Перейти к основному содержанию

Сенцов и голуби

Что мертво — ожить не может. Об обращении в поддержку Олега Сенцова и Кирилла Серебренникова со сцены Кинотавра

Это уже второй мой материал о Сенцове. Предыдущий был откровенно провокационный и экспериментальный. Да, захотелось посмотреть на реакцию читателей. Одни поняли, а другие подтвердили тезис о том, что люди читают жо… странно читают. Но ты, читатель ПиМа, не такой, — да-да, именно ты. Поэтому сейчас поговорим о серьёзном, без экспериментальной моей дурости.

В некотором царстве, в некотором соседнем государстве-агрессоре, прошел открытый российский кинофестиваль (как это у них позиционируется на сайте) «КИНОТАВР-2018». И со сцены послышалось голубиное уруру, да так, что это сразу начали подхватывать у нас. Голубей-то я люблю, как и всех птиц, а вот россиян не очень. Давайте посмотрим на эту ситуацию с украинской стороны.

Итак, на церемонии закрытия фестиваля во время вручений премий произошел «эксцесс» — председатель жюри основного конкурса Алексей Попогребский и председатель жюри конкурса «Кинотавр. Дебют» Андрей Плахов произнесли со сцены обращение в поддержку режиссёров Олега Сенцова и Кирилла Серебренникова. По одним источникам («Радио Свобода») — они высказались от себя лично, а вот псевдолиберальное «Эхо Москвы» сказало, что это они сделали от имени всего жюри.

Собственно, само выступление — вырезка для тех, кто читает, а не слушает.

А вот тут для тех, кому не жалко пяти минут.

Кроме Плахова и Попогребского выступили также кинокритик Виктор Матизен, продюсер Евгений Гиндилис, композитор Игорь Вдовин и другие.

Скажите, мне одному противно?

Ладно-ладно. Я же воспитанный человек, давайте, я сначала поблагодарю.

Ну, молодцы. Спасибо. Смело. Руки тряслись, голос дрожал — представляю, сколько силы и мужества требуется в том государстве что-то подобное сказать. Еще и понимая, что тебя пишут на камеры.

Всё.

А теперь традиционная русофобия. Знаете, я отброшу конспирологию и не буду рассусоливать, досаждая вам занудством, что в России нет и быть не может протеста. Ведь их самая высокая планка — это бумажные самолётики пускать (беспощадный протест или Телеграмомайдан 80-го уровня). Я не стану намекать, что это всё произошло с позволения режима — ведь надо показать перед мяченожным чемпионатом, что там есть оппозиция, власть им за это не проломит череп и не закопает на Бутовском полигоне.

Поговорим о традиционном ценностном разрыве. О том, что даже самый ярый русский оппозиционер нам не брат, не друг и даже не сосед.

Вспомните видео. Вот господин Плахов говорит: «В случае Олега Сенцова мы с надеждой следим за попытками, к сожалению, медленными и непоследовательными, организации российско-украинского обмена заложниками необъявленной войны».

За войну, конечно, спасибо. Хотя это все равно при желании превращается в гражданскую войну, вместо российско-украинской гибридной. Но «обмен заложниками»? Заложников берёт террорист. По их мнению, у нас есть заложники — кто? Преступники, совершившие госизмену или российские ихтамнеты?

Или вот по мотивам «Кинотавра» на российской службе «Радио Свобода» выходит материал. Там эти люди дают интервью. И вот уже продюсер Гиндилис, который зачитывал со сцены в Сочи письмо Олега Сенцова, говорит журналистам: «Мы все со сцены призывали к освобождению Олега и к немедленному началу обмена политзаключёнными между Россией и Украиной».

То, что в России есть политзэки — это понятно. Но не примешивайте нас туда. Понимаете, что происходит — их мызамирская, внеполитичная душонка хочет замазать и нас, сделать из Украины не жертву агрессии, а соучастника. У нас же тоже сажают. Неважно, за что. А ведь потом можно поговорить, что не всё так однозначно, что все виноваты, а вообще — это дело рук политиков, разборки властей, а братские народы страдают. Вот только братские буряты, соседские артобстрелы через границу и дружеский пионерский привет MH-17 Буком как-то говорят об обратном. А потом уже и Крым не бутерброд, и если возвращать — то по «новому референдуму». Короче, слышали уже.

Или вот. РуссоСМИ сейчас тиражируют фразу «милосердие важнее закона». Позвольте, о каком милосердии вы говорите? Что милосердие, что помилование применимо к провинившемуся человеку, который просит прощения. Но гражданин Украины Олег Сенцов не требует милосердия, не требует помилования. Он, помните, как у Лизаньки из оперы Петра Чайковского «Пиковая дама», — жертва случая, и преступленья не может совершить. Да что там. Против него совершается ужаснейшее преступление и омерзительное издевательство. Ему нужна справедливость, причём не эфемерная российская.

Посмотрите на участников любого уголовного процесса — в нём жертва просит возмещения, компенсации и сатисфакции. Наказания виновного. А виновный здесь как раз не Сенцов, а коллективный российский Путин.

И вообще, вопрос. Где вы были раньше, господа? Четыре года назад?

Хотя уже наплевать. Потому как нет разницы. Если вглядеться в видео, то среди пунцовых рож в зале есть смешная деталь. Хронометраж на большом видео — 3:19. Вот после слов Плахова ползала аплодирует. И камера выхватывает рожу Бондарчука — красный, недовольный. Он — в дирекции фестиваля, он приближён к власти, он не хлопает. Заслуги его не буду напоминать. За Бондарчуком сидит Авдотья Смирнова и аплодирует. Да, жена политика Чубайса аплодирует. А вот видео от 2004 года, где товарищ Смирнова спрашивает: «нельзя ли вернуть Крым».

А за Смирновой сидит и тоже аплодирует в поддержку Сенцова режиссёр Хотиненко. Он не красный, как Бондарчук. Видимо, уже забыл, что 11 марта 2014 года подписал обращение деятелей культуры Российской Федерации в поддержку политики президента РФ Хутина (касательно аннексии Автономной республики Крым). Интересно, он видел свой профайл в «Миротворце»?

И вот тут, дорогие читатели, не кажется вам, что позиция той же мрази Бондарчука куда «чище» позиции товарища Хотиненко? Этот лысый хотя бы придерживается одной линии.

Вот такая она, российская культурная «элита». Такая же мёртвая, как российская оппозиция. А что мёртво — ожить не может.

''отсканируй
и помоги редакции