Перейти к основному содержанию

Кино и пропаганда

«Вы должны твёрдо помнить, что из всех искусств для нас важнейшим является кино». Эту фразу произнёс Ленин в далёком 1922 году.

Артём Сивко

«Вы должны твёрдо помнить, что из всех искусств для нас важнейшим является кино». Эту фразу произнёс Ленин в далёком 1922 году. Удачно попал российский революционер в точку человеческого восприятия культуры нового времени, основываясь на которой можно было построить механизм развлечения, который не просто не надоест за десятки лет, но и будет способен впрыскивать в головы людям идеи, материализующиеся в окружающей среде. Кино – это не просто динамический ряд картинок, рассказывающий нам увлекательные истории и раздражающий наши органы чувств. Кино стало культом, без него мы уже не можем представить современный цивилизованный мир. Мы к нему привыкли, как к собственным домашним животным. И каждый может потреблять его по-своему: выбор огромен и с каждым годом предложений становится всё больше. И если рассмотреть, в каких сферах общественной жизни кино сыграло значимую роль, то можно смело выделить: развлечения, наука и политика.

Рассмотрим несколько примеров. Фильм «Интерстеллар» подвигнул Кипа Торна написать научные работы на соответствующую тематику, а «Исчезнувшая» вызвала серьёзные споры среди приверженцев школы психоанализа. Я уже не говорю о картинах Дэвида Линча, по поводу которых проводят дискуссии психологи и психиатры в специальных киноклубах. Для чего? Чтобы почерпнуть для себя истории, образы и методы, с помощью которых врач способен воздействовать на пациента для дальнейшего его выздоровления. Как, например, понять симптом деперсонализации, никогда не испытав его? Можно перелопатить ворох научных статей, дневники больных, но лучше воспримется фильм, который опишет его; к примеру, «Беспомощный» Харриса Голдберга. Картина тоже была снята по врачебным заметкам, но она позволяет проникнуть в душу главного героя, лучше понять его, а самое главное – постигнуть его эмоции, если, конечно, актёр на главную роль будет подобран правильный. Кстати, кинотерапия – «молодая» область в практической психиатрии, позволяющая больному осознать сущность внутренних проблем, основываясь на переживаниях героев фильма. Документальное кино, как способ получение знаний, мы все помним ещё со школьной скамьи. Кино-брифинги используют во время проведения маркетинговых курсов, курсов повышения квалификации и при обучении персонала крупных компаний. Примеров можно найти тысячи.

Я не просто так привёл психологию и психиатрию как частый случай использования кино в научных целях. Ведь та тема (которая следует из названия статьи и к которой я постепенно приближаюсь, а именно – пропаганда) возникла благодаря недобросовестной эксплуатации воздействия кино на психику людей.

Если описать все те процессы, которые происходят в нашем мозгу, когда мы смотрим фильм, то получится не одна, и даже не две научные статьи. Ведь, к сожалению, этот механизм не до конца изучен и, постигнув всё в этой области психологии киноискусства, можно переплюнуть Юнга и Фромма, а потом пустить себе пулю в голову. Потому что тут надо понимать, что анализировать придётся не только то, как воздействует кино (сама картинка, сюжет, звуки и т.д.), кто воздействует с помощью него (задумка режиссёра, его психическое состояние, комплексы, переживания и т.п.), кто воспринимает кино. И роли будут меняться: субъект превратится в объект и наоборот. Также важно понять принцип, что кинематограф – это синтез искусств, поэтому его устройство будет крайне сложным. Кроме того, его диалектика не даст нам понимания ситуации, ведь немое кино влияет по-своему, чёрно-белое – по-своему, цветное – по-своему. А иногда динамика статики, когда неподвижный кадр превращается в анимированную фотографию, фиксируя бесконечность в повторяющихся движениях объекта, пытается уловить «Богородицу с младенцем» на плёнку, может удержать зрителя у экрана на долгие часы. И то, что будет происходить со зрителем внутри, будет настолько субъективно и интимно, что никаким поверхностным расспросом это не вытащить и пристальным взглядом не понять. Подобное мы могли видеть в кинофильме «Сансара». Ещё одна трудность восприятия кино заключается в том, что, являясь рефлексией на окружающую среду, оно умудряется соединять простоту и сложность жизни живого организма. 

