Перейти к основному содержанию

Прокси-Йемен

Накануне Ближний Восток вспыхнул ещё одним конфликтом за региональное лидерство.

Марк Энтони

Накануне Ближний Восток вспыхнул ещё одним конфликтом за региональное лидерство. Вроде бы ординарное отрубание голов 47 осуждённым в Саудовской Аравии, среди которых затесался шиитский проповедник Нимра аль-Нимра, создало волну, эхо которой грозит перерасти в очередной виток противостояния саудитов и персов за право отбирать игрушки в нефтегазовой песочнице (подробности здесь).

Отношения стран накалялись уже не первый год. Тектонические сдвиги на Ближнем Востоке, связанные с крахом или ослаблением светских режимов, поддерживаемых Советским Союзом, создали вакуум влияния, который не мог остаться не заполненным. Вторжение США в Ирак в 2003 и «арабская весна» окончательно разбалансировали хрупкую систему, создав череду «очагов напряжённости» в арабских странах, которые и стали «яблоком раздора», приведшим отношения Ирана и Саудовской Аравии в крайне взрывоопасное состояние.

В непосредственное столкновение этих стран верится с трудом (на данном этапе, по крайней мере), поэтому наиболее вероятный сценарий – это яростные диванные баталии и дальнейшее повышение ставок в прокси-войнах, которые зыбучим песком затягивают в себя эти двух голиафов. Самая известная из них – это противостояние в Ираке и Сирии, фактически скреплённых в одно целое мрачной эсхатологической тенью «Исламского государства». А вот второй – в Йемене, освящается, как правило, менее пристально, чем и хотелось бы воспользоваться и попытаться коротко обрисовать основные штрихи, складывающие калейдоскоп событий в этой стране.

Йемен – это довольно крупная 25-миллионная страна на юге Аравийского полуострова. В нынешнем виде её «сшили» в одно целое не так давно (в 1990 г.), а до этого на её месте существовали два разных государства с непохожей судьбой и историей становления.

Корни отличий в формировании этих государств уходят вглубь веков, когда на Аравийском полуострове господствовала Османская империя, а южная оконечность представляла собой опорный пункт Британской империи на важном торговом маршруте из Азии в Европу.

Северный Йемен получил независимость от Османской империи в 1918 г. и провозгласил Йеменское Мутаваккилийское Королевство. После военного переворота 1962 г. на его месте появилась Йеменская Арабская Республика.

Южный Йемен добился независимости от Британии в 1967 г., после чего потихоньку скатился в унылый социализм. Найти общий язык государства смогли только в 1990 г., когда объединились в Республику Йемен, чему предшествовала бесконечная череда конфликтов.

В чём-то Йемен похож на Ирак наоборот. Две крупные конфессии ислама также делят страну практически пополам, однако, хрупкое преимущество за суннитами (в отличие от Ирака, где большинство шиитов тоже довольно с небольшим перевесом). Благодаря этому перевесу сунниты могут использовать легальные демократические институты для нивелирования политического влияния противостоящей религиозной группы, а шииты чувствуют свою патологическую беспомощность добиться изменения в рамках действующей системы. Точно так же это произошло после долгого (1994-2012 гг.) правления президента Али Абдалла Салеха (ушёл в отставку после «арабской весны»), который был выходцем из зейдитского племени санхан. Кроме того, зейдитские племена (зейдиты – направление шиизма, широко распространённое в Йемене) являются более организованными, воинственными и боеспособными, именно они и являются топливом нынешнего конфликта. Ну и на стороне шиитских повстанцев сражаются значительные силы армии, поддерживающие Али Абдалла Салеха.

Если копать глубоко, то нынешний конфликт начался ещё после военного переворота в Северном Йемене в 1962 г. Многочисленные племена зейдитов остались верны свергнутому монарху, что вылилось в кровавую гражданскую войну. Тогда конфликт был решён в результате договорённостей Саудовской Аравии и Египта, а также вмешательству СССР.

Нынешний конфликт, как считается, берёт начало в 2004 г. Тогда после попытки ареста видного проповедника Хусейн аль-Хуси началось первое восстание повстанцев-шиитов, стремящихся к восстановлению теократической монархии (имамата), существовавшей в Северном Йемене до военного переворота 1962 года.

Именно эта военизированная группировка шиитов-зейдитов получила широкую известность под именем хуситы (или Ансар Аллах). Хуситы исповедуют зейдитский мазхаб. Они проживают преимущественно на севере Йемена, составляя около трети населения страны.

Восстание продолжалось несколько лет и вспыхнуло с новой силой во время арабской весны 2011 г. Очередная эскалация произошла летом 2014 г. после массовых демонстраций в ответ на сокращение субсидий на нефтепродукты, что привело к росту цен на бензин в два раза.

К середине сентября накал страстей достиг своего пика, на окраинах Саны начались столкновения протестующих с силами безопасности. Уже через два дня хуситам удалось сломить сопротивление силовых структур, захватить здания ряда госучреждений и установить свои блокпосты. Всё это вынудило власти пойти на переговоры. Были достигнуты определённые соглашения, в первую очередь, они касались новой конституции, где предусматривалась федерализация Йемена, обязательное представительство всех групп населения в институтах власти и т.д. (суть, я думаю, понятнаJ).

