Перейти к основному содержанию

Сепаратисты в правительстве. Как бывшие конфедераты вернулись в руководство США

Теннесси и Луизиана привет передают

12 марта 1877 года новоизбранный президент республиканец Резерфорд Хейс сформировал новое правительство Соединённых Штатов. В частности, на пост генерального почтмейстера США был назначен конгрессмен от Теннесси Дэвид Кей. Должность не особо важная, и Кей вроде бы ничем не обращал на себя внимание, кроме одного пункта — во время Гражданской войны будущий член правительства США был активным сторонником Конфедерации и служил в 43-м Теннессийском полку армии КША в чине подполковника, закончив войну в Джорджии в 1865-м. Как же так случилось, что через 12 лет после окончания войны в правительстве США оказался бывший конфедерат? История долгая, и восходит она ещё ко временам войны.

"
Дэвид М. Кей — первый, но не последний конфедерат в правительстве США

Изначально в планах Республиканской партии была «радикальная реконструкция» побеждённого Юга. Предполагалось освободить негров, отобрать землю у плантаторов, создать на Юге аналог фермерского северного хозяйства и передать всю власть «новым элитам» из аболиционистов (таковые в южных штатах тоже были). Но одно дело — планы и совсем другое — жизнь.

''

 

Собственно, проблемы начались ещё в ходе войны. Ещё президент Линкольн, вопреки мнению «радикального» крыла своей партии, ветировал проект билля о присяге, который сохранял избирательные права только за теми южанами, которые не воевали против Союза, и позволил в 1864 году провести президентские выборы в Теннесси и Луизиане (оба штата проголосовали за Линкольна). Также Линкольн выступил против судебного преследования бывших лидеров Конфедерации и командующих сепаратистских войск (в тюрьме оказался только экс-президент КША Девис, да и тот был отпущен через два года без суда. Единственным сепаратистом, понёсшим наказания за военные преступления, стал Генрих Виртц, комендант лагеря для военнопленных в Андерсонвилле, где от голода и плохих условий умерло более 13 000 пленных северян), ограничившись запретом для высшего командования КША участвовать в выборах — своего рода люстрацией, впрочем тоже крайне ограниченной.

Линкольн и сменивший его в 1865 году президент Джонсон придерживались идеи, что нацию надо сшивать, и делать это надо как можно более быстро — даже если ради этого придётся пожертвовать лозунгами, под которыми начиналась война… хотя даже сам Линкольн в начале конфликта говорил, что отказался бы от освобождения рабов, если бы это смогло предотвратить раскол Союза.

Как результат, первые пару лет после окончания войны для южных штатов в общем ситуация изменилась мало. Да, в их части к власти пришли республиканские администрации, опирающиеся на штыки федеральных войск. Но уже к 1866 году в части южных штатов были проведены выборы, на которых победили либо бывшие конфедераты, либо бывшие представители оппозиционных южных партий, а в 1868-м президент Джонсон помиловал часть конфедератских генералов — и они вернулись в политику.

Да, чернокожие были формально освобождены, но большинство штатов приняло «чёрные кодексы», по которым негры южных штатов получили личную свободу, но не получили гражданские права, не могли участвовать в политике и, что самое плохое, были ограничены в средствах существования. Да, формально ещё в 1865 году было создано «Бюро по делам беженцев, освобождённых негров и по распределению покинутых земель» (известное в истории как Freedmen’s Bureau). Предполагалось выдать каждому освобождённому рабу клаптик земли и два раба участок земли до 40 акров (16 га) земли — за счёт земли, отобранной у плантаторов, и тем самым создать на Юге прослойку свободных чернокожих фермеров.

Но… внезапно выяснилось, что свободной земли не так уж много — в распоряжение Бюро поступило только 800 тыс. акров, а освобождённых рабов, претендующих на землю, напротив, было громадное количество — почти 4 млн, так что программа «40 акров и мул каждому негру» успешно провалилась. Освобождённые рабы вместо свободных фермеров превратились в безработных, в лучшем случае — в арендаторов земли, и зачастую были вынуждены работать на тех же самых плантаторов, что и раньше, но уже по кабальным контрактам.

Разумеется, эта ситуация не устраивала радикальное крыло Республиканской партии. Такие политики, как Таддеус Стивенс, Шайлер Колфакс, Чарльз Шумнер, считали даже Линкольна предателем дела Республиканской партии, а бывший демократ южанин Джонсон для них и вовсе был однозначным врагом. Поэтому всё президентство Джонсона велась «война вето» между президентом США и Конгрессом, накладывавшими вето на билли друг друга.

И вот на выборах 1866 года радикальные республиканцы добились своего — получили абсолютное большинство (173 из 224 кресел) в Палате представителей, а на выборах 1868-го провели своего кандидата генерала Уллиса Гранта в кресло президента. Теперь им никто не мешал проводить свою политику.