Но если уж постараться понять психологическую модель кино хотя бы поверхностно, то получится, что оно направляет работу сознания зрителя с помощью видеоряда, определённым образом подобранного и создающего психологическое поле актуального опыта, в котором зритель внедряется в происходящие на экране события, раскрывает для себя новые возможности восприятия реальности, запускает или гасит в организме эмоциональные и рефлексивные процессы (сжатие тела во время опасности, слёзы во время грустных любовных сцен), и в конечном итоге – индуцирует у человека определённый ряд действий.

Исходя из этого, мы можем представить себе, как работает пропаганда в кино. Основной упор она делает на эмоциональный резонанс – создание у широкой аудитории определённого настроения с передачей пропагандистской информации. Эмоциональный резонанс снимает психологическую защиту, которую старается поставить человек для блокировки от «промывки мозгов». Каждый пропагандист знает, что надо обращать внимание на эмоции человека, а не на его разум. На рациональном уровне система контраргументации в мозгу сводит усилия к нулю. Почему необходима именно широкая аудитория, группа людей? Испытываемые нами эмоции имеют социальный характер. Они распространяются подобно эпидемии на десятки и сотни тысяч людей. Все, наверное, знают, как легко испортить настроение близкому человеку своими внутренними проблемами. И для этого не надо будет ничего говорить, просто стоит скривить свое лицо. И ваши близкие, словно зеркало, скривят свои лица в ответ. Особенно сильно эмоциональное заражение выявляется в толпе.

Лучше всего эмоциональный резонанс использовали в фильме «Крепкий орешек», когда после победы над террористами с экрана звучит песня «Let it snow», которая убирает излишнюю напряжённость и даёт понять, что Рождество и хорошее настроение возможно только тогда, когда американский военный дает по зубам террористам.

В украинском же кино можно найти примеры в фильмах «Поводырь» и «Несломленная». Слепой – главный герой «Поводыря», старающийся выжить в страшные времена коммунистического террора – своим образом заставляет не жалеть его, а ненавидеть тоталитарный режим, существовавший в Украине. Здесь эмоциональный резонанс должен с помощью образа одного человека выстроить отношение к определённому промежутку времени. А вот «Несломленная» только одним своим трейлером, в котором заложены установки восприятия женщины во время войны не только в качестве хранительницы очага и любящей матери, но и настоящего солдата, имеющего яйца больше, чем у мужчин, уже привлекает внимание. Не возникли ассоциации с Савченко?

Если эмоциональный резонанс работает плохо, нужно вызвать у зрителя психологический шок. Это особенно популярный приём среди телевизионщиков: разорванные ошмётки тел от взрывающихся снарядов, окровавленные трупы стариков, женщин и детей и т.д. В общем, труп как инструмент телевидения. Коротко давая дефиницию: человека вводят в шоковое состояние с целью внедрения в подсознание определённых идей. Очень шаткий приём. Прекрасно срабатывает, но не всегда.

Рассмотрим в качестве примера украинское телевидение. Когда журналисты использовали эмоциональный резонанс для описания избиения студентов, это давало нужную реакцию. Правильно подобранные фасцинации (раздражители), такие как интонация, звук, размещение среди остальных новостей, постоянное повторение одних и тех же кадров (в основном применяется в риторике, градацией называется), сделали своё дело. Событие осуждали, власть ненавидели, у народа просыпался гнев. Когда стало известно о первых жертвах, то психологический шок сработал на «ура»: люди оказались в ступоре, им дали команду «Власть надо свергнуть!», а на вопрос «Как свергнуть?» демонстрировали Майдан, летящие коктейли Молотова и прочие революционные изыски. Но когда в Украину пришла война на Донбасс, мы, как говорится, обосрались. Журналисты начали использовать психологический шок, надеясь, что это поможет поднять мобилизационный ресурс. Видя, как погибают твои сограждане, ты согласишься взять оружие в руки. А получился «эффект НТВ», когда российский телеканал в 1996 году показывал кадры с гибелью людей в Чечне, тем самым внушая идею о ненужности войны. Но это всё сфера телевидения, а в кино мы с вами подобные приёмы часто видели в американских боевиках, особенно посвящённых антитеррористическим операциям или событиям 11 сентября.

