, потом их привозят на маслобойку, где с них получают подсолнечное масло. Дальше в масловозе его доставляют на завод, где очищают (рафинируют, дезодорируют и т.п.), после чего перевозят на другое предприятие, где фасуют в бутылки и клеят этикетки. Ну а потом масло продают через розничную сеть в небольших магазинах.

На всех этих этапах: и фермеру за семечки, и за услуги переработки, и за фасовку, и за тару или перевозку — оплата идёт наличными. Ну а поскольку потом масло продают за наличные ФЛПшникам – плательщикам единого налога 2-й группы, а те, в свою очередь, реализуют его (также за наличные) потребителям, поступления в бюджет от этого всего составляют ноль целых ноль десятых. И точно такая же ситуация абсолютно со всеми продуктами питания. «В белую» делают только то, что реализуется через крупный ритейл (супермаркеты) или уходит на экспорт.

При этом в реальности через магазин за год продают товара на 10–20 млн гривен, а в отчёте указывают оборот в 900 тыс. гривен в год, а то и меньше.

В этих условиях государство однозначно будет предпринимать меры как для сокращения теневого оборота товаров, так и для уменьшения доли предпринимателей в схемах минимизации налогов. Причём может сложится ситуация, когда вполне осознанно вместе с водой могут выплеснуть и ребёнка.

Все уже слегка подзабыли, но в следующем году, например, запланировано введение поголовной фискализации, когда абсолютно все предприниматели, продавая товар за наличные, будут обязаны выдавать покупателям фискальные чеки. Причём для того, чтобы не было претензий «а где нам взять деньги на кассовые аппараты», ГФС Украины ещё в прошлом году запустила и обкатала систему, позволяющую регистрировать чеки на сервере ГФС с помощью смартфонов и планшетов.

Вообще, огромная беда предпринимательского сообщества — в его разобщённости: каждый считает, что если что-то происходит с другими, то его это не касается. Ну вот в позапрошлом году ввели кассовые аппараты для тех ФЛПшников, которые продают сложно-бытовую технику, и что? Протестовали, да и то слабенько, только те, кого это касалось, остальные отсиделись.

Да даже вот то, с чего я начал — этот дебильный проект Минсоцполитики. Возмутились только ИТ-шники, остальные отмолчались. И это при том, что на самом деле он касается абсолютно всех предпринимателей, оказывающих услуги.

В этом проекте из семи пунктов есть четыре, которые в той или иной комбинации дают те самые три, позволяющие сделать вывод о трудовых отношениях, а именно:

1) периодически (более 2 раза) лицу предоставляется вознаграждение в денежной или натуральной форме за работу, выполняемую в интересах другой стороны;

2) личное исполнение работы по конкретной квалификации, профессии, должности по поручению и под контролем того, в интересах которого выполняются работы, или уполномоченного им лица;

3) вознаграждение за оказанные услуги — единственный источник дохода лица, или составляет 75% и более его дохода в течение 6 календарных месяцев;

4) лицо выполняет работы (оказывает услуги), подобные выполняемым штатными работниками работодателя.

Так вот, пункты 1, 2 и 4 из этого списка характерны для очень многих предпринимателей, оказывающих те или иные услуги. Только навскидку сюда (кроме уже упомянутых IТ-шников) попадают: юристы, адвокаты (да-да, это ж не только для «единщиков»), бухгалтера, перевозчики, экспедиторы, рекламщики, дизайнеры, проектировщики, архитекторы и многие другие.

Причём самое худшее заключается в том, что на самом деле не важно, попадаете вы под эти пункты или нет. Важно то, что сама ваша организационно-правовая форма (предприниматель) становится рисковой для вашего заказчика.

Самое смешное, что Рева (министр Минсоцполитики) сказал правду, когда заявил, что они не собираются ущемлять предпринимателей. Действительно, напрямую этот их законопроект предпринимателей не касается, он касается их контрагентов.

В силу этого в случае, если бы предложение Минсоцполитики было бы принято, никто просто не стал бы, во-первых, сидеть и вычислять, попадает ли конкретный ФЛПшник Вася под эти критерии или нет. Ну а во-вторых, контрагент предпринимателя просто не захочет нести риски, связанные с возможной будущей проверкой инспекции по труду. Ведь во время такой проверки инспектор вполне может не согласится с позицией предприятия. В результате этого тому, кто посотрудничает с предпринимателем, придётся тратить деньги на адвоката, чтобы отменить в суде решение о начислении очень даже нехилых штрафов (сейчас 125 тыс. гривен за каждого неоформленного).

То есть этот законопроект создавал условия, при которых заказчик, узнав, что исполнитель является предпринимателем, предпочёл бы отказаться от сотрудничества с ним, чтобы не нести возможные риски, связанные с таким сотрудничеством.

И это очень хорошо коррелируется с тем, с чего я начал — заинтересованностью государства в ликвидации такой организационно-правовой формы хозяйствования, как предприниматель. Правильнее сказать, не в ликвидации его как бизнеса, а в постепенном выдавливании его деятельности в формат юридического лица.

