Перейти к основному содержанию

Разбить нельзя оставить. Так что же нам делать с памятником Артёму?

Что делать с памятником большевику, одновременно являющимся шедевром кубизма? Компромисс для Артёма

Примечание редакции. Под Святогорском на горе бовваніє (тот случай, когда сложно подобрать корректный аналог в русском языке) памятник Артёму. И вызывает этот памятник горячие споры.

С одной стороны, он посвящён большевику Артёму, то есть Мотороле прошлого века. Декоммунизировать бы.

С другой — в отличие от многочисленных Лениных, это памятник действительно шедевр кубизма работы Ивана Кавалеридзе. И в своём жанре он крут и эпичен. Да и сходства с историческим Артёмом в нём — одна табличка.

С третьей — его чисто технически сложно сносить. Придётся подорвать полскалы и изуродовать пейзаж. И уж наши противники постараются представить нас в глазах мировой общественности талибами, рвущими памятники Будде.

Размещаем два материала, которые, с нашей точки зрения, подходят к проблеме творчески. Это первый, наш. А завтра будет второй — републикация с Радио.Свобода.

Тот, кто внимательно следил за тем, что я писал и говорил на эту тему раньше, знает, что я никогда не призывал к полному и безальтернативному уничтожению скульптуры Артёма. Но с другой стороны, сохранение этого памятника в его нынешнем виде противоречит не только духу законов о декоммунизации, но и здравому смыслу. Представьте себе, что где-нибудь в глубинке Германии сохранили орла со свастикой только потому, что он представляет собой выдающуюся культурную ценность! Не можете? Правильно — потому что в Германии свастику срезали даже с наград ветеранов (у нас закон значительно мягче), а в Австрии собираются снести дом, в котором родился Гитлер, и всё ради того, чтобы не позволить ему быть дополнительным символом для неонацистов.

В общем, и с Артёмом надо что-то делать, и желательно поскорее. И что же конкретно я предлагаю в этой ситуации? Начнём с самого оптимального, на мой взгляд, варианта, хотя этот вопрос, конечно же, может быть дискуссионным. Итак, лучше всего продать скульптуру вместе с постаментом и куском скалы, чтобы покупатель вертолётами или дирижаблями за свой счёт перевёз её куда-нибудь подальше и там делал с ней, что хотел. Естественным препятствием на пути реализации этого плана является тот простой факт, что никто эту скульптуру не купит — даже самый отчаянный музейщик. Хотя всё может быть, и если это будет не государство типа России, то, может быть, какие-нибудь сумасшедшие коллекционеры-богачи на западе и соблазнятся.

Во-вторых, можно было бы эту скульптуру вместе с куском скалы под ней просто утопить в ближайшем водоёме — в Северском Донце — как многие в Крыму поступали с бюстами Ленина. На мысе Тарханкут из утопленных истуканов вождя мирового пролетариата потом получился отличный парк для дайвинга. И все в плюсе — и историческую ценность как бы сохранили, и дух закона соблюли, и вообще, ещё Владимир Перуна в реке купал!

Ну и наконец, в-третьих, поскольку технически невозможно распилить эту скульптуру на несколько частей, а потом собрать её из блоков в каком-нибудь уже существующем музее, можно было бы, чисто теоретически, возвести над памятником небольшой купол и создать там новый мини-музей. Хотя, конечно, это требует дополнительного выделения немалых денег, так что вряд ли власть на это согласится.

Ну а теперь, когда по завету Шерлока Холмса мы отбросили все невероятные варианты, можно, наконец, обратиться к рассмотрению вариантов реалистичных. Их будет не так много, в сущности даже один – в двух исполнениях. И называется этот вариант – реконцептуализация памятника.

Итак, поскольку с самой скульптурой ничего сделать нельзя, нужно сосредоточить своё внимание на надписи к ней, которая и превращает безликого бетонного мужика, как будто сошедшего с картинки с крупными пикселями, в собственно Артёма. Самый простой, но не факт, что самый лучший способ, — это полная анонимизация памятника. Например, спилить с постамента надпись «Артём» и заменить её чем-нибудь вроде: «Крупнейшая в мире скульптура в стиле кубизма. Автор Иван Кавалеридзе».

Второй вариант требует включения некоторых навыков художественного мышления. Например, можно было бы опутать статую колючей проволокой соответствующего размера — и ценность самой скульптуры не утратили, и подчеркнули её принадлежность эпохе тоталитарного искусства, эпохе, унёсшей жизни десятка миллионов украинцев. Или же выкрасить руки Артема по локоть в красный цвет, а в идеале сделать так, чтобы красная краска время от времени капала с его кулаков — и вот, вуаля, такая себе прямая аллюзия на методы установления в Украине советской власти.

В общем, на самом деле, любой из этих вариантов требует осмысления, дискуссии, и надо быть готовым к тому, что никакого консенсуса достичь не удастся, и какое-то решение власть примет сама. Никогда в нынешней Украине противники и сторонники Артёма (и человека, и статуи) не договорятся полюбовно, так что немного отступить от своих позиций рано или поздно придётся всем. Мой компромисс выглядит так — статуя остаётся, концепция и постамент меняются (как именно — давайте спорить).

Единственное, что можно безоговорочно утверждать здесь и сейчас, так это то, что ничего не менять и бесконечно поддерживать эту скульптуру в первозданном виде абсолютно невозможно.

Иначе в обозримом будущем мы будем обречены спорить о памятнике Арсену Павлову-«Мотороле» в Донецке.

''отсканируй
и помоги редакции