Перейти к основному содержанию

Первые итоги аттестации: происходит ли обновление полиции

А страшный сон Илюши Кивы реальностью таки не стал. Как проходит переаттестация в МВД.

Примечание редакции. Публикуем интересную статью корреспондента «ЛІГАНовости» Валерии Кондратовой о первых результатах реформы силового блока Украины — формировании Нацполиции, перераспределении функций между силовыми ведомствами, и особенно — о переаттестации бывших милиционеров и проблемах, связанных с этим процессом.

На off-record-встрече Хатия Деканоидзе лично пообещала главреду ПиМ, что все данные об аттестации бывших милицейских будут обнародованы и открыты. Включая информацию о тех, кто был отсеян.

Цели, которые ставились перед аттестацией, пока не достигнуты: система МВД успешно сопротивляется, данные об обновлении полиции фактически засекречены.

30 сентября в Украине закончится аттестация сотрудников полиции. Об этом несколько дней назад сообщила глава Нацполиции Хатия Деканоидзе. Скоростью реформ, как минимум на публику, она довольна. «Как бы меня не критиковали, назовите мне хоть одну правоохранительную структуру, где произошла бы такая волна очищения (как в полиции)», — предложила Деканоидзе журналистам.

Оптимизм Деканоидзе разделяют далеко не все. Законодательные и организационные лазейки в процессе аттестации позволили многим сомнительным кадрам сохранить должности в новой полиции или восстановиться в них через суды. За последние недели сотрудники полиции несколько раз попадали в эпицентр скандалов. Самый громкий из них произошёл в ночь на 24 августа в Николаевской области: полицейские подозреваются в убийстве жителя посёлка Кривое Озеро. Заключение судмедэкспертов однозначно: причиной смерти стало острое внутреннее кровотечение и травматическое поражение сердца.

2ce562a3030cdfe459f55c44cc201920

Задержание полицейского в Кривом Озере. Фото — novosti-n.org

Суд арестовал троих полицейских без права внесения залога, райотдел расформирован.

Аттестация николаевской полиции, которая должна была очистить систему, прошла весной. «По нашей информации, один из этих полицейских вообще не проходил аттестацию, потому что числился водителем, — рассказал ЛІГА.net волонтёр, бывший член аттестационной комиссии Роман Синицын. — Ещё один был уволен и восстановлен через суд. Один аттестацию прошёл, но, вероятно, заочно. Комиссия могла решить: он молодой, всего пару лет работает, не успел испортиться, дадим ему шанс. А к событиям в Кривом Озере как раз молодые, 1992–1994 года рождения, и причастны. Очень много способов было избежать честной аттестации».

Редакция ЛІГА.net запросила в Национальной полиции результаты аттестации всех шестерых полицейских, которые присутствовали на месте убийства мужчины в Кривом Озере. Ответ на этот официальный запрос будет опубликован на нашем портале. Другого способа получить от полиции данные, которые изначально планировалось размещать в открытом доступе — пока нет.

Что скрывают?

Централизованная информация о результатах аттестации полиции в открытом доступе, мягко говоря, неполная. На сайте Нацполиции в разделе с соответствующим названием только таблица со 173 фамилиями, датированная ещё 22 января 2016 года. Так что судить о масштабах увольнений можно исключительно по публичным заявлениям руководства полиции. Министр внутренних дел Арсен Аваков в мае объявил, что из руководства полиции аттестацию не проходят 25–30% сотрудников, из рядового состава — 12–15%. Глава Нацполиции Хатия Деканоидзе в июле сообщила, что за год переаттестовано 30 тысяч бывших милиционеров, и ещё 4 тысячи аттестацию не прошли. «Из них 30% — руководящий состав. Это большие цифры», — сказала она. В Киеве провалили проверку 11% личного состава.

По данным источника ЛІГА.net в Нацполиции, за год аттестации удалось уволить около 4500 сотрудников полиции. Около тысячи из них своё увольнение оспорили в судах. Но точных результатов аттестации нет даже у представителей аттестационных комиссий.

«Результаты де-факто засекречены, несмотря на многочисленные обещания их опубликовать, кучу запросов по этому поводу и даже петицию», — объяснила ЛІГА.net Евгения Закревская, адвокат Небесной сотни и участник центральной апелляционной комиссии.

Персональные результаты аттестации не публикуются. Узнать, кто из действующих сотрудников действительно переаттестован, кто восстановился через суд, а кто воспользовался дырами в процессе и вообще избежал переаттестации — практически невозможно.

