Перейти к основному содержанию

Перспективы реинтеграции Донбасса

Тут опять начались разговоры о том, что Украине надо как-то срочно реинтегрировать Донбасс, решать встающие в связи с реинтеграцией проблемы и, значит, всячески изображать из себя прогрессоров на варварской планетке.

Тут опять начались разговоры о том, что Украине надо как-то срочно реинтегрировать Донбасс, решать встающие в связи с реинтеграцией проблемы и, значит, всячески изображать из себя прогрессоров на варварской планетке.

Естественно, вопрос о том, как помочь родной стране, тут же пророс буйным цветом разборок и срачей. Ничуть не желая влезать в те самые разборки и срачи, хотел бы разобрать пару использованных спорщиками аргументов.

Итак, аргумент первый.

Украина должна платить пенсии и социальные выплаты, иначе она не сможет вернуть Донбасс.

Ничуть не касаясь самой необходимости выплат, хотелось бы сказать, что аргумент весьма опрометчивый. Напомню, что война началась ещё тогда, когда дотации и пенсии платили и в Крыму, и на Донбассе. То есть как там будет идти процесс реинтеграции не зависит от того, платит Украина что-то или нет, что подтверждает примером из недавнего прошлого. Процесс реинтеграции в незначительной степени зависит от того, хотят и мечтают ли люди в будущем получать украинскую пенсию. Как процессу ползучей аннексии способствовало в незначительной степени то, что кто-то хотел получать более высокую российскую телевизорную пенсию. А, собственно, существует ли эта самая российская космическая пенсия или украинская в текущий момент, вторично, по сравнению с перспективой. После реинтеграции обещаем же платить? Значит, перспектива есть.

Кроме того, этот аргумент откровенно обидный, так как вешает вину за оккупацию на миллионы оставшихся в оккупации людей. Дескать, это вот они там чем-то недовольны и потому на оккупированной территории нет Украины и, как следствие, украинских пенсий и соцвыплат.

Однако это перекладывание вины – откровенная манипуляция, хотя бы по той причине, что настоящая причина оккупации весит 45 тонн, свистит при работе и оставляет на земле характерные следы. Это причина зовётся российский танк.

Именно российский танк удерживает контур российской оккупации Донбасса, а не мифические толпы пенсионеров или получателей соцвыплат. Именно российский бурят из Улан-Удэ горел в российском танке, закрывая крышку котла в Дебальцево, а не спецгруппа пенсионеров из Тореза. На широченных картах Дебальцевскую операцию чертили не жители общежития слепых из Макеевки, а анонимные российские офицеры из «штаба армии Новороссии».

В связи с этим у меня вопрос.

Как на наличие или отсутствие российского танка влияет выплата пенсий именно на оккупированной территории?

По-моему, никак. На российский танк хорошо влияет входящий в его башню 152-миллиметровый снаряд или «Стугна». Лучше парочку. А пенсии как-то вяло влияют.

На корпусе российского танка мелким трафаретом написаны претензии и по поводу следующего аргумента, который хотелось бы разобрать.

Этот аргумент звучит так: как только Украина выполнит пункты Минских соглашений, Кремль вернёт Украине оккупированную часть Донбасса. А для того чтобы выполнить пункты, надо начать платить пенсии, кроме того платить пенсии надо, потому что {разобранный аргумент номер 1}.

Если бы для Кремля весь вопрос был в выплате дотаций и пенсий, то войну не надо было начинать. Ну, вы же не хотите меня убедить, что Кремль начал конфликт, чтобы заставить Украину платить пенсии, которые Украина итак платила?

Значит, мы должны предположить, что у Кремля другая цель. Об этой цели они говорят прямо. Их цель – другая Украина. Об этом говорили и Захарченко, и Плотницкий, которым пишут тексты на Старой площади и российские дипломаты, которым, по сути, тексты пишут там же. Понимаете? Другая Украина. Кремль прекратит войну и вернёт кому-то что-то, когда Украина будет какой-то другой. Если внимательно посмотреть вокруг России, то можно понять, что Украина должна стать как Туркменистан или как Северная Корея, например. В крайнем случае, как Беларусь. Или как Казахстан.

Где здесь Донбасс?

Нынешняя активизация переговорного процесса целиком растёт из Европы, а значит, о каких-либо перспективах этой самой реинтеграции можно забыть. Европейские увещевание и обеспокоенность влияют на российский танк в среднесрочной перспективе даже хуже, чем украинские пенсии.

Собственно, основная претензия к этому аргументу вообще делает дискуссию бесполезной, поскольку звучит так: «А чо, Донбасс уже отдают?». Ну, все так спорят о том, что делать, когда возвратят, как будто это произойдёт в обозримой перспективе. А ведь для такой уверенности нет никаких оснований.

