Неприкосновенный запас традиций 

Поможем вам осилить тяжёлую ношу переосмысления истории нашей страны. Разбираемся с прошлым ради будущего


Украина сейчас — Мекка для антропологов и социальных философов.

У нас есть история. У нас есть традиции — давние и не очень. Но три года назад мы как будто проснулись от летаргического сна и начали в спешке перебирать весь этот багаж. Создавая себе новые тысячелетние традиции.

Это, в принципе, нормально. Это значит, что мы пересоздаём нацию. С другой стороны, делаем мы это, как и многое другое, поспешно, в дедлайн-режиме, эмоционально и часто неразборчиво.

Сейчас для нас важно сформулировать: какую именно часть багажа прошлого нам стоит взять с собой в будущее? Может быть, всё? А может, лишь то, что нам нравится? А кому из нас?

Тяжела ноша переосмысления.

В этом материале автор просто хочет вспомнить — и проговорить — наиболее болезненные, спорные точки всего процесса.

Геть від Москви

Поскольку наша независимость живо связана с пресечением попыток влияния Кремля, уже чётко решили опасаться всего, что родом из России. Собственно, развернувшаяся в соцсетях эпическая битва остроконечников с тупоконечниками по поводу «паска или кулич» — это интересный, если смотреть отстранённо, пример попытки выстроить стену им. Яценюка вдоль единичной семантической единицы. Правильно это или перегиб — неважно: сейчас у нас такой исторический этап. Это неизбежно, а значит, будет происходить так или иначе.

Неприкосновенный запас традиций

Если хочется бороться с перегибами, лучше зайти с противоположной стороны. Увы, наш народ часто принимает за российское всё то, что не свойственно его региону или кругу общения. Хрестоматийный пример из биографии автора этих строк — один коллега, доказывающий ему, что в украинском нет слова «зараз». Что это русизм, а правильно «наразі» (и да, коллега работал на СТБ). Утверждение, что в русском языке слово «зараз» есть разве что как множественное число родительного падежа от слова «зараза», да и то ударение не там, не возымело действия. Пришлось идти за словарем и таки доказывать, что «зараз» — питомо українське, а вот «наразі» — полонізм.

Другой характерный спор из недавних ФБ-баталий, просто не достигший такого накала, как пасхальный — Масленица или Колодий? И, соответственно, блины или вареники? Доходило до того, что тех, кто упоминал Масленицу или поел блинов, готовы были записать в оккупанты. Ирония ситуации в том, что фольклористы едины во мнении: в Украине испокон веков употреблялись оба названия — и Колодій, и Мас(ле)ниця. А готовили больше вареники, но иногда и гречаники — в смысле, гречневые блины.

Это порождает проблему: мы настолько боимся российского влияния, что записываем в него то, что у нас хоть как-то совпадает с традициями соседа. Включая то, что они переняли от обитателей киевских земель еще в княжьи времена. Это неправильно. Если бы аналогичным образом поступили бы, скажем, греки, большую часть греческой кухни мы бы сейчас знали как кухню турецкую. Однако греки до сих пор спорят, чья долма (с другого фронта турков по этому же поводу поджимают армяне) и блокируют македонские внешнеполитические инициативы просто потому, что Македония — это-де историческая область Греции, а не бывшая югославская республика по соседству. Это как если бы мы блокировали внешнеполитические инициативы РФ, пока они в Московию не переименуются. Может, и забавно, но уж лучше перегнуть в отстаивании своих культурных элементов, чем отдавать соседям всё спорное в рамках личного огораживания.

Неприкосновенный запас традиций

Сюда же — осмысление Второй мировой и сражений украинцев в рядах Красной Армии. Мы куём новую традицию, переносим отмечание победы на 8 мая, вычищаем из него милитаризм, вводим символ красного мака и завершаем реабилитацию УПА — это правильно и прекрасно. Но важно не дать РФ воспользоваться этим, приписав победу над Рейхом исключительно себе. А ведь она старается — вспоминаем слова Путина, дескать, мы бы и без других советских республик справились. Важно сохранить героев той войны в нашем национальном пантеоне, независимо от того, какая форма победобесия сейчас исповедуется у соседей.

Садок вишневий коло хати

Другая проблема — сильное отождествление народных традиций c исключительно селянским антуражем. Категорически необходимо разорвать связку «национальное — сельское, рустикальное». Вместо этого государство долгое время работало в противоположном направлении.

Да, истинная правда, что у большинства украинцев (важно, однако, учитывать, что не у всех) есть бабушки в селе. Важно и понимать, что сейчас более двух третей украинцев живет в городах. Также важно понимать, что в ближайшее поколение урбанизация только усилится.

Тем не менее, каждый год люди жалуются, что в школьных учебниках и на массовых мероприятиях — сплошная пастораль. Детки с айпада читают написанные советским канцеляритом статьи о сенокосе.

Неприкосновенный запас традиций

Безусловно, село — колиска України. Але як ми назвемо людину, яка не вилазить з колиски у повнолітньому віці?

Ох, не за гендерным балансом в культурных мероприятиях нам сейчас надо следить. В смысле, за ним тоже можно, но не первоочерёдно. Нам нужно следить за балансом села и города в национальной культуре, тщательно выравнивая в пользу последнего.