Президент Хади вроде бы даже подал прошение об отставке, но потом, по-видимому, его отозвал и сбежал, после чего через свою говорящую голову министра иностранных дел Риада Ясина обратился к аравийским монархиям с просьбой о введении в страну контингента совместных вооружённых сил (в целом ситуация до боли знакомая). Хотя вот Совет безопасности ООН, собравшийся из-за обострившейся обстановки в Йемене, подтвердил легитимность президента Абд Раббу Мансура Хади.

Саудитов долго упрашивать не пришлось и, довольно оперативно сколотив коалицию из большинства суннитских государств (в основном, конечно, участвуют арабские государства Персидского залива), они приступили к военной операции. Для Саудовской Аравии это, безусловно, шанс проявить себя как регионального лидера, как силу, способную быть медиатором конфликтов в регионе. А также это весомая заявка на способность осуществлять контроль над арабским миром в целом, а в перспективе стать ключевой державой всего Ближнего Востока. С учётом существующих реалий такая постановка вопроса более-менее устраивает США, Израиль и Европу (для США это, скорее, даже базовый элемент политики по управлению ситуацией на Ближнем Востоке).

Несмотря на то, что Саудовская Аравия имеет один из самых крупных военных бюджетов в мире (в 2014 г. бюджет составлял около 80 млрд долларов) и её вооружённые силы насыщены всевозможными апачами, абрамсами, страйк-иглами в прокаченных модификациях (даже дротики есть, так то!), да и остальные арабские страны закупались вундервафлями под завязку, пока получается так себе.

Начав с воздушной кампании, силы коалиции постепенно перешли к полноценной наземной операции. Силы сторон на данный момент примерно равны. Саудовская Аравия стянула к зоне конфликта около 150 тыс. человек, но непосредственно в боевых действиях принимает участие совместный 20-тысячный экспедиционный корпус коалиционных сил. В пределах 40-70 тыс. оценивают размер группировки сторонников Хади непосредственно в Йемене, но почти все источники отмечают её довольно слабую боеспособность. Также есть свидетельства того, что хитрые шейхи подтянули Эрика Принца (бывшего главу и создателя Blackwater) нанять колумбийцев и прочих сальвадорцев таскать им каштаны из огня Адена. В частности, вот The New York Times об этом пишет.

Численность хуситов, племенного ополчения и частей Йеменской армии (под командованием бывшего президента Али Салеха), которая их поддержала, оценивают примерно в 150-200 тыс. Гористая местность и отсутствие развитой транспортной инфраструктуры в зоне конфликта мешает (по крайней мере, арабам) достаточно эффективно использовать авиацию и бронетехнику. Естественно, что Иран как страна победившего шиизма поспешил воспользоваться ситуацией и запустить свои мохнатые щупальца поближе к мягкому подбрюшью шейхов. В основном это выражается в снабжении хуситов различными баллистическими ништяками (вроде ракет Scud, «Точка У») и прочими полезными штуками вроде китайских противокорабельных ракет С-802.

Боевые действия в своём большинстве развернулись в приграничных с Саудовской Аравией территориях, вокруг Адена (сейчас постепенно сместились к Северу) и в провинции Мариб по направлению к столице – Сане. Они носят, как правило, позиционный характер, но болезненные ракетные атаки позиций арабской коалиции, многочисленные потери в технике (хоть и не такие масштабные, как раздувают РосСми, но всё равно потерян, как минимум, 1 марокканский F-16, несколько апачей, а также приличное количество Абрамсов и Брэдли) и людях, постоянные авиаудары коалиции по мирным объектам (свадьбы вообще стали уделом экстремалов) делают позиции саудитов всё более уязвимыми.

Ещё один нюанс заключается в том, что значительные малозаселённые восточные территории Йемена контролируются Аль-Каидой. Это довольно сильная и влиятельная группировка, например, именно она взяла ответственность за атаку на Charlie Hebdo. США ведут активную борьбу с этой группировкой с 2002 г., и внутри Пентагона существуют опасения, что, столкнувшись с риском надолго увязнуть в кровопролитных и бесперспективных боевых действиях, шейхи могут поддаться соблазну сделать ставку на Аль-Каиду как на ключевого проводника интересов в Йемене, поскольку сами по себе проправительственные силы этой республики не способны поддерживать статус-кво с хуситами. С другой стороны, именно последние зарекомендовали себя как самые принципиальные противники Аль-Каиды.

Резюмируя, следует сказать, что, несмотря на вроде бы «провинциальный» статус конфликта, он может иметь далеко идущие последствия в «геополитическом» плане. В силу географического положения побережье Йемена предоставляет большие возможности по влиянию на стратегическую транспортную артерию из Аденского залива через «врата слёз» (Баб-эль-Манде́бский проли́в) дальше в Красное море и Суэцкий канал. Соответственно, появление очередного «Сомали» с противокорабельными ракетами или форпоста Ирана на таком важном морском коридоре не выгодно практически никому. Таким образом, расхлёбывание каши, заваренной амбициями шейхов, вскоре может стать общемировой проблемой.

Бонус: немного combat footage в похожих климатических условиях.

Данная рубрика является авторским блогом. Редакция может иметь мнение, отличное от мнения автора.

''отсканируй
и помоги редакции

Become a Patron!

Загрузка...