Если рассматривать приём «внедрения» зрителя в происходящие на экране события, то здесь, кроме того, что потребуется выработать у зрителя отношение к главному герою, надо будет вызвать чувство справедливости и осознание морального права героя поступать по-своему в тех или иных ситуациях. Например, в том случае, когда обвешанный пулемётами Шварценеггер убивает плохих парней – это отношения к происходящему одного плана: да, убивать плохо; но он борется со злом, понимаете, поэтому ему можно убивать; а если он истребляет плохих парней, которые убили целую семью, да ещё с малыми детьми, то зритель не просто поощряет, он сам хочет оказаться на месте Шварценеггера и крошить на капусту бандитов.

Очень хорошо внедрение использовали в фильме «Бункер». Все мы прекрасно осознаём ужасные злодеяния Гитлера, но Оливер Хиршбигель изобразил его так, что ему невольно сочувствуешь, настолько одинокий и беспомощный это был человек. Неосознанно мы предоставляем ему моральное право быть подонком. И ты уже сам Гитлер, трясущийся в холодном бункере. Это вам не плачущий Путин с амфорами. Тут реальная виртуальность планетарного масштаба.

Хотелось бы отметить чисто технические приёмы игры с картинкой. Их все замечали не один раз, и все они хорошо знакомы. Пришли они к нам со времён «холодной войны».

Цитирую работу Александра Федорова «Образы холодной войны: проекция политики противостояния на экране»:

«Контент-анализ медиа-текстов «холодной войны» позволяет представить их основные сюжетные схемы одним из следующих способов.

  1. Шпионы проникают на территорию СССР/США/западной страны, чтобы совершить диверсии и/или выведать военные секреты («Секретная миссия», «Голубая стрела», «Тайна двух океанов», «Над Тисой», «Тень у пирса», «Случай с ефрейтором Кочетковым», «Нет выхода» и др.).
  2. Противник готовит тайный удар по территории СССР/США/Западного мира, создавая для этого секретные базы с ядерным оружием («Тайна двух океанов», «Третья мировая война» и др.). Вариантом этой сюжетной схемы может быть высадка оккупационных сил («Чёрная чайка», «Красный рассвет», «Америка» и др.) или обмен сторон «Избранные выжившие», «Нити», «Система безопасности», «День после» и др.).
  3. Бесчеловечный псевдодемократический или тоталитарный режим угнетает свой собственный народ (СССР/США/иной страны), нередко проводя над ним рискованные медицинские эксперименты или бросая в концлагеря («Заговор обречённых», «Серебристая пыль», «В круге первом», «Один день из жизни Ивана Денисовича», «1984», «Гулаг» и др.).
  4. Диссиденты покидают/пытаются покинуть страну, где, по их мнению, душат демократию и свободу личности («Железный занавес», «Красный Дунай», «Путешествие», «Безумная диагональ», «Москва на Гудзоне», «Рейс 222», «Белые ночи» и др.).
  5. Обычные советские/западные жители объясняют введённым в заблуждение пропагандой советским/западным военным/гражданским визитёрам, что СССР/США/западная страна — оплот дружбы, процветания и мира («Ниночка», «Шёлковые чулки», «Русский сувенир» и др.).
  6. На пути влюблённой пары возникают препятствия, связанные с идеологической конфронтацией между СССР и Западным миром («Шёлковые чулки», «Перед наступлением зимы», «Золотой миг», «Ковбой и балерина» и др.)».

В советском кино времён «холодной войны» восхвалялся коммунистический строй, осуждался буржуазный мир; советский гражданин в противовес американскому был честным, порядочным, во всём положительным, был склонен к героизму и самопожертвованию.

С 1991 года основными сюжетами фильмов США (и России в том числе) стали:

  1. Советская власть в период с 1917 по 1991 гг. со всеми своими злодеяниями.
  2. Постсоветская Россия — страна мафии, бандитов, террористов, проституток, нищих, обездоленных, несчастных людей. Также Россия современная: борьба олигархических кланов, коррупция, сильнейший разрыв между богатыми и бедными.
  3. Русские эмигрируют на Запад в поисках лучшей жизни (женитьба/замужество, проституция, преступная деятельность).