Во-первых, потому, что конкурентноспособная культура — всегда городская, полисная, персонализованная. Подавать как национальную культуру исключительно фольклор — прерогатива отсталых стран, где нет ничего за его пределами. Если убрать из австрийской культуры Моцарта, а оставить только шнапс и тирольские напевы, Австрии не станет. Даже ирландская культура — самая фольклорно ориентированная из всех европейских — без Йейтса и Джойса превратится в пьянку в этнографическом музее.

Во-вторых, потому, что если оставить нишу городской культуры пустой — её займут наши недруги. Если мы будем предлагать детям только вишнёвые садочки в надежде на голос крови, а оппоненты — паблики с прикольными мемчиками ВКонтакте, в которые аккуратно вплетаются рассказы о российской военной мощи или стёб над косными украинцами, через поколение у нас не будет страны. Именно поэтому в информационной войне Кремль старается навязать и своему, и нашему населению восприятие украинского как исключительно деревенского. Давайте, что ли, не подыгрывать.

Совок махровий волохатий

Ещё одна проблема наших традиций — то, как они продвигаются государством. Да что греха таить — иной раз и общественными деятелями.

Время от времени у нас всерьёз звучат призывы ввести вышиванки в качестве школьной формы. Время от времени у нас в ФБ вбрасывают коллажики, где на одной половинке наши детки идут строем в вышиванке, а на другой — их детки идут строем в советской военной форме времён Второй мировой. И подпись — відчуйте різницю!

Вибачте, не відчуваю. На обоих фото одно и то же: взрослые надели на детей патриотическую униформу и заставили строем шагать. The same old Soviet shit. Памятник Бандере во Львове хорош — но стилистически от памятника Ленину отличается только чертами лица и отсутствием кепки. Совпадает даже столь любимое советскими скульпторами развевающееся пальто поверх пиджака и поза с прихватом одной полы. Но это ничего, советские памятники Шевченко делали примерно такими же.

Неприкосновенный запас традиций

Неприкосновенный запас традиций

Неприкосновенный запас традиций

Все потому, что в ряде случаев и те, и другие скульпторы оканчивали одни и те же училища, а одни и те же идеологи подхватили герпес от одних и тех же комсомолок.

Национальную культуру у нас не рекламировали, не подавали, не вкладывали в головы — её небрежно набрасывали отточенными при совке жестами, сопровождая шаблонными фразами, из которых спешно и не всегда полностью были вычеркнуты «пролетариат» и «социалистический». В районной библиотеке автора висели несколько панно с украинскими классиками. На панно с Шевченко был длиннющий пробел во фразе «В …….. сім’ї вольній, новій, ми тебе не забули, Тарасе!» По выгоревшим следам угадывалось, что в начале 90-х там тщательно отскребли «радянській».

Кадры решают всё. Наши кадры тех лет не учитывали ни того, что при совке были проблемы с альтернативой «культурному мейнстриму», ни того, что совок печально жил и печально закончился. Чудовищно неграмотная культурная работа 90-х, украинская национальная идея, подаваемая в форме позднесоветской пропаганды — одна из причин того, почему к нулевым многие до сих пор не осознавали себя украинцами. Сложно полюбить даже вкусную кашу, если её пихают в тебя насильно и некрасиво.

Сейчас появляются интересные культурные проекты — яркие, ненавязчивые. Те, в которые хочется ходить детям и взрослым — этнографические парки, лектории. Время от времени издают книги человеческим языком. Но пока — боротьба триває.

Баланс вчера и завтра

Наконец, мы до сих пор не договорились, сколько прошлого нам вообще нужно в будущем. «Ах, народные традиции» одних заканчиваются позже, чем у других начинается «фи, духовные скрепы» или «фу, средневековье».

В итоге, нам нужны:

– культурный минимум. Общее понимание того, что мы считаем неотъемлемой частью культуры. На пути к его выработке нам вредит как излишнее новаторство («в XXI веке яйца не красят!»), так и припадочная сакрализация («вышиванка — священный символ, генетический код…»)

– понимание места свой традиции в мировой культуре, а, следовательно, знакомство с этой мировой культурой. Автор этих строк как-то постебался, устроив у себя на Фейсбуке опрос «Украинская ли?..», выкладывая множество фотографий разных вышиванок. 

Неприкосновенный запас традиций

Ряд читателей записал в украинские не только румынские (невелик грех, они почти неотличимы для неспециалиста), но и мордовские национальные рубахи. Равно как и любой историк убьёт себя фейспалмом от фразы «козачество — украинская традиция, не имеющая аналогов» (на самом деле ещё как имеющая — от византийских акритов или позднегреческих клефтов до хорватских гранычаров). Здесь нам мешает наша упорная косность.

– стратегия продвижения национальной культуры, учитывающая как традиционные сельские мотивы, так и городскую «высокую» культуру. Причем с постепенным и неуклонным усилением последней. Дело не в неуважении к селу — дело в том, что мейнстрим национальной культуры должен соответствовать хотя бы демографии страны. Не говоря уже об общей конкурентоспособности и интересности для иностранцев.

Безусловно, есть ещё много мелочей. Например, щекотливый вопрос вплетения в украинскую культуру и образование культур и традиций других коренных народов Украины, включая евреев и крымских татар. Но для начала нам нужно хотя бы справиться с основным домашним заданием.

Живём в очень интересное время, отрабатываем его очень интересные вызовы. Важно помнить: то, что заложим сейчас, станет основой на многие годы вперёд.




Если вдруг Дискасс начнет показывать рекламу - пишите нам в ФБ.