Перейти к основному содержанию

Путь к победе

Я достаточно много пишу о нашей победе – как в обзорах, так и в статьях. Но это не потому, что хочу стабильно выдавать на-гора жизнерадостную жвачку или высасывать из пальца позитивные полотнища.

Кирилл Данильченко ака Ронин

Я достаточно много пишу о нашей победе – как в обзорах, так и в статьях. Но это не потому, что хочу стабильно выдавать на-гора жизнерадостную жвачку или высасывать из пальца позитивные полотнища. Я действительно верю в то, что мы на верном пути и, несмотря на то, что тот берег пока ещё в тумане, Украина в стратегическом и оперативном плане большинство жизненно важных вещей делает правильно. Правда, позиционная война, экономическое падение и украинский политический цирк могут ввергнуть в уныние даже неисправимых оптимистов. Поэтому в связи с обострением на фронте и сидящим в печёнках сотым раундом Минска – статья о том, почему мы победим. Рано или поздно.

Глобальных причин всего две: стойкость украинского народа и кривые руки противника. Эти две вводные не меняются ещё с 14 года, как линия фронта двигалась только на Восток с весны 15-го. Просто на фоне информационной войны, сотен выдуманных и реальных «котлов», нагнетания истерии о Дебальцево или Иловайске формируется дымовая завеса, которая выгодна многим – как вне Украины, так и в ней. Ради политических бонусов, отработки бюджетов, людской глупости или подлости. Хотя достаточно трезво пройтись по цепочке событий, чтобы понять ситуацию на фронте самому раз и навсегда. Так вот, исключительно в рамках проекта «ПМ» пропагандистский» – предпосылки к нашей победе без регистрации и СМС. Факты и ничего, кроме фактов.

Танк боевиков, захваченный бойцами ГУР МОУ при обороне базы в Артёмовске, – №5.

Именно такими танками шахтёры, которые нашли ПЗРК, ПТУР, миномёты и офицера ФСБ Гиркина в шахте, снесли блокпост на Рыбхозе и прорывались из окружённого Славянска, бросив одну машину в кювете.

Первое – нет никакой гражданской войны в вакууме. Как бы ни хотели в информационном поле обозначить исключительно внутренний характер конфликта, война на Востоке – это чисто российский проект, который даже начали офицеры спецслужб РФ: Гиркин, Безлер, Петровский, сотни бойцов ССО и оперативников, наёмников и «отпускников». Этот факт даже не должен обсуждаться – есть масса причастности одиозных лидеров боевиков к российским органам, от фото с медалями за службу ФСБ до их интервью и прямых упоминаний о работе на Контору. Десятки танков, десятки пусков ПЗРК и ПТУР на раннем этапе, тыл и топливо, командование и ротация – все рассказы о гражданской войне исключительно к психиатру. По всей остальной Украине, куда не проникли агенты влияния Москвы, всего до двух сотен погибших, из которых большая часть – жертвы с обеих сторон на Майдане. С противостоянием в Харькове и Одессе, с разборками и пылающими автобусами в Днепропетровске, с перестрелками и уличными стычками, с Мукачево и гранатами в Киеве. И в итоге цифра на уровне смертности от гриппа – как не надрывается пропаганда из-за поребрика про «беспредел в Украине» – не дотягивает даже до работы российских танков по собственному «Белому дому».

Танк с номером 35, захваченный ВСУ в районе Енакиево, – июль 14 года.

Продажная девка империализма – математика – говорит нам, что у противника, который на тот момент установил контроль только над частями ВВ, управлением пограничников и СБУ, откуда-то родился минимум батальон танков с соответствующим тылом. Аллах подарил, наверное.

