Перейти к основному содержанию

[У]ретроград

Все персонажи вымышлены, совпадения с реальными людьми неслучайны

Макс Гадюкин

Раньше – значит, лучше. Запомни, анон, как только ты посмеешь задуматься о будущем, отбросив жалкие останки прошлого, как сотни, тысячи, легионы доброжелателей сразу начнут забрасывать тебя сладким хлебом. Каста неприкасаемых жива и будет жить вечно. Судя по нынешнему состоянию нашей системы образования, смена поколений вряд ли решит этот вопрос. Лептонные боги не обращают внимания на подобные мелочи.

Он выходит из подъезда, на ходу поправляя турецкие треники с четырьмя полосами и значком «абебас». Чешет то, что раньше лучше функционировало, думает о великом прошлом и подходит к гаражу. Заводя старый «жигуль», который ездит два раза в год, после чего отправляется на ремонт, занимающий полгода, [у]ретроград всегда расскажет тебе, анон, как раньше было круто. Мороженка дешёвая, автоматы с водой, трамваи, водочка, партия – всё было просто зашибись. Лучше не придумаешь. [У]ретрограду всё нравилось, не было никаких проблем. Шерстяные футболки, правда, подмышки натирали, но ведь кто вспомнит?

Да, это правда. [У]ретрограду хорошо жилось. В первую очередь он благодарит великую партию за то, что она избавила общество от вечно ноющих интеллигентов, конкуренции на работе, необходимости показывать годный результат, а не ИБД, от всего лишнего. Выборов нет, альтернативы нет, проблем нет, жена плачет только по вторникам, детишки учатся плохо – и нечего тут умничать, да и папке есть чем их подколоть, когда настроение не радует. Kakooyoo stranu…

В 1930-х годах папка [у]ретрограда (такой же кадр) отхватил удачную квартирку, написав донос. Правда, потом донос написали на него. Дядька отправился покорять ГУЛАГ, в котором его тело и осталось после досрочной реинкарнации. Пофиг на отца, главное, что квартирка осталась. Сынок старался изо всех сил, чтобы соответствовать стандартам. Правда, началась война, но ничего – парень моментально стал больным и немощным, после чего на фронт его не позвали. Пока другие мужчины умирали на Курской дуге, он жил на полную катушку. Иногда захаживал к жёнам тех, кто точно не сможет вернуться. В общем, было очень и очень неплохо. Разве нет? Пережил войну.

Когда война кончилась, [у]ретроград переобулся. Точнее, внезапно выздоровел. Справился с тяжёлой болезнью. Правда, однажды пришлось туго: сосед по имени Ваня таки вернулся с войны, увидел годовалого ребёнка своей супруги и всё осознал. Впрочем, Ванька не только набил морду обидчику, но и уехал из города. В родном селе он прожил недолго, умерев в 1946 году от голода. А [у]ретроград остался в городе, лизнул, кому надо, и, как следствие, выжил. Правда, сына от соседки он признавать не стал.

Потом [у]ретроград, как заведено, женился. Он нашёл себе простенькую девушку, которую можно было гнобить, да и расписался с ней. В глаза он называл её по имени или, как это было модно в СССР, по фамилии. Впрочем, друзьям дядька спокойно рассказывал, что она приезжая и, вообще, благодарить его должна, и так далее. Через несколько лет в их семье родился сын, которого папаша с радостью назвал Виссарионом, не спросив об этом жену. Та ничего не сказала, просто посмотрела на мужа с тихой ненавистью. Один сынок Виссариона заморил голодом её семью, хотя благоверный и не собирался вникать в подобные тонкости. В такое тяжёлое время обеспечивал и жену, и детей!

Когда на работе выдали новенький «жигуль», дядька ощутил себя королём мира. А чего добился ты? Квадратный гроб цвета детской неожиданности вознёс его на небывалые высоты. К примеру, теперь на работу не нужно было идти целых пять минут. Достаточно было всего лишь встать на час пораньше, измазаться в мазуте и прочем говне, завести свой тазик с гвоздями и гордо пропыхтеть выхлопной трубой те же триста метров, что раньше ходил пешком.