Манипуляция с образами представлялась в следующем:

  • внешность героя – приятная мужественная у русского/американского хорошего героя и слабый, пьяный, дряхлый, уродливый вид плохого парня. Или его сила настолько велика, что он представляет собой детину, вселяющего страх (злодеи фильмов «Рэмбо» и «Каратель»);
  • местность. Опрятный и современный мегаполис Нью-Йорк, страшная, замызганная и холодная Москва. Или наоборот;
  • речь, мимика главного героя не вызывает отвращения, а у злодея – грубая, наполнена абсцессной лексикой, мимика искривлена в отвращении, злобной ухмылке;
  • идеи и ценности. Зачастую враги придерживаются милитаристских ценностей, какая бы страна ни снимала фильм. Война пугает всех. Идеи уже зависят от государства: капитализм против коммунизма и т.д.

Не обошла стороной пропаганда и детские мультики. В американской анимационной картине «Анастасия» можно обнаружить Григория Распутина – злого мага, желающего завладеть царским престолом. А феерический Красный Омега (участник эксперимента КГБ по созданию супер-солдат Аркадий Россович) запомнился нам из «Халка против Росомахи».

Что уже говорить о родном мультике «Трое из Простоквашино», который можно растаскать на цитаты. «Мясо надо в магазине покупать – там костей больше», – учит нас Шарик премудростям обмана в советской торговле. А попугай Кеша из одноимённой анимации расскажет нам о трагедии советского еврея (даже нос подходящий): пытался уйти на Запад к джазу и бубльгуму – прогнали, пытался уйти гастролировать к народу – надоел, даже пытался пролетарием стать, и то не получилось.

Ну и пик промывки детских мозгов.

Кстати, вы заметили, что злой русский/американский герой снова вернулся на телеэкраны? Если с российскими фильмами всё в порядке (там работает государственный заказ, поэтому и имеем отвратный «Российский характер», от которого даже сама «вышивата» плюется слюной ненависти), то американцы, основываясь на частных средствах, пускают «плохого россиянина» в голливудские фильмы среднего сорта: «Заложница 3», «Джон Уик», которые посмотрят миллионы жителей различных стран, и у них включится старый стереотипный триггер (балалайка, водка, три поцелуя). Пропаганда, совершаемая на частные денежные средства, без указаний «сверху», является феноменом США. Всё дело в том, что эти стереотипы так легко и дёшево использовать, а обыватель рад увидеть знакомых ему персонажей, поэтому поставит в голове «плюсик» данному фильму.

Интересен тот факт, что россиянин не всегда был злым персонажем в кино. В 1943–1945 годах, когда Америка была союзником СССР во времена Второй мировой войны, в прокат вышли фильмы, главными героями которых были обычные советские граждане, полные доброты и симпатии, ничем не отличающиеся от американцев: «Мальчик из Сталинграда» (1943), «Северная звезда» (1943), «Три русские девушки» (1943), «Песнь о России» (1944).

Первой американской картиной, которая удостоилась чести выйти на советские телеэкраны, стала «Миссия в Москву». Кстати, в 1947 году Конгресс США по расследованию антиамериканской деятельности обвинил авторов картины в поддержке советского строя.

Все эти фильмы были рефлексией на политическую ситуацию, происходящие вокруг события. Но были и такие картины, которые готовили к предстоящим потрясениям. Вспомним советскую фантастику 30-х годов «Эскадрилья №5», «Если завтра война» и т.д., в которой образ Германии, как страны мрака и средневековья, был сформирован задолго до начала войны. Этому поспособствовало и установление нацистского режима, и гражданская война в Испании (июль 1936 – апрель 1939 гг.), в которую были вовлечены как советская, так и нацистская стороны, аннексия Германией Австрии и части Чехословакии. Советского зрителя моделировали воевать в будущей войне 1941 года, незаметно вкладывали в его руки оружие.