Там же, где ступила нога Стрелковых и Ольхонов, минимум 10 тысяч павших, ещё тысячи пропавших без вести, разобранные в хлам населённые пункты на линии соприкосновения и восьмиметровые воронки на месте заводов. Украинские механизированные бригады с танками, ствольной артиллерией и РСЗО отправились в регион после того, как там вспыхнула необъявленная война, которую принесли агенты спецслужб из РФ, – после захвата наших городов и атак на органы власти в регионе, после снесённого танками блокпоста, сбитого генерала и рейдов к Волновахе. Несмотря на два года войны и то, что РФ пытается разжигать процесс дикими слухами о наступлении, неграх на БТР, карателях и вездесущем «Правом секторе», поддержка боевиков в регионе далеко не на пике. По самым максимальным оценкам ГУР МОУ, гибридная армия достигает 40 тысяч штыков. Это уже с тылом, управлением, ротацией, «казаками» и «добровольцами» из самой России. Это в Донецкой и Луганской областях, где на оккупированных территориях проживало до 4 млн человек, массово стекаются сторонники «русского мира», а люди идут в силовые структуры, чтобы банально поесть и выжить. Критично мало.

Чтобы вы понимали порядок цифр, чеченцы в обеих войнах на 800 тысяч населения выставили искомые 40-50 тысяч бойцов. Это то, о чём плакал Стрелков, это то, почему мы не видим акций «подполья» в Славянске или массовых акций протеста на территории Украины, а наступать гибридная армия может только при поддержке ВС РФ. В самих «Л/ДНР» – критичные проблемы по мобилизационной способности, несмотря на тонны тяжёлых вооружений и полный пансион от Путина. Говоря простым языком, задача разжечь широкомасштабный конфликт в Украине не выполнена, он купирован и изолирован на узкой простреливаемой насквозь территории, где местные ездят в гости к укропам за пенсиями и продуктами, пока воюет ядро упоротых идейных, наёмников и гибридной армии с российским командованием и снабжением.

Уроженец Ухты Арсений Павлов под портретами одного тувинца и одного питерца грустит о гражданской войне в Украине.

Второе – ни одна из поставленных задач для гибридной армии в регионе на начальном этапе не реализована. А ведь они были озвучены не раз: выход на границы обеих областей, федерализация Украины, принуждение к капитуляции или выгодному миру. Мариуполь не раскачали и не удержали. Аэродромы Славянска и Краматорска не захватили. ВВП Донецка и Луганска превращены в руины. Железнодорожные станции в Ясиноватой, в Иловайске и в переходящем из рук в руки с огромной кровью Дебальцево, спустя два года конфликта, находятся в зоне огневого контроля ВСУ. Мало того, что не срослась Харьковская Народная республика (а ведь именно там был впервые замечен актёр разговорного жанра Арсений Павлов), так ещё и врагом потеряны три ключевые агломерации с полутора миллионами населения. Стратегические предприятия и объекты инфраструктуры: Авдеевский коксовый, Мариупольский порт, ТЭС Счастье, Курахово, Славянск зачищены и, судя по анализу двухнедельных боев на промышленной зоне Авдеевки или в Марьинке, отбить их назад не так просто, как идти на Варшаву. А, как показала зима 15 года, рейд танкового взвода и батальонной группы вполне может привести к прорыву в столицу «молодой республики», сносу тактически важного моста и изоляции поля боя. То есть ситуация, когда две бригады ВСУ с возможностью собрать артиллерию двух секторов на стыке близ Марьинки стоят в 15 минут езды от черты застройки Донецка и перекрывают стрелковым оружием трассу, – не может не напрягать боевиков. Конфигурация расположения их блоков и опорных пунктов в 14 году выглядела выгоднее, чем сейчас, спустя два года котлов и фанфар в сети.

Жёлтым отмечена территория условного контроля гибридной армии, география активных протестов и продвижения «русского мира» на начало агрессии, красным – линия фронта после отмены первого перемирия. Внезапно тысячи котлов и поход на Киев выглядят немного иначе, чем в российском телевизоре.