Началась «радикальная реконструкция». Все конгрессмены-южане, кроме республиканцев из штата Теннеси, были изгнаны из Конгресса. С 1868 года на Юге были введены 5 военных округов, по сути, продолжилась оккупация южных штатов войсками Севера. Все местные правительства были подчинены военным комендантам. В отставку постепенно были отправлены все южные губернаторы из плантаторов и заменены либо местными аболиционистами, либо (чаще всего) бывшими северными генералами, командирами расквартированных в штатах частей. Офицерам и чиновникам Конфедерации (около 5–10 тыс. человек) было запрещено участвовать в выборах на протяжении 5 лет.

В 1868-м была принята 14-я поправка к Конституции, гарантировавшая гражданские права всем, «вне зависимости от расы, цвета кожи или предыдущего пребывания в рабстве», а в 1870 году — 15-я поправка, запрещающая штатам на местном уровне ограничивать права чернокожих. Теперь южные штаты, чтобы восстановить свой статус, обязаны были эти поправки ратифицировать, то есть признать за бывшими рабами гражданские права. Увеличились права Freedmen’s Bureau, и южные штаты наполнили «саквояжники» — чиновники-северяне, помогающие обеспечивать равенство на местах. В общем, план «реконструировать Юг железной рукой» вроде бы начал выполняться.

"
Процент рабов в разных графствах США на 1860 год

Но в итоге получилось… так себе. Республиканские правительства в южных штатах с самого начала были непопулярны. Во-первых, потому, что чужаки. Во-вторых, Реконструкция активно продвигала на руководящие посты чернокожих. Негритянские активисты составляли, вместе с «саквояжниками» и южными аболиционистами, важную часть республиканцев Юга. На 1870 год — 10–15% от всех. А многих южан пугал сам факт получения власти неграми. Проблема была в том. что в ряде штатов Юга (Миссисипи, Луизиане, Южной Каролине) бывшие рабы составляли большинство населения, а в остальных штатах «глубокого юга» — его значительную часть.

Демократические выборы в этих штатах привели бы к образованию «негритянских» конгрессов и правительств, и, наверное, это было бы справедливо — только для белого населения, которое до войны было в значительной степени плантаторским, а в войну — конфедератским, оказаться под управлением бывших рабов было банально страшно. И, разумеется, возникала реакция, знакомая нам по современности — вооружённые отряды белых националистов, которые ставили своей целью «поставить негров на место». К середине 1870-х годов возникли «Белая лига» в Луизиане, «Красные куртки» в Южной Каролине, и знаменитый «Ку-клус-клан». Суть этих организаций была одна: это были вооружённые группы, которые занимались террором против чернокожего населения, не допуская его до выборов, а также против «саквояжников» и местных сторонников Реконструкции. Юг охватила волна насилия.

Экономические показатели также были не на высоте. Президентство Гранта в общем запомнилось коррупцией, а у «саквояжников» возникла репутация воров, которые «приезжали на юг с пустыми чемоданами, а уезжали с полными». Добил репутацию новой власти мировой экономический кризис 1873–1879 годов.

А на этом фоне бывшие конфедераты умудрились сохранить и преумножить свою позитивную репутацию. Первые попытки экс-конфедератов вернуться к власти произошли сразу после окончания войны, когда генерал Борегар стал мэром Нового Орлеана, а экс-сенатор Конфедерации Орр был избран губернатором Южной Каролины. Радикальная реконструкция на несколько лет отодвинула сепаратистов от политики, однако не смогла погасить их влияния. В конце концов, это были по большей части люди из хороших семей, весьма обеспеченные и не растерявшие своих капиталов даже после войны. И теперь, формально лишённые политического веса, они стали действовать в той сфере, которая оставалась им открыта — в сфере экономики.

"
Джеймс Лонгстрит, в войну — активный сепаратист, заместитель генерала Ли, корпусной командир КША. После войны — уважаемый железнодорожный магнат, член Республиканской партии и посол США в Османской империи

Ещё генерал Ли после капитуляции в 1865 году призвал своих подчинённых заняться восстановлением Юга и добиться экономического процветания. И многие полководцы Конфедерации нашли себя в восстановлении экономики своей родины, чаще всего — в активно развивающемся железнодорожном строительстве. Генералы Лонгстрит и Махоун строили железные дороги в Вирджинии, Брегг — в Техасе, Джозеф Джонсон — в Алабаме. Вкладывались бывшие южные командиры и в другие отрасли, кто-то становился преподавателем университета. Постепенно у бывших конфедератов на Юге сформировался образ «крепких хозяйственников», которые способны восстановить экономику южных штатов.

К тому же в послевоенных США никуда не делась Демократическая партия. Казалось бы, она должна была исчезнуть, но… демократы были не только на Юге, а северные их центры — например, штат Нью-Йорк — остались непоколебленными. И чем хуже шли дела у республиканского правительства, чем больше коррупционных скандалов сотрясали администрацию Гранта, тем больше популярности было у демократов, в том числе и на Севере.