«Данные об аттестации не предоставляются или предоставляются через раз, и неполные, на запросы журналистов, волонтёров и небезразличных людей. Почему эту общественно важную информацию не публикуют? Ответ, как по мне, очевиден: публикация списков позволила бы выявлять всех, кто обошёл аттестацию, смахлевал, уволился в процессе или перед аттестацией, чтобы потом восстановиться в другой области. Показала бы касты неприкасаемых, которые вообще избежали аттестации», — говорит Закревская.

По мнению адвоката, такая таинственность полностью нивелирует саму идею аттестации. «Зачем было тратить время, ресурсы на организацию комиссий, собеседований и так далее, если, например, в Кривом Озере, где аттестация завершилась ещё весной, 24 августа на вызов по "102" выезжает не проходивший аттестацию Денис Ляхвацкий? Вызов заканчивается убийством человека. Денис Ляхвацкий, не проходивший аттестацию, — основной подозреваемый... Почему так произошло? Почему этот человек приехал на вызов в полицейской форме с удостоверением полицейского? Потому что персональные результаты аттестации по Николаевской области никому не известны. Информация о том, кто из действующих сотрудников проходил аттестацию, а кто — нет и с каким результатом, отсутствует. Никто не отвечает за то, что в управлении работают неаттестованные полицейские. Почему-то никто не хочет озвучить страшный вывод: если бы к аттестации руководство полиции относилось всерьёз, если бы решения аттестационных комиссий выполнялись, а неаттестованные полицейские действительно не могли бы работать в полиции, этого конкретно убийства бы не было», — утверждает Закревская.

Что планировалось?

«Полиции нужны новые кадры, а старые, дискредитировавшие себя, уйдут. Будут они при этом как-то упираться или нет — неважно. Я доверяю аттестационным комиссиям. Нам известно если не обо всех, то почти обо всех коррумпированных сотрудниках старой милиции... Мы будем работать над тем, чтобы общество доверяло полиции. Доверие со стороны общества — лучший показатель эффективности», — говорила ЛІГА.net в разгар аттестации, в феврале, руководитель Национальной полиции Хатия Деканоидзе.

Как показала трагедия в Кривом Озере, ни одна из этих целей в полной мере не достигнута. По сути, изменилось немного: новая патрульная служба (поддержка в апреле — 43,9%, по данным Центра Разумкова), нормальная форма, современные «приусы» и велопатрули на улицах. За этой вывеской, в стенах райотделов, всё по-прежнему.

«Аттестация как часть реформы полиции провалена. И причин этому очень много», — утверждает Синицын.

Изначально предполагалось, что аттестация отсеет из полиции коррупционеров с сомнительным уровнем доходов и образом жизни, профессионально и интеллектуально непригодных сотрудников. Для этого все полицейские должны были сдать тест на знания и логику, а позже подтвердить свой уровень во время личных собеседований с представителями аттестационных комиссий.

«В комиссию дело каждого полицейского попадало со всей историей, информацией о карьерных передвижениях, дисциплинарных взысканиях, результатах тестов. На собеседовании члены комиссии могли задавать ему любые вопросы: и по карьере, и по законодательству, и по декларации. У нас также была таблица с замечаниями граждан к тому или иному сотруднику. В некоторых редких случаях, если у нас были серьёзные сомнения, принималось решение отправить человека на полиграф. Но это сложная и долгая процедура, поэтому в большинстве случаев обходились без неё», — рассказала ЛІГА.net глава аттестационной комиссии Национальной полиции Киева, член экспертного совета по реформированию при МВД Анастасия Леухина.

В состав аттестационных комиссий на старте, в надежде действительно изменить систему, вошли волонтёры, адвокаты, журналисты, представители общественных организаций. Но весной они начали массово выходить из процесса аттестации.

Кто и почему саботировал аттестацию?

«В какой-то момент мы поняли, что процесс аттестации начал полностью контролироваться советниками Авакова. И мы не видели смысла оставаться в нем в роли статистов. На самом деле серьёзных, "системообразующих ментов" никто не увольнял, а перетаскивал в новую полицию чуть ли не за уши», — рассказал Роман Синицын.

«Как вы себе представляете, когда советники Авакова сами отбирают представителей общественности для участия в аттестационных комиссиях? С апреля в результате каких-то подковёрных игр этим процессом начали управлять господин Филенко, Апостол, Стойко. Они отбирали представителей общественности в комиссии, проводили с ними собеседования», — добавил он.