Третье – стойкость украинского народа, спустя два года конфликта. Любой человек, рассуждающий о войне на Востоке должен чётко понимать её характер – на ТВД в 400+ километров ведёт боевые действия группировка ВСУ от 20 до 60 тысяч бойцов в разное время. Чтобы вы отдавали себе отчёт в порядке цифр, гораздо более скромная по возможностям Хорватия против опереточной Сербской Краины в операции «Буря» выставила 150 тысяч персонала. Писал об этом неоднократно и буду писать: у нас крайне низкая плотность войск, узкая цепочка ВОП, часто без единой системы огня, резервы порядка батальонной группы на сектор. Причины самые обыденные: протяжённость границы, прикрытие Одессы, Харькова и Чонгара, ротация, восстановление боеспособности у выведенных из строя частей, скромный бюджет и проблемы в ВПК.

По итогам – в двух зданиях Донецкого аэропорта и вышке никогда не находилось более двухсот человек. 32-й блокпост – это усиленный ротный опорный пункт, с соответствующим гарнизоном. На оперативно важной высоте Саур-Могила – сводная ротная группа. В её составе – «рота» «Крым» с 13 бойцами, добровольцы и легковооружённые десантники. В Дебальцево, в узкой простреливаемой насквозь кишке 20 на 50 км в поперечнике – не более пяти тысяч людей. Это с управлением, тылом, ПВО и частями МВД. В этих условиях, когда каждый человек на блоке на вес золота, а банальный тепловизор – буквально разница между жизнью и смертью, и армия, и народ совершили невозможное. 128-я бригада, практически выведенная из строя, уже дважды возвращалась в АТО – на самых тяжёлых направлениях. Танкисты и 17-й и 1-й ОТБр, придаваемые по чайной ложке на опорные пункты, месяцами сидели на глухих ВОП и ключевых участках обороны, горели, теряли машины и людей и снова становились в строй.

Добровольческие батальоны, такие как «Айдар» или «Донбасс», в одном бою до трети своего состава уходили с ноля на переформирование, разделялись на несколько формирований в разных ведомствах, несли тяжелейшие единовременные потери, но продолжали выполнять свои задачи в тяжелейших условиях. 79-я аэромобильная возвращалась в ППД практически без техники, комплектовалась гнилыми БТР- 70 и купленными за волонтёрские средства пикапами, чтобы снова вступить в противостояние. Именно поэтому фронт проходит по всё той же Попасной, Станице, Марьинке, Песках и Широкино, что и год назад, а пик успехов противника – продвижение на глубину до 20 км в Дебальцево. В ходе последнего убивались танковые роты у Санжаровки и Углегорска, Захарченко прыгал на костылях с дырой в филе, а благодарные за гениальное руководство ополченцы прострелили обе ноги позывному «Алмаз» (в миру полковнику Степанищеву, командиру 23-й МСБр в Самаре). По итогам встречных боев на выступе мы потеряли город, а боевики «Л/ДНР» лишились возможности к проведению активных наступательных операций на срок до полугода и неудачной попытки проверить нашу оборону под Марьинкой. Противником на сегодня утрачена оперативная инициатива – он связан линией бетонных ВОП, артиллерией и дипломатическим давлением Запада.

Четвёртое – окончательная деградация идей так называемой «русской весны». Только полный олигофрен сейчас может верить в фашистов-укропов, хитрые планы Путина и попытки построения Кремлём чего-либо большего, чем очередное нищее Приднестровье, с целью создать геморрой соседям по интеграции в ЕС и НАТО. Укропы, конечно, – редкие фашисты. Вот им за это газ по скидке и электричество, пока они перекинут мощности из Ровно, чтобы ЛЭП в Крым не падали. Братушки из «ДНР» – никакие и не братушки, а отдельные районы в составе Украины. Ужасающая экономическая блокада для хунты – автомобили ГАЗ, которые продаются для НГУ, безвизовый режим и не отменённый договор о сотрудничестве. Зато в активе борьбы Кремля с фашизмом – разоруженная «Троя», убитые на месте и взорванные бойцы невидимого фронта. Бетмен Мозговой передаёт привет казачку Дрёмову и писателю про «ДНР» Лакомову. В общем, никогда такого не было и вот опять – Приднестровье уже четверть века ждёт возвращения в родную гавань, и вы ждите, если доживёте.