Правда, случались и провалы. Однажды великий знаток светлого коммунистического будущего выпил несколько «фронтовых» рюмашек и сел за руль. Произошло то, чего и следовало ожидать. Квадратный гробик исследовал дно кювета, а наш герой чуть не погиб. Благодаря толстому черепу он отделался лёгким сотрясением мозга (браво, есть чему трястись!), а недавно родившая очередного ребёнка жена пробила своим бренным телом лобовое стекло и почти стёрлась об асфальт. У ментов претензий не было. Да он ведь вдовец, такое пережил.

Своих детей он неумолимо бил по каждому удачному поводу. Когда повышение на работе прогорело, выгребал старший сын – принёс двойку в табеле. В то время, когда не получилось отхватить очередную квартиру (вы не поверите, подсуетился какой-то подлиза), своё получил младший – крайне не вовремя разбил окно в школе. Когда у мужика просто бывало хреновое настроение, дети выгребали одновременно. Подход отца сказался на мировоззрении его отпрысков. Они росли запуганными и нервными. Когда птенчики оперились и покинули гнездо, один из них отправился в тюрьму, а второй – в психиатрическую лечебницу. Сам детей на ноги поднял.

Годы неумолимо брали своё. Наш герой постарел, виски покрылись благородной сединой (раньше была только перхоть), и он начал захаживать в школы. Его грудь пестрела наградами; между некоторыми орденами мелькали медальки «ГТО» и «За соцсоревнования», но общий блеск нагрудного иконостаса выглядел внушительно. Детишки с упоением слушали его басни про штурм Берлина, таращась на отсутствие левой ноги. На самом деле [у]ретроград потерял её пять лет назад, когда упал бухим под трамвай (у-у-у, проклятые Веклич и Дьяконов!). Но ведь кто узнает? Детишки слушали деда, считали его ордена и медали, а потом на уроках географии получали двойки: ведь добрый гость сказал им, что брал Нью-Дели, а это где-то возле Дрездена. Марьиванна, почему двойка? Он же не мог наврать, причём так уверенно. У деда вся грудь в орденах, ему надо верить.

Когда Украина откололась от стремительно растущего вниз СССР, наш герой ощутил всю безысходность данной ситуации. Пришлось менять свой подход к любимому делу. Теперь «Америка ещё получит» превратилось в «Эх, какую страну…». А советская пенсия, которой он был недоволен ещё пару лет назад, стала чем-то незыблемым, непостижимым, тотальным символом утраченного процветания. Страну для нас построил, никто и не поблагодарит.

«Эх, вот раньше… Вот раньше было лучше», – [у]ретроград уже начинал потихоньку путаться в списках своих выдумок, часто путая сказанное им с официальными данными. Потому деловитые апелляции были заменены на простую подачу в стиле постправды. Зачем говорить о чётких данных, если на этом можно погореть? Давай, анон, лепи свой спич в стиле сочинения на уроке литературы: глубинный смысл, расплывчатые формулировки, агрессия как способ защиты своих тезисов. Если дед сказал, что Фидель Кастро правил в Китае, а Мао Цзедун – незаконнорожденный сын Маленкова, слушай и внимай его мудрости. Не спорь со стариком, у него давление!

На выборах, которые понавыдумывали проклятые пендосы, чтобы народ одурманить, наш любимец голосовал весьма активно. В основном он топил за маргиналов типа Витренко. Но его главная политическая любовь как-то не спешила брать власть в свои руки, постоянно торгуя голосами. Впрочем, [у]ретроград этого так и не понял. Он до сих пор думает, что Наталью банально обсчитали всякие демократишки. Потом Витренко накосила бабла устала воевать и скрылась с политического горизонта, а дед остался с голым буем на курорте.

Единственная радость великого воина в наше время – услышать по телевизору Кобзона (в последнее время не получается), да сходить на парад 9 мая. Не смейте пялиться на его ордена и медали, спрашивать о прошлом или, не дай бог, игнорировать. Ведь он – представитель касты неприкасаемых. Пережил войну. Справился с тяжёлой болезнью. В такое тяжёлое время обеспечивал и жену, и детей! А чего добился ты? Да он ведь вдовец, такое пережил. Сам детей на ноги поднял. У деда вся грудь в орденах, ему надо верить. Страну для нас построил, никто и не поблагодарит. Не спорь со стариком, у него давление!

Данная рубрика является авторским блогом. Редакция может иметь мнение, отличное от мнения автора.

''отсканируй
и помоги редакции