Синицын говорит, что эту проблему активисты обсуждали, в том числе, и с Хатией Деканоидзе, которая обещала попытаться исправить ситуацию. «Исправились до того, что советники Авакова начали формировать ручные комиссии. В итоге туда часто попадают люди из орбиты Министерства внутренних дел. Профсоюз МВД — ну какая это общественность? Почему там нет АТОшников, волонтёров, антикоррупционеров? Недавно был большой скандал в Житомире, когда в комиссию взяли киевского авторитета Игоря Фадеева по кличке Москва. Его из комиссии убрали», — рассказал Роман Синицын.

«Но никто из рекомендовавших и утвердивших Фадеева сотрудников МВД и руководства области никакого наказания не понёс», — добавляет Евгения Закревская.

По её словам, в определённый момент Хатия Деканоидзе не смогла преодолеть давление министра, согласилась на убийственный компромисс — и правила игры поменялись. Представителей общественности в состав аттестационных комиссий стало отбирать не международное агентство ICTAP, а советники Авакова; принцип формирования комиссий поменялся; критически настроенная часть общества утратила возможность попасть в комиссии или оказалась в меньшинстве, неспособном влиять на решения. «То есть были нарушены базовые условия общественного договора — доступ общества и реальное его участие в принятии решений по аттестации. Как только организацией процесса стали руководить советники Авакова, члены комиссий, например, перестали получать информацию из специальной формы, размещённой на сайте Нацполиции, куда направляли данные и доказательства о нечестном или недостойном поведении аттестуемых. Так, например, это было в Виннице», — пояснила она.

Успешно переаттестованных полицейских в Виннице — единицы. Одна из комиссий, как сообщили активисты, из четырёхсот людей уволила только десять, а это 2,5%.

В Черниговской области переаттестация закончилась неделю назад. Процент уволенных — 4%. «Это ещё не учитывая апелляционную комиссию в Киеве, через которую, как правило, восстанавливается половина. Остаётся 2%. Из них где-то 80% пойдут в суд. Наша статистика — суды восстанавливают 85%. То есть на выходе мы даже 1% уволенных не получим», — констатирует Синицын.

По данным источника ЛІГА.net в полиции, увольнение в судах обжаловали порядка тысячи бывших милиционеров. «Около 200 дел мы уже проиграли, около 70 — выиграли. По сути, судьи просто не признают аттестационное право комиссий», — говорит собеседник.

«Очень плохо прописана нормативка. Мы уже понимаем, что она реально "дырявая" — там есть противоречия с Трудовым кодексом. А прописывал нормативку юрдепартамент (МВД), господин Жиденко. Он работал заместителем начальника ещё при Захарченко. Мы неоднократно приходили и говорили Деканоидзе: вот "косяки", давайте их исправлять, не предусмотрена видеофиксация, а менты потом в суд приходят и рассказывают, что мы их на комиссии унижали. Но почему-то они очень сопротивлялись внесению правок в нормативно-правовую базу. Мы посмотрели на это, потратили кучу своих денег, времени, в пяти областях были, и решили больше участия не принимать. В мае-июне ряд организаций вышли из процесса аттестации», — говорит Синицын.

Закревская на вопрос ЛІГА.net, кто виноват в таком положении вещей, ответила: «Лично Арсен Аваков — в части направления всех своих усилий на то, чтобы аттестацию не допустить, превратить в профанацию или максимально снизить её эффективность. Начиная с того, что Хатию он назначил руководителем полиции лишь после того, как закончился срок для юридически чистой аттестации на тот момент ещё милиционеров, без возможности их восстановления через суд. Лично Хатия Деканоидзе — в той части, в которой она не смогла противостоять давлению Авакова и завершить начатое. Плюс огромная инерция всей системы, большинство винтиков которой, независимо от Авакова и Хатии, цеплялись и цепляются за свои места и должности всеми силами».

Источники ЛІГА.net в Нацполиции утверждают, что Деканоидзе всё это не устраивает и она ищет возможность повторно отстранить от работы полицейских, которые не прошли аттестацию, но восстановились через суды. В декабре в структуре полиции должна пройти реорганизация, которая позволит достичь этой цели. «Хотя они, конечно, опять пойдут в суд», — отметил источник. Сама Деканоидзе неоднократно называла переаттестацию непрерывным процессом, который лишь в отдалённом будущем приведёт к очищению.