А пока можете съездить за пенсией в Волноваху и посмотреть, как киевские партнёры тиранят «русского человека донецкой национальности». Посмотреть, как Харьков собирает танки на фронт, в Краматорске проводят факельные марши, а в Славянске бабушки крестятся, чтобы не пришёл Пономарев и не пропала пенсия. Два года прошло, и фанаты «Л/ДНР» путешествуют через пункты перехода за едой и выплатами. От трогательной заботы антифашисткой народной власти в глубинке «народных же республик» от голода и болезней гибнут старики, на дорогах взрывают фугасами полевых командиров, пока в Киев везут уголь для ТЭС. Не перепутай, где хунта, а где дорогие партнёры, «новоросс». Главное, помни, что по двум пунктам Минских соглашений тебе в Украину – как Харькову, только без десяти тысяч покойников и лунного ландшафта на месте заводов. Ну, а если не повезёт, жить придётся как Осетия и Приднестровье, 25 лет ожидая рая. И то, никто никому ничего не обещал и нельзя быть большими шахтёрами, чем сами шахтёры.

Шесть единиц ГАЗ 3308 «Садко» для карателей из славянского полка НГУ. Также эти автомобили отлично показали себя в «Айдаре» – спасибо, Вова и российский бизнес.

Пятое и лично для меня главное – это наши люди на войне. Сколько же я видел на этой войне скотства, низости и гадости, сколько величия духа и поступков, от которых распирала гордость, что я защищаю эту страну. 2000 + тепловизоров, сотни автомобилей, комплекты БПЛА, перекрывающие сектора, системы управления огнём и бригадные комплекты связи, кустарные бронемашины, лазерные дальномеры и генераторы – это всё понятно, это вопрос выживания и самоорганизации. Хотя нам в комментариях вряд ли кто-то подскажет войну, где волонтёры снабжали радарами суда, ставили на крыло самолёты и вертолёты, закрывали потребности тысяч бойцов по машинам скорой помощи или десяткам тысяч аптечек. Россияне так же могут поделиться, как их солдатам где-то возле Шатоя везли сухие борщи, метеорологические станции и трогательные детские рисунки, окружая раненых заботой, встречая павших на коленях и ставя на ноги выздоравливающих. Не везли, не встречали и не ставили, хотя они защищали своих соотечественников от боевиков, взрывающих Москву и штурмующих Буденновск. Но это такое дело – менталитет на хлеб не намажешь.

А есть вещи, что просто ломают любую картину мира, особенно у кадровых военных. Медсёстры, которые год непонятно за что жили на передовых опорных пунктах, потом просились в штат и ещё год тянули лямку по контракту. Люди, платившие в военкомате, чтобы их мобилизовали, когда зарплата бойца на передке не сильно отличалась от доходов грузчика в Киеве. Ребята без ноги, выбивающие разрешение служить дальше. Девчонка без медицинского образования, стоящая у истоков одного из самых эффективных медицинских подразделений восточного фронта. Слесари, на свои выходные ставящие на ноги наши машины. Бабушки, женщины и девушки, превратившие наш блиндаж, который мы передали сменщикам в погребок с домашними закатками, соками, сухофруктами и ломтями копченого сала. Дети, разбивающие свои копилки и продающие трогательные браслеты, чтобы прислать нам открытку и лекарства от простуды. Дети, вяжущие маскировочные сети и кикиморы. Дети в госпитале с цветами и трогательными письмами. Цветы на броне.