Перенесем всё изложенное здесь на современные события. Образ «хохла» в российских фильмах вражеский, жадный, агрессивный. Тут можно вереницу примеров приводить, начиная от «Брата 2» и заканчивая сериалом «Солдаты» с героем Шматко. Подобные «враги» были и в образах чеченцев, дагестанцев, американцев и грузин. И все «враги» удачно покупали и показывали в своих странах сериалы против самих же себя. Создавая на своих территориях очаги психологической конфронтации, которые Россия удачно использовала в военных конфликтах.

Наша пропаганда против России нашла своё отображение в фильмах про УПА («Залізна сотня»), и то она была направлена в большей степени против Советского Союза.

Действенность «социального моделирования» в кино продемонстрировал ещё в 70-е годы мексиканский режиссёр М. Сабидо. В своих «мыльных операх» он предлагал людям бороться с неграмотностью и СПИДом, планировать семью. Основное острие атаки было направлено на развивающиеся страны. Пример эффективности из уст самого Сабидо такой. До его «мыльной оперы» рост рождаемости в Мексике составлял 3,1% в год, что давало удвоение населения через двадцать лет. После его «мыльной оперы» рождаемость упала до 0,4%. Презерватив, как необходимый предмет быта, часто мелькал в телесериалах Сабидо.

Американцы перехватили практику мексиканского режиссера. «В США также с 1990-х годов начались «мыльные саммиты». Первый был в 1994-м, его продолжение, на котором уже присутствовала министр здравоохранения, в 1996-м. Темами были рождаемость, материнское здоровье, детский секс. Исследования к тому времени продемонстрировали, что на 50 часов вещания, в которых оказалось 156 сексуальных актов, только пять раз была отсылка на контрацепцию и безопасный секс, и только один раз вспоминался СПИД. Если же в любимой мыльной опере подросток видит использование презервативов во время секса, он повторит увиденное». (Георгий Почепцов «Перепрограммирование поведения с помощью телесериала как варианта медиа-коммуникаций».)

То есть, если серьёзно заняться выпуском украинских сериалов и не снимать идиотского «Последнего москаля», а за те же деньги запустить производство молодёжного продукта, наподобие «Один за всех», пронизанного умелой пропагандой контрацепции, борьбы с наркотиками и хвалы высшего образования, то мы имели бы более позитивные показатели, нежели полученные после рекламы «Мама, чому я урод?», от которой так и хочется уколоться и забыть, что ты только что её видел.

Стоит отдать должное, что во время Майдана проявились попытки социального моделирования в виде фильма «Околофутбола», также на различных телеканалах транслировалось документальное кино про представителей ультрас, футбольные «фирмы» и почти в каждом из них фигурировал месседж, что футбольные фаны – это дружная политизированная «семья», которая, несмотря на склоки, способна объединиться ради достижения поставленных целей, бороться за будущее своей страны. В фильмах мелькали кадры, где фаны различных стран выходят на уличные протесты. Как мы видим, это дало свои результаты, объединения футбольных «фирм» сыграло значительную роль в создании авангардной силы Майдана.

Наша страна впервые столкнулась с информационной войной серьёзного масштаба, и делать первые шаги нам очень и очень непросто. Пока что мы пасем задних, причём достаточно сильно. Попытки борьбы с невыгодной стране и государству информацией в кинематографе были начаты не только с запретов российских фильмов о спецназе, но и с фильтрации, на первый взгляд, нейтральной информации. Так, на плакатах фильма «Планета обезьян: революция» были замазаны АК, находящиеся во вскинутых вверх руках шимпанзе. Сейчас же решили переименовать фильм «Капитан Америка: гражданская война», а фильм «Малыш 44», довольно выгодный Украине, и вовсе запретили.

Маленькое интермеццо. Довольно интересные «пасхальные яйца» были найдены в трейлере фильма «Земля будущего: мир за пределами», который показывает кадры горящего майдана Независимости, и в фантастическом фильме «Стражи галактики», в котором главные герои попадают в плен к злодею и он говорит: «Сейчас в галактике происходят потрясения», а на заднем фоне, за его спиной, по монитору показывают стадион «Динамо», где кидают коктейли Молотова. 

Безусловно, отсутствие должного финансирования играет свою роль. Но большой проблемой также является и то, что все комитеты, минстеци, минкульты не желают перенимать методы ведения пропаганды у западных коллег, а власть создает ещё одни ненужные министерства вместо переформатирования старых в аналитические центры. Говоря коротко, проблемы все те же.