В чём проблема гражданского общества?

«Я была в Чернигове, когда мы отбирали представителей общественных организаций в комиссии. И выбор был очень скуден», — объясняет Анастасия Леухина. По её словам, в Киеве действительно есть пул сильных общественных организаций, которые могут провести аттестацию и отвечать за результат, но и их не всегда достаточно — потому что участие в аттестации требовало больших временных неоплачиваемых инвестиций. В Чернигове их — единицы, и то не все подались на отбор.

«Когда в комиссии отбирали представителей общественности, я работала с некоторыми из советников Авакова, и не видела большого давления. У нас были разногласия, но я не видела больших усилий по продвижению той или иной группы. Зато видела очень низкое качество общественных организаций и активистов. Людей с репутацией, которые хотели бы участвовать в процессе аттестации, было мало. Выбирать было практически не из кого. Иногда мы оказывались в ситуации, когда всех посмотрели и всех отсеяли, потому что они не отвечали критериям — это аполитичность, репутация, портфель организации и умение вести диалог. И в итоге получалось, что поставить в комиссию совсем некого. Приходилось идти на компромиссы. И в этом я вижу очень большую проблему», — подчеркнула Анастасия Леухина.

По её словам, гражданское общество постоянно борется за право влиять на процесс принятия решений. «Но мы забываем о том, что у нас во многих регионах и вообще в среднем по стране общественных организаций либо нет, либо непонятно, чем они занимаются и под что созданы, либо их критично мало. Очень большая печаль у нас происходит с гражданским обществом, и очень важно его развивать, чтобы активные организации и местные лидеры могли достойно и системно мониторить работу полиции, обнародовать нарушения, бороться за то, чтобы их не было. Система изнутри всегда найдёт способ самосохраниться, если не выстроить мощные рычаги внешнего контроля», — считает она.

Есть ли хорошие новости?

«Такую аттестацию, действительно, не проводил никто и никогда. Никто в мире. Мы были практически первопроходцами, и мне кажется, что многое из этого вынесли. Аттестация показала, какие у нас проблемы с образованием полицейских, и нам стало понятно, какой в реальности уровень сотрудников полиции», — отметила Анастасия Леухина.

«Уровень подготовки в среднем — низкий, иногда даже критично низкий. Бывали случаи, когда мы вообще не понимали, как человек может работать начальником райотдела, сдав тесты на 8 баллов из 60. Мне кажется, даже генератор случайных чисел дал бы лучший результат. Молодые сотрудники, только окончившие академии, не имели представления о базовых понятиях конституционного права. На вопрос, кто является источником власти, могли ответить: Аваков, Кабмин, Рада. Мы начинали спрашивать: вы всего два года назад окончили академию, какой была тема дипломной работы? Не могли вспомнить, а потом некоторые признавались, что их работа стоила 500 долларов. Часто следователи не ориентировались в УПК, не могли перечислить требования по задержанию человека, а это те вещи, с которыми им приходилось сталкиваться каждый день», — сказал Синицын.

Но был среди аттестованных полицейских, добавляет Роман Синицын, и небольшой процент очень образованных, со знаниями иностранных языков, людей, которые были недооценены и достойны занять более высокие должности.

«Из того, что я видела в регионах, процесс аттестации имел смысл не только для увольнения, но и для повышения полицейских в должностях. Есть процент людей в системе, которые достаточно грамотны и образованы, но у них нет связей, и они просто не могли продвигаться вверх. Переаттестация помогала выявлять такие случаи», — добавила Леухина.

Сейчас очень важно, считает она, контролировать процесс набора новых полицейских на открытые вакансии: «После того, как выполол на поле сорняки, очень важно его правильно засеять... У меня сложилось впечатление, что нам надо сделать три вещи: первое — полностью сменить систему образования и по контенту, и по формату, второе — изменить качество лидерства внутри системы, и третье — находить новых людей, которые внедрят изменения».

