Перейти к основному содержанию

Президентские грабли. Часть 1. Перемирия

Наука, которая ничему не учит

О том, что в реальности не выйдет «просто перестать стрелять», и почему ни одно из более чем двадцати перемирий с сепаратистами не увенчались успехом.

2014 год — это уже история, которая как обычно ничему не учит...

Пётр Порошенко официально приступил к исполнению обязанностей Президента 7 июня 2014 года. 19 июня он опубликовал план мирного урегулирования ситуации на Донбассе, который лёг в основу дальнейших переговоров. В таком формате они ведутся и по сей день.

План включал следующие пункты.

1. Гарантії безпеки для всіх учасників переговорів.

2. Звільнення від кримінальної відповідальності тих, хто склав зброю і не здійснив тяжких злочинів.

3. Звільнення заручників.

4. Створення 10 кілометрової буферної зони на українсько-російському державному кордоні і виведення незаконних збройних формувань.

5. Гарантований коридор для виходу російських і українських найманців.

6. Роззброєння.

7. Створення у структурі МВС підрозділів для здійснення спільного патрулювання.

8. Звільнення незаконно утримуваних адміністративних будівель у Донецькій і Луганській областях.

9. Відновлення діяльності місцевих органів влади.

10. Поновлення центрального теле-і радіомовлення у Донецькій і Луганській областях.

11. Децентралізація влади (шляхом обрання виконкомів, захист російської мови — проект змін до Конституції).

12. Узгодження губернаторів до виборів з представниками Донбасу (за умови погодження єдиної кандидатури, якщо є розбіжності — рішення приймає президент).

13. Дострокові місцеві і парламентські вибори.

14. Програма створення робочих місць у регіоні.

Этот план был неисполним априори. Он опоздал примерно на два месяца. «Требования» сепаратистов, выдвигаемые в апреле, к началу июня, когда на Донеччине уже разворачивалась полномасштабная война, были нереализуемы, а «компромиссы» вроде амнистии и гарантии выхода боевиков в Россию воспринимались противником как проявление слабости.

Перед президентом стояла непростая дилемма. С одной стороны были очевидные и логичные требования руководство АТО относиться к происходящему как к настоящей войне и не мешать проводить операции. С другой стороны, «обеспокоенные» западные партнёры, которые, боясь эскалации, «настоятельно рекомендовали» договориться с Путиным и террористами...

Результатом непростого выбора стал крайне неудачный, как видно с позиций сегодняшнего дня, шаг.

В качестве «жеста доброй воли» Президент во время пребывания в Святогорске и штабе АТО отдал распоряжение войскам об одностороннем прекращении огня. Распоряжение было отдано сразу по завершению операции «Меловая флора», в результате которой силы АТО вышли на рубеж Ямполь — Закотное и вели подготовку к освобождению Славянска.

Это решение вызвало отрицательную реакцию в обществе, которая вылилась в ряд протестных выступлений.

Официально бои на территории Донбасса должны были прекратиться вечером в пятницу 20 июня в 22:00, однако по факту этого не произошло.

Часть незаконных формирований, не подчинявшихся даже номинально руководству «ЛНР» и «ДНР», инициативу по прекращению огня полностью проигнорировала и продолжала вести боевые действия как по линии разделения, так и в приграничной зоне, что вызывало ответную реакцию украинских подразделений.

Уже в 23:30 украинских пограничников в Изварино атаковали боевики, вооружённые пулемётами, миномётами и снайперскими винтовками. Более восьмидесяти сотрудников Госпогранслужбы отступили на территорию России, восемь из них были ранены. При этом российские пограничники поддержали огнём украинских коллег, о чём промолчали российские средства массовой информации.

Утром 22 июня террористы атаковали блокпост на горе Карачун близ Славянска, в тот же день боевики «ЛНР» напали на пограничников в районе населённого пункта Городище.

Второй ошибкой стали первые переговоры, которые также были восприняты Кремлём как демонстрация слабости Украины. Прежде всего, самим фактом приезда украинской делегации в оккупированный Донецк.

23 июня в Донецке состоялась встреча международной контактной группы по мирному урегулированию ситуации. Президента Украины представлял Леонид Кучма, во встрече принимали участие Хайди Тальявини (ОБСЕ), Михаил Зурабов (посол РФ в Украине), лидер пророссийской организации «Юго-Восток» Царёв, самопровозглашённый «премьер-министр» «ДНР» Бородай. Неофициально присутствовали Виктор Медведчук и Нестор Шуфрич.

По результатам встречи представитель «ДНР» Бородай заявил, что «ополчение» обязуется прекратить огонь до 27 июня.

Ожидаемого результата переговоры не дали. В ДНР не скрывали, что соблюдать перемирие они не собираются. «В связи с тем, что командование карательных войск не пыталось вступать в какие-либо переговоры с командованием ополчения ДНР, объявленное в одностороннем порядке Порошенко перемирие ополчением соблюдаться не будет», — говорилось в заявлении от имени Гиркина (Стрелкова).

Третья ошибка — осознав, что террористы не собираются останавливать боевые действия, нужно было наглядно, с привлечением репортёрских групп ведущих западных изданий объяснить происходящее Западу и немедленно продолжить наступательные операции, а не «хвататься за соломинку».

Командование АТО, которое приказ о прекращении огня застал в разгар многошаговой операции по освобождению Славянска, воспользовалось «перемирием» как возможностью для наращивания усилий. По оценке военных, задержка операции по освобождению Славянска на две недели и одновременная «пауза» с выдвижением на границу и её перекрытием сыграли решающую роль во всех последующих событиях.

Боевики начали усиление бронетехникой и артиллерией именно в десятидневный период перемирия с 20 по 30 июня. Именно тогда стала поступать информация о том, что на территорию Украины заходят колонны с целью всестороннего обеспечения НВФ.

24 июня контрольно-пропускной пункт Должанский, захваченный боевиками, вёл обстрелы украинских позиций. По нему был произведён ответный миномётный обстрел, во время которого под огонь попала сопредельная территория РФ, ранение получил российский таможенник.

27 июня прошёл второй раунд переговоров контактной группы. Их результатом стало освобождение наблюдателей ОБСЕ, которых ранее захватили боевики. В ответ украинское руководство продлило одностороннее прекращение огня до 30 июня.

Мирные инициативы Киева ни оперативных, ни политических целей не достигли.

После 30 июня силы АТО продолжили активные боевые действия, после чего «донецкий» формат переговоров был полностью исчерпан.

Таким образом, первое в этой войне перемирие, как, впрочем, и все последующие, оказалось ничем не подкреплённой политической декларацией, которую противоборствующие стороны использовали в целях подготовки к дальнейшим боевым действиям.

Именно эти же «грабли» — восприятие террористов в качестве договорабельной стороны, апеллирование к Путину и Западу как к «миротворцам», ведение переговоров представителями без высокого государственного статуса, демонстрация мирных намерений вместо демонстрации силы, сегодня шаг за шагом повторяет Зеленский. Но 73% проголосовавшего за него электората для Путина не указ, а законы войны — это законы физики. Потому на войне политики должны слушать генералов, а не наоборот...

Рубрика "Гринлайт" наполняется материалами внештатных авторов. Редакция может не разделять мнение автора.
''отсканируй
и помоги редакции