Перейти к основному содержанию

Преемник Си. Не так, как раньше

Дэн Сяопин присмотрелся бы к нынешнему рулевому КНР. Или нет.
Источник

В КНР армеец чиновнику не товарищ. Этой дружбе мешают.

Ранее:

Чем же Си Цзиньпин так отличается от своих предшественников, если говорить об эпохе после ухода Дэна Сяопина? Например, тем, насколько заметно он централизовал свою власть.

Было ограничение, актуальное для высшего руководства страны. Два срока максимум, всё закрепили в документах ещё в 1982 году. Кто отменил неудобную помеху? Си.

Также нынешний лидер значительно укрепил авторитет генерального секретаря Компартии Китая (КПК). Эта цель была достигнута за счёт внутрипартийной демократии — хотя бы видимой — и коллективного руководства.

Иногда это вызывает тревогу куда сильнее. Например, если говорить о вероятном кризисе преемственности, сразу же возникают вопросы о власти Си Цзиньпина внутри партии. Она напоминает влияние Сталина или Мао в своём окружении.

Политическая неопределённость, правильно подчёркнутая такими деталями — и есть источник для рассуждений о грядущем кризисе.

Чем грозит отмена максимального срока по управлению государством? В первую очередь, провалом гражданского управления. Когда человек не ограничен временем, пребывая на высших постах, всё это куда быстрее приведёт к диктатуре, не терпящей меры сдерживания и противовесов.

Такая система не терпит ни критики, ни дебатов — даже если они направлены на предотвращение провалов. Здесь сразу вспоминается правление Мао (1949–1976) с пагубной политикой «большого скачка вперёд» и «культурной революции».

Впрочем, политические последствия отмены таких временных ограничений могут быть и преувеличены. Так или иначе, сейчас роль высшего руководителя во многом носит церемониальный характер. Если вам так интересно, реальная власть заключена в чуть иных высоких постах.

Это генеральный секретарь партии и председатель Центральной военной комиссии.

Здесь предельный срок полномочий (два раза по пять лет) был сугубо формальным, и даже не закреплён официально. Потому соблюдение нормы является чуть ли не исключением.

Дэн Сяопин возглавлял комиссию с 1982 по 1989 год. Ху Яобан занял пост генерального секретаря партии всё в том же 1982-м — и покинул его пять лет спустя. Чжао Чзян успел побыть генсеком партии (1987–1989) и 2,5 года провёл в роли председателя комиссии. Ху Цзиньтао в этом списке действительно кажется белой вороной — он исполнял обязанности генсека партии ровно два пятилетних срока.

Неограниченное во времени правление Си может угрожать, но не обязательно приведёт к краху гражданской системы управления. Есть примеры, когда высшее руководство не покидало свой пост — но всё же добилось неких успехов.

Также не стоит забывать, что концентрация власти Си Цзиньпина — заметна, но далека от абсолютной.

В составе Постоянного комитета Политбюро XIX съезда КПК сразу несколько участников не являются протеже Си. Ван Ян связан с сетью Коммунистической лиги молодёжи Ху Цзиньтао. Туда же запишем и его соседа — ведь Ли Кэцян вышел ровно из тех же кругов.

Все умирают, но не все при этом построили диктатуру.

Ван Хунин сплетён с шанхайской сетью Цзяна, как и Хан Чжэн. В сумме получаем четверых человек, то есть большую часть комитета (всего семеро представителей).

Теперь в КНР работают и возрастные ограничения при назначении гражданского руководства. То же самое правило касается военных, которым доверяют критически важные должности. И тем, и тем сразу же задают чёткий срок истечения полномочий.

Казалось бы, Си создал систему, идентичную раскладам Советского Союза. Сейчас КПК достаточно разбита на институты и фракции — но всё же допускает существенную свободу действий при решении важных вопросов. В том числе, и при смене высшего руководства страны. Хорошо регламентированы и отношения между партией и НОАК.

Власть несколько ограничена и в кадровых назначениях, касающихся борьбы с коррупцией.

2012 год. Путёвку в руководство Общеполитического департамента и Генштаба НОАК получили Чжан Ян и Фан Фэнхуй (гусары, молчать! — Прим. пер.). Си приступает к обязанностям на высшем уровне руководства.

2017 год. Оба новичка уже стали фигурантами расследований. Предмет всё тот же: коррупция.

Подозреваемые занимали самые важные посты в армии, но это их не особо спасло. И что же нам это показывает? То, что на протяжении нескольких лет у Си Цзиньпина не было доверенного круга офицеров, которым можно было доверять, управляя страной.

Судя по всему, таков предел власти Си над военной и гражданской бюрократией.

И ещё один момент, отдаляющий нынешнюю власть от ошибок прошлого — нет импульсивности и иррациональности, присущих тому же Мао. В данном случае любой поступок нынешнего руководства переплетается с партийной линией Дэна Сяопина. Экономическое развитие как приоритет. У этих режимов даже совпадают термины вроде «общего процветания».

Цель довольно амбициозна. Китай постепенно превращают в общество, исключающее само понятие классовой революции.

Продолжение следует.

У самурая нет цели, есть только путь. Мы боремся за объективную информацию.
Поддержите? Кнопки под статьей.