Честно, у меня есть ещё пункты – минимум шесть, семь и восемь. Но скажу, что достаточно только пятого – даже если завтра случится невозможное и большинство повторит подвиг раскола первого Майдана, захочет доллар по 8, тарифов, как при СССР, и стабильности, то это не значит, что вооружённая борьба за нашу независимость будет прекращена. Даже несколько процентов небезразличных украинцев, несколько миллионов человек диаспоры, активистов и волонтёров способны создать настоящий ад для противника. Украинцы, веками разрывающиеся между сумрачным тевтонским гением, Портой, Польшей и Москвой, научились прекрасно обходиться, организовываться и принимать решения без власти. А Украина при любых президентах была крупнейшим оператором вооружений на чёрном рынке – от «Кольчуг» и средств ПВО до танков и кораблей в сборе странам под эмбарго. Поэтому можно с уверенностью сказать: в случае любого обострения, у нас Чечня России покажется лёгкой весенней прогулкой. Тем более, зачем сейчас россиянам обострение, если они не были готовы на него в моменты нашей наибольшей слабости? Получить новый пакет санкций и занять ценой жизней тысяч бойцов гибридной армии выступ 20 на 20 км с городом в 12 тысяч населения или повторить подвиг под Марьинкой? Противник не может защитить Широкино, высоты под Докучаевском или промышленный комплекс под Авдеевкой без массового вмешательства россиян, а те не могут быть большими шахтёрами, чем сами шахтеры.

Но стоит заметить ещё один момент – мы последовательно продолжаем готовиться к выполнению пунктов 9 и 10 Минских соглашений. Возможно, дипломатия выведет за рамки этого уравнения Россию. Возможно, это сделает экономика. Возможно, на некоторое время мы получим рядом нищее Приднестровье, живущее с контрабанды и криминала. В любом случае РФ пробовала уже почти всё: «Смерчи» по Победе и Краматорску, танковые прорывы, удары по площадям, как в Мариуполе, контрбатарейную борьбу от Марьинки до Горловки, массирование БтГр на ключевых направлениях. Результаты – гибридная армия наблюдает в бинокль всё те же Пески, Станицу, Попасную, Марьинку, уходит из Широкино и уже две недели бьётся об два здания и ангар в «промке». Украина сформировала 14 новых бригад, включая кадрированную танковую, инженерную и артиллерийские части. На этот год было запланировано поставить на крыло примерно 22 самолёта. Инженерные машины, если сработает ВПК, перевалят цифру 300. План всё тот же – усиление линии ВОП, инженерное перекрытие границы, концентрация артиллерии, приобретение сотен автомобилей для тех сотен стволов крупного калибра, которых мы сняли с консервации, обеспечение ротации механизированных и моторизованных бригад, закрывая некомплект в 50% у НГУ и создавая ударный кулак вне красной зоны из аэромобильных подразделений.

То, что до одури сейчас отрабатывается на всех учениях, – активная оборона, переход в контрнаступление, форсирование крупной водной преграды, проводка колонн, организация опорных пунктов, огневое поражение. Форсировать Кальмиус и Донец, взять под контроль высоты, рассечь территорию «Л/ДНР» на анклавы, поражать склады, запасы МТО, тыл и логистику. Мы будем спать на этом плане, жрать этот план, укрываться этим планом, пока силовики не отработают его, как часы. А потом мы поставим точку в этой кровавой пьесе. Большую и жирную точку. Да, все устали. Да, несколько волн мобилизаций. Да, падение уровня жизни. Да, плохо жить на фоне роста тарифов и падения экономика. Но это лучше, чем топить буржуйку щепками от серванта, работать за трудодни и тушёнку и прятаться от приходов 120 миномётов, как в «Л/ДНР». На войне есть три способа завершить её: победить, сдаться или сохранить статус-кво. Вы хотите отправиться на подвал за украинский флаг или жить рядом с онкологическим заболеванием, притворяющимся страной? Значит, путь только один. И рано или поздно мы пройдём его. Мы победим.

Данная рубрика является авторским блогом. Редакция может иметь мнение, отличное от мнения автора.

''отсканируй
и помоги редакции