Перейти к основному содержанию

Проспект невозврата

Да-да, топ-авторов Дорогая редакция похищает

Вы наверняка помните, что в мае месяце мэр Харькова Геннадий Кернес лично поддержал две внезапным образом появившиеся петиции на сайте горсовета — о сносе палатки активистов «Все для перемоги» и возврате проспекту Петра Григоренко имени Георгия Жукова.

Почему внезапным образом? Да потому, что на этом сайте многие активисты месяцами могут ждать регистрации своей петиции. Ну, конечно же, петиции быстро набрали нужные 5 тысяч голосов. Этому поспособствовал и личный авторитет Кернеса среди любителей #этожнашаистория, да и просто админресурс. По словам активистов, бюджетникам настоятельно рекомендовали подписать петицию.

Собственно, такая предвыборная пиар-акция Геннадия Кернеса, рассчитанная на свой ядерный электорат, стала не только чисто харьковской проблемой. Трегубов тогда по горячим следам опубликовал материал «Коли з реваншем не зрослося».

Палатку отстояли почти сразу. И на улице, и в суде. Она стоит и, я надеюсь, продолжит стоять до конца войны.

А вот с проспектом Петра Григоренко было всё хуже.

Жуков для советского человека — неотъемлемый образ «великой победы» и, соответственно, один из ценностнообразующих мировоззренческих мифов. В эпоху брежневской героизации Второй мировой образ Жукова намертво укрепился в головах советских людей.

Причём это удобный образ. В условиях, когда каждый новый советский лидер обличает предыдущего, образ Жукова идеален. Сталин может быть плохим, но его «маршал победы» на белом коне — источник светлого, доброго; источник торжества советского народа над фашизмом.

Вот, собственно, этот образ намертво осел в мозгах. Теперь Жуков — это собственное величие ничтожного и невеликого советского человечишки. И поэтому крики #этожнашаистория — это правда. Да, Жуков — это их искривлённая история, один из многих мифов, делающий жизнь этих несчастных людей стоящей.

И вот как тут не воспользоваться этим?

Казалось бы, декоммунизация расставила всё на свои места. Жуков — преступник, а не герой. Он такой же оккупант, как и Паулюс. Хотя почему же Паулюс? Жуков — крупнейший военачальник такого же тоталитарного государства, как и нацистская Германия. Вот возьмём Вильгельма Кейтеля — начальника Верховного командования Вермахта с 1938 по 1945 годы. Он обвинён в преступлениях против человечества и, как один из главных военных преступников, казнён через повешение 16 октября 1946 года.

Но Жукову повезло оказаться среди числа победителей. Хотя свои его же в воровстве и мародёрстве обвинили. Сегодня бы это назвали бизнесом на крови.

Конечно, Жуков не осуждён судом или трибуналом. Однако он «осуждён» законом и выведен из правового поля. Но нет. Горсовет Харькова на сессии 19 июня голосует за переименование проспекта Григоренко в проспект Жукова, игнорируя факт сбора активистами 5 тысяч не электронных, а реальных — бумажных подписей против такого переименования.

Просто представьте, что в каком-нибудь из немецких или австрийских городков мэр города предлагает назвать улицу в честь Кейтеля? Это ж тоже их история. Что бы случилось с этим мэром?

Решение приняли быстро — как у нас в городе любят. Так же быстро начали менять таблички и указатели. Ну, так же быстро в суд полетели иски.

Истцов оказалось очень много: нардеп прошлого созыва Билецкий, местные ячейки партий «Свобода», БПП «Солидарность», депутаты горсовета Черняк и облсовета Булах и партия «Демократична сокира».

Мне посчастливилось приложить руку к написанию одного из исков, и должен сказать, что Институт национальной памяти очень сильно в этом помог. Мало того, что они согласились быть третьей стороной по делу, так ещё и предоставили полный доступ к письмам и обращениям, которые они направляли на адрес Кернеса до решения, а также не прекращали попыток обратиться в правоохранительные органы по факту нарушения декоммунизации.

Прошло почти три месяца. За это время все иски объединили в одно производство. А судья Титов решил сделать слушанье закрытым, без вызова сторон в суд. Это было странным и тревожным звоночком.

Однако решение есть. И оно не в пользу горсовета. Решение о переименовании проспекта Петра Григоренко незаконное. Точка.

Хэппи энд? Да как бы ни так!

Во-первых, Кернес будет подавать апелляцию.

А во-вторых, простите, но сделаю опять лирическое отступление.