«Какие-то цели невольно достигнуты, но далеко не те, которые были поставлены и которых ожидали», — говорит Закревская. По её мнению, главной целью аттестации было получение руководством полиции доверия граждан, достаточного для продолжения реформы, закрепление определённого статуса-кво. «Общество привлекается к процессу фильтрации правоохранителей и вместе с руководством полиции разделяет риски такого решения и соглашается с результатом. Соглашается временно — на период проведения дальнейшей реформы. Руководство полиции получает запас доверия и работает дальше. То есть заключается такой общественный договор: вы (общество) приняли участие в процессе, руководство полиции доверяет решениям общества, процесс не совершенен и не закончен. Но есть такой промежуточный результат — переаттестованные полицейские, не идеальные, но уже отличающиеся от милиции. И общество соглашается считать их полицейскими, доверять им, в большей степени — авансом. А руководство полиции получает время и доверие для проведения дальнейших этапов реформы. Так вот, эта цель не достигнута. Доверия нет».

Тем не менее, говорит Закревская, в процессе аттестации общественность обрела союзников в лице патрульных полицейских: «И союз этот не сулит ничего хорошего оставшимся в полиции оборотням в погонах. Как оказалось, не только в лице патрульных — среди "старых милиционеров" тоже есть те, кого достало текущее положение вещей, кто искренне не приемлет взятки, крышевание, для кого действительной, а не декларируемой целью является раскрытие преступлений. Да, их мало, но, оказывается, они существуют. И теперь даже взаимодействуют с общественностью. У многих членов аттестационных комиссий, помимо "чёрного списка" полицейских, появился и "белый". Это маленькое фрагментарное доверие запустило диффузию, которая будет и дальше разрушать стену недоверия, повышать видимость тех процессов, которые происходят в полиции, помогать очищать полицию».

Что дальше?

Через месяц в Грузии пройдут парламентские выборы, на которых лидируют Единое национальное движение (партия Михаила Саакашвили) и правящая «Грузинская мечта». Разрыв между ними сейчас, как показывают результаты последних опросов общественного мнения, — чуть больше 1%. И если в октябре ЕНД выиграет эти выборы, отправив партию Иванишвили в оппозицию, то команда Саакашвили может решить вернуться на родину. Деканоидзе — тоже. Хотя на прямые вопросы журналистов по этому поводу она не отвечает и пока, говорит, вплотную занимается реформой украинской полиции.

Предварительно на сентябрь в Нацполиции запланированы организационные и структурные изменения, в том числе реформа криминального блока. Заканчивается разработка плана развития НПУ до 2020 года. Всё это потребует внесения изменений в Уголовно-процессуальный кодекс и закон «О Нацполиции», чтобы ввести новую должность детектива. Планируется переучить и усилить роль участковых, переучить и разгрузить следственный блок, патрульным полицейским дать право расследовать мелкие преступления, и повысить зарплаты всем сотрудникам полиции — как минимум до 8 тысяч гривен.

Всё это потребует двух вещей. Во-первых, политической воли руководства государства и лично министра Авакова. Первые итоги аттестации не внушают оптимизма по этому поводу. Во-вторых, больших средств. Как стало известно ЛІГА.net, Деканоидзе сейчас ведёт переговоры об увеличении бюджета Нацполиции на 2017 год, иначе денег не хватит не только на реформу, но и на работу в существующем формате. Изначально Деканоидзе запрашивала бюджет в размере 40 млрд грн, но в итоге согласилась на цифру 27 млрд. Основная часть этих средств (60%) уйдёт на зарплаты, остальное — на форму, горючее для патрульных, боеприпасы и спецсредства.

На вопрос ЛІГА.net, что по поводу этой цифры в будущем бюджете говорит премьер-министр Владимир Гройсман, источник ответил: «Сказал, что будет поддерживать. Но пока новости не очень хорошие».

Нехорошие сигналы поступают и насчёт новой патрульной службы, предупреждают волонтёры. «Некоторые люди бегают по министерству на Богомольца, чтобы переподчинить патрульную полицию райотделам. Если это начнётся — 30% патрульных, которые пришли в службу что-то менять, уволятся. У них и так сейчас открытые конфликты со следственно-оперативными группами, когда они кого-то принимают, привозят в райотделы, а задержанных тут же, часто показательно, отпускают. Этих наиболее инициативных правильных людей система просто съест», — говорит Роман Синицын.

В патрульной полиции эту информацию пока опровергают и настаивают: никакого отката назад не будет.

«Это неправда, — заверил ЛІГА.net начальник Департамента патрульной полиции Евгений Жуков. — Я борюсь за то, чтобы патрульных не переподчиняли. Все управления патрульной полиции будут подчиняться департаменту».

Источник: «ЛІГАНовости».

''отсканируй
и помоги редакции