«Д/ЛНРией» рулят российские министерства. Они там пытаются наладить какие-то более-менее самостоятельные анклавы. Дополнительный украинский cash-in им как бы не помешает, но они же там российские порядки наводят не для того, чтобы потом нам всё это вернуть?

Откуда вообще это мнение взялось, что кто-то готов что-то отдать или выполнить свою часть Минских соглашений? Как мы помним, соглашения двусторонние, и не зря приложения к соглашениям заставили подписать и Великого Кормчего всех непризнанных республик бывшего совка.

Никакой готовности выполнять свою часть соглашений с той стороны не видно. Сурков откровенно заявил американцам, что границу Кремль Украине не отдаст, потому что в том момент, когда в Кремле кто-то скажет кому-то, что только готовится передать границу кому угодно, об этом будут знать все. Чекисты начнут делать cash-out, а «добровольцы» – скручивать смесители и вывозить мебель. Мы увидим самые большие крысиные бега в истории. Всё российское и упорото-пророссийское, что может ползать, ходить, ездить и не купило у Ахметова будущее, понесётся к заветной контрольно-следовой полосе хоть тушкой, хоть чушкой.

И вся российская игра сломается.

Кто-то скажет, что до «границы» ещё пункт о «выборах» есть. Да не вопрос. Давайте за выборы поговорим.

Насчёт выборов хорошо сказала говорящая по кремлевскому темнику голова Натальи Никаноровой, которая по совместительству ещё подвизается на поприще «министра иностранных дел ДНР»:

«Мы выступаем за то, чтобы в местных выборах участвовали только самовыдвиженцы, связавшие свою жизнь с Донецком и другими населёнными пунктами, где будет голосование. При этом все те, кто в составе Верховной Рады или иным образом от имени соответствующих политических сил поддерживал проведение АТО либо выступает за централизацию власти в Украине, к выборам допущены быть не могут».

Ничего из того, что сказала Наталья, в Минских соглашениях не написано. Потому что это вообще просто набор каких-то слов с невнятным юридическим смыслом. Связали свою жизнь с Донецком – это что вообще? Это скан сознания Рината Леонидовича?

Мы наблюдаем просто очередные хотелки Кремля, которые в переводе на человеческий язык звучат как: «Мы дадим провести только выборы без выбора».

То есть никаких уступок Украине Кремль вообще не предполагает. Кремлю комфортно и в нынешней ситуации. Ничего никому в ближайшем будущем Кремль не собирается ни отдавать, ни возвращать.

Условия Кремля мы принять не можем, поскольку даже авторитарный Кремль с трудом может позволить себе одного Кадырова, а Украина уж явно не может позволить себе аж целых двух. Даже если у них фамилии на –ко, –ий, а не –ов.

Танкист, сидящий в российском танке, никаких приказов не получал и не получит, потому что старперам в Кремле всё нормально. И будет нормально ещё пару лет, скорее всего. А на больше те старперы и не думают, ибо дилемма Насреддина.

Соответственно, как только Украина выполнит пункты Минских соглашений, произойдёт ничего. То есть вот вообще ничего, кроме роста внутреннего напряжения в нашей стране. Потому что чекисты к базовому списку условий новые условия добавляют ещё до того, как кто-то смог выполнить те, что есть.

Украине остаётся лишь очень правдоподобно имитировать выполнение своей части соглашений, поскольку Россия совсем ничего не собирается выполнять и не опускается даже до имитаций.

А зачем же тогда были заключены Минские, если никто не собирается их выполнять?

Не знаю, что там у Кремля за хитрая многоходовочка была, а Украина заключала перемирие, в первую очередь, чтобы снизить число потерь. Ну и чтобы заманить Россию на дипломатическое минное поле (и заманила). Мы не можем позволить себе терять по полсотни человек в день. Просто не можем, и всё тут.

Лучше воевать дипломатическими бумажками, чем людьми. Или чем деньгами.

Да, война идёт на Донбассе, но не за Донбасс. Не за территорию, как бы не убеждали всех в обратном пропагандисты Кремля.

Война идёт за Украину.

Война идёт за то, чтобы российский танк не засунул дуло прямо к вам в окно, а специально обученный идиот с башни не начал вам вещать, что ему срочно нужна какая-то другая Украина, потому что текущая своевольная дохрена и серьёзно оскорбила ребят из Кремля.

И все процессы – хоть нормализации жизни, хоть реинтеграции, хоть выплаты пенсий – упираются в российский танк.

И на российском же танке стоят ножки агитаторов.

А пенсионеров тут нет, как видите.

Антон Швец

''отсканируй
и помоги редакции