Украинское правосудие — явление поистине уникальное. В своём большинстве судьи — это очень умные и изворотливые люди, которые проявляют удивительнейший полёт фантазии и балансирования. Наверное, где-то в параллельной реальности это были бы удивительные антикризисные менеджеры, которые найдут выход из любой ситуации. Но в Украине их мозги призваны служить конъюнктуре.

Казалось бы, перед вами спор — нарушено законодательство Украины, был проспект Жукова, который в рамках декоммунизации переименовали без права возврата. Через три года город возвращает старое название, подпадающее под действие декоммунизации. Надо решить — законно это или нет.

Но суд проявляет чудеса изворотливости. Имея на руках всю фактическую и доказательственную базу, имея полный набор нормативной базы, регулирующей эту сферу, суд умудряется и закон не нарушить, признав переименование незаконным, и Кернеса не обидеть!

Суд отменил решение горсовета исключительно из-за нарушения последним процедуры принятия решения. Суд не дал оценки личности Жукова в своём решении!

Если посмотреть внимательно решение, то имя Жукова (по ссылке «ОСОБА_4») встречается только один раз, и то когда суд цитирует решение горсовета. Такое чувство, что суд рассматривал дело не о возврате коммунистического подонка как объекте топонимики, не нарушение декоммунизации, а просто «бытовой» спор с горсоветом за отмену любого иного нормативного акта.

Просто представьте себе такой диалог:

Суд: Горсовет, ай-яй-яй, вы нарушили порядок. Не делайте так больше. Читайте внимательно законы и соблюдайте процедуру.

Истцы: Эй, суд, а Жуков?

Суд: Какой Жуков?

Занавес.

Понимаете, это мы в иске выкручивались, описывая биографию Жукова, и ссылались как на позицию Института нацпамяти, так и на всю необходимую нормативную базу, доказывая, что проблема в незаконном возврате имени лица, занимавшего руководящие должности в СССР и Компартии. Мы ссылались на уже существующие прецеденты из Запорожья по Жукову. Но нет. Кто такой Жуков, есть ли у его имени право быть на улицах городов, является ли это нарушением декоммунизации, является ли по сути это пропагандой коммунистического тоталитарного режима — суд молчит.

Суд, который в теории призван решать спор по своему существу, этот спор таки не решил, и, прикрываясь исключительно процедурными вопросами, сам порождает новый спор и новые претензии.

И вот это, друзья, свинство. По сути, судебное решение не стало предохранителем. Горсовет, даже не подавая апелляции, может заново переименовать проспект, придерживаясь всей процедуры. Потому как вероятность, что в будущем город захочет опять повторить под выборы трюк с рефлексией на советских преступников, придерживаясь всех законных процедур, остаётся.

Однако и тут это не сработает, так как в законе об осуждении коммунистического и национал-социалистического тоталитарных режимов и прочих сопутствующих актах чётко сказано, кто подпадает под декоммунизацию. Наши политики должны понять, что с этим надо перестать играться. Но для этого нам заново придётся с ними сраться, указывать, что так делать нельзя. Печально.

В любом случае Кернес не будет отступать. Во-первых, он не любит проигрывать. А во-вторых, такая игра с призраками коммунизма — это всё, что для него осталось. Дело в том, что он впервые проиграл парламентские выборы — все кандидаты, пользовавшиеся его благосклонностью и покровительством, проиграли зелёному бренду. Кроме того, на этих выборах Кернес из всех экс-региональных сил был на стороне тех, кто тоже не попал в парламент.

В итоге, к следующим местным, пока он не успел договориться с Коломойским, у него есть сильный противник в лице слуганародного бренда, который откусит кусок электорального поля Кернеса. Соответственно, останется только оголтелый и непрошибаемый ядерный «ватный» электорат, который будет стараться переманить Медведчук. И вот именно для таких нужна война за «советское прошлое».

Но всё ещё обязательно поменяется.

А нам следует помнить, что декоммунизация и избавление от преступлений прошлого — неизбежный процесс становления независимого государства. А героизация и мифологизация советских преступников замазывает нас кровью невинных жертв. Делает нас соучастниками.

Ради памяти тысяч и тысяч убитых — не бывать этому.

Поэтому главное, чтобы мы сами сделали декоммунизацию необратимой.

И чтобы проспект Петра Григоренко остался проспектом невозврата.

А пока бой выигран. Но не выиграна война.

Рекомендуемые публикации

Реванш ішов собі тихенько, і раптово отримав на горіхи. #Трегубов розповість, на чому саме обпеклись харківські провокатори.
''отсканируй
и помоги редакции
Загрузка...