Собственно, этот проект Минсоцполитики, от которого сейчас все открестились, был именно таким пинком в этом направлении. Просто он был очень грубым и его все заметили, правда, интерпретировали, как на мой взгляд, немного неправильно.

Видите ли, котики, за последние несколько лет государство успело напринимать кучу на первый взгляд совершенно не связанных между собой как законов, так и регуляторных актов или просто инициатив.

Ну вот, к примеру, несколько лет назад усилили ответственность за незаконную торговлю. Теперь штраф за незаконную предпринимательскую (а если правильно — хозяйственную) деятельность составляет от 17 тыс. до 34 тыс. гривен с возможной конфискацией того, что для такой деятельности используется.

Казалось бы, ну какое это имеет отношение к предпринимателям?

Да прямое! Чтобы вам некуда было бежать, когда очередной поворот ключа подзажмёт гайки. Например, чтобы при поголовном введении РРО предприниматель не смог заявить, что раз так, он закроется и будет работать «в чёрную». Будет работать — останется без товара и со штрафом в 34 тыс. гривен. Финита ля комедия…

Как я уже писал выше, сначала ввели РРО для тех, кто торгует сложнобытовой техникой, все остальные промолчали. Потом ввели для аптек, все остальные промолчали. Ну а когда в следующем году кассовые аппараты введут для всех остальных, промолчат уже первые, потому что у них они уже давно есть и им будет всё равно. Принцип лягушачьих прыжков, или, говоря по-другому, «разделяй и властвуй».

В этом контексте инициатива Минсоцполитики могла выступать не только в роли пинка, который должен был бы заставить часть предпринимателей переформатироваться и стать юридическими лицами, но и в роли «козы» из анекдота «Купи козу. Продай козу».

И вот теперь мы подходим к самом основному — чего ждать дальше.

Наши вводные:

а) сохранить IТ-бизнес (на остальных, увы, пофиг);

б) убрать минимизацию и теневой оборот.

Во-первых, сразу скажу, чего ждать не следует — увеличивать лимиты никто не будет. Вот как есть сейчас годовой оборот для первой группы 300 тыс. гривен в год, для второй — 1,5 млн, а для третьей — 5 млн, так всё и останется.

Во-вторых, я ждал бы увеличения ставки единого налога для третьей группы до 8–10%, а также возможно, в перспективе, начисление ЕСВ вместо одной (как сейчас) до 2–3 минимальных зарплат (причём не только для третьей, но и дифференцированно для второй группы).

Теперь, когда всем фрилансерам, и в первую очередь IТ-шникам, показали «козу», большая часть из них воспримет такое увеличение налоговой нагрузки если и без особого восторга, но уже и не совсем в штыки. При этом тот факт, что при проверке у тебя теперь могут потребовать выписку с банка не только по предпринимательскому, но и по личному счёту, должен сдерживать желание получать оплату за свои услуги на личную карту (чтобы не платить 10%).

Для высокомаржинального (высокорентабельного) бизнеса такое увеличение не критично, потому как при рентабельности в 60–90 % заплатить 10% с выручки — это всё равно меньше, чем совокупно 18% НДФЛ, 22% ЕСВ и 1,5% ВЗ с чистого дохода (прибыли).

Вместе с тем повышение ставки единого налога до 10% сразу сократит количество желающих увеличить затраты за счёт ФЛПшника 3-й группы. Ведь в таком случае такое увеличение (с учётом «интереса» подобного «помагатора») будет обходиться в 15–16% (вместо сегодняшних 10–11%), что уже будет практически сравнимо с налогом на прибыль. Обнал и минимизация через предпринимателей станут нерентабельными.

В-третьих, всем торгующим за наличку однозначно следует ждать поголовного введения кассовых аппаратов (ну или их электронного аналога). Также думаю, что через некоторое время после введения РРО будет усилен контроль за этими операциями и, возможно, увеличены штрафы за осуществление деятельности без РРО (привет, 90-е годы прошлого века).

В-четвёртых, в контексте этого всего я бы, наверное, ждал появления для плательщиков единого налога второй группы «обязов» по ведению учёта, или, точнее, по хранению документов о происхождении товара и, возможно, учёта его остатков (движения).

В общем, моё мнение сводится к тому, что чуда ждать не стоит.

Государство и дальше будет планомерно и неотвратимо «закручивать гайки» для плательщиков единого налога, пока не выдавит всех, или хотя бы большую часть тех, кто на самом деле предпринимателем не является, ну или является, но уже не попадает под критерии микробизнеса (который только и целесообразно облагать по фиксированной ставке).

Причём это давление будет нарастать не просто постепенно, а и разновекторно, чтобы для начала никто особо не обращал внимания, а потом просто не смог бы отпетлять.

Вот как-то так.

Рубрика "Гринлайт" наполняется материалами внештатных авторов. Редакция может не разделять мнение автора.
''отсканируй
и помоги редакции
Загрузка...