Мы до сих пор используем старый подход в промывании мозгов целевой аудитории: стараемся создать негативное отношение людей к террористам. А нам надо создавать негативное поведение людей к террористам.

Для этого надо обратиться к британскому опыту.

Как сказал бывший преподаватель психологии Оксфордского университета Л. Роуленду, а ныне ведущий сотрудник Института бихевиористической динамики в Лондоне: «Дети не перестанут кидать камни в солдат в Ираке, поскольку мы напечатаем цветные листовки с нашим месседжем, направленным на эту аудиторию («Пожалуйста, не бросайте камни»), каким бы «резонирующим» не было бы это. Слишком много наговорено на тему того, что коммуникация должна быть сфокусирована на аудитории, тогда как она должна быть аудиториецентричной. Это требует коперниковской смены перспективы, которая без сомнений встретит сильное сопротивление от консерваторов старой школы».

Институт бихевиористической динамики был создан в Британии в 1990 году. Целью его исследований является групповое поведение, с целью дальнейшего проведения социальных, культурных и политических кампаний для его изменения.

Ошибку пропагандистских действий на изменение отношения к объекту, а не поведения, ученые заметили, исследуя принципы традиционного маркетинга, который считает, что изменение отношения ведёт к изменению поведения. Отношение может стоять перед поведением, но это не всегда так. К примеру, в Саудовской Аравии наличествует любовь к Голливуду и одновременно неприятие американской поддержки Израиля, в Китае молодёжи не нравится американская поддержка Тайваня, но она же готова ехать учиться в американский университет. Другой пример – в Афганистане молодёжь подкладывает самодельные мины, на которых подрываются британские солдаты, но хочет ехать учиться на Запад, а за мины хорошо платят, что и позволяет решить проблемы с поездкой (Георгий Почепцов)

Вот 5 постулатов, на которых строится британская модель воздействия на поведение людей:

- наибольшее влияние получат самоидентифицирующиеся социальные группы, поведение которых задается социальным контекстом;

- влияние должно происходить в рамках национальной культуры;

- определённая часть культурной информации должна выполнять роль диагностики целевой аудитории;

- целостное понимание проблемы может дать более позитивные результаты;

- усилия по влиянию должны происходить с опорой на информацию.

Хотя учёные отмечают, что указанный метод не всегда является действенным, британские военные приняли его на вооружение. Вот статья по этому поводу.

Следуя методу изменения поведения, мы сможем создавать не просто сериалы и фильмы, которые учитывали бы национальные особенности каждого из регионов страны, но и внушали бы ту модель поведения, которая была бы необходимой для победы в войне.

Приведём пример. Мы смотрим фильм, показывающий нам прогуливающихся друзей по улицам Киева. Между ними идёт разговор, который не прекращается даже тогда, когда один из них сворачивает в сторону, приближаясь к терминалу пополнения счёта. Там парень выбирает пункт «помочь армии» и вкладывает гривну в отверстие автомата, на момент кадр сменяется на его мысли о брате (друге, другом родственнике), который сидит в окопе и рассматривает совместную с ним фотографию. Если кадры, где отображены мысли, выпадают из сюжета картины, то их можно убрать. Но так, невзначай, не навязывая агрессивно, что вот мы должны давать деньги, чтобы наши ребята убивали врага и т.д. Мы смогли внедрить в головы идею о том, что надо помогать бойцам на фронте.

Подытоживая вышесказанное, можно сделать следующие выводы:

  • строить пропаганду нужно с максимальным изучением и использованием психологии потребителя данной информации;
  • нужно экспериментировать и стараться внедрять новые достижения в области манипулирования сознаниям, разрабатываемые западными учеными;
  • современная пропаганда должна строиться на изменении поведения, а не отношения к объекту;
  • меньше ненужных министерств – больше аналитических центров;
  • кино – «наше всё» культуры. Хорошее кино – залог успеха в донесении зрителю необходимой информации;
  • пропагандистские фильмы и сериалы должны не только рефлексировать на окружающие событие, но и работать на опережение.

Данная рубрика является авторским блогом. Редакция может иметь мнение, отличное от мнения автора.

''отсканируй
и помоги редакции