А на Юге с середины 1870-х, когда истёк формальный пятилетний срок люстрации, Демпартия не просто возродилась, но и подобрала под себя всех сохранивших авторитет бывших конфедератов. Возникло движение со скромным названием «спасители Юга», или Redeemers, которое объединяло старую, довоенную и конфедератскую элиту Юга. Политическая программа «спасителей» была проста — да, мы восстановим Юг в составе Союза, да, мы поддержим рынок и обновление в наших штатах, только сделаем это сами, нам не нужны советники с Севера, и ещё нам не нужны чернокожие у власти — эти дикари ничего толком не могут, возродить Юг может только белая, арийская раса. При всём при этом это были не террористы вроде «Ку-клус-клана» или «Красных курток», а солидные авторитетные господа в костюмах, которые реально влияли на экономику своих штатов и были вполне… договороспособными, как казалось.

И как-то так получалось, что «спасители» раз за разом начали выигрывать выборы у республиканцев, и брать власть в одном южном штате за другим — Теннеси (1871), Арканзас, Вирджиния и Техас (1874), Миссисипи (1876), Северная Каролина (1877). К власти на демократических выборах приходили бывшие офицеры Конфедерации, а ныне уважаемые промышленники.

Постепенно стало ясно, что удержать эту тенденцию и сохранить при власти республиканские реконструкторские правительства можно только силой штыков и прямым давлением Вашингтона… а это давление всё чаще приводило к прямым столкновениям. Например, на выборах губернатора Луизианы в 1872 году, когда состязались между собой республиканец бывший генерал США «саквояжник» из Иллинойса Келлог и демократ бывший генерал КША «местный» МакЕнери, дело дошло до массовых протестов, формирования двух альтернативных правительств в Новом Орлеане и Батон-Руже и вооружённых столкновений «Белой лиги» с федеральными войсками. Келлога, в конце концов, утвердить на посту губернатора удалось, но стало ясно, что долго так продолжаться не может, и нужно либо вводить прямое федеральное правление в южных штатах, либо позволять им выбирать конфедератов, как они того желают. К тому же, хоть бывшие конфедераты к власти и приходили, но небо от этого вроде бы на землю не падало, и южные штаты оставались в составе США.

''

 

Постепенно среди республиканцев всё более и более усиливалась идея, что со «спасителями» можно и нужно договариваться. Тем более, что они становились силой, контролирующей весь Юг США, и так или иначе всё равно повлияли бы на политику — хотя бы потому, что голоса южных выборщиков были нужны для президентских выборов.

"
Итоги выборов 1876 года в США называют «противоречивыми»

Финалом такого подхода как раз и стал «Компромисс 1877 года». Выборы 1876 года были самыми противоречивыми в истории США. Кандидат от республиканцев Хейс и кандидат от демократов Тилдан шли ноздря в ноздрю, причём Тилдан явно выигрывал — 50,9% против 47,9% у Хейса. В коллегии выборщиков тоже был перевес у демократов, но Республиканская партия заявила, что в четырёх штатах — Южной Каролине, Флориде, Луизиане и Орегоне — результаты выборов были подделаны, а республиканских избирателей не пускали на участки. Демократы это отрицали. Начались разбирательства, окончательное решение было вынесено в Конгресс, где обсуждения тоже зашли в тупик. В конце концов, «умеренный» республиканец Роскоу Конкликг предложил компромисс — южные выборщики голосуют за Хейса, в обмен Хейс сворачивает Реконструкцию и выполняет часть программы демократов.

Хейс предложил южным демократам следующее:
– он выведет федеральные войска из южных штатов;
– он согласится на приход «спасителей» к власти в южных штатах (где на тот момент они ещё не пришли);
– федеральный центр не будет вмешиваться в отношения между чёрными и белыми в южных штатах;
– США начнут масштабную программу восстановления Юга;
– в правительство США войдёт минимум один южный демократ.

"
На Севере далеко не все восприняли Компромисс 1877 года положительно. Одна из карикатур в прессе

По итогу это означало, что республиканцы ради сохранения власти готовы выполнить часть программы южных демократов. И на таких условиях удалось договориться. Выборщики (демократические) Южной Каролины, Флориды, Луизианы и Орегона проголосовали за Хейса — и тот победил на президентских выборах США с рекордно низким отрывом в 1 голос выборщика (185 против 184 у Тилдана). 12 марта 1877 года было сформировано правительство США, куда вошёл бывший конфедерат Кей.

Это означало некий психологический слом. Уже в кабинете следующего президента демократа Кливленда бывший сепаратист Граланд занял пост генпрокурора, а ещё один конфедерат Ламар — пост министра внутренних дел. Федеральные войска были выведены с Юга, и власть во всех южных штатах на ближайшие 100 лет перешла к бывшим конфедератам, ставшим крылом Демократической партии. Гражданские права чернокожих формально отменены не были, но были введены цензы грамотности, которые успешно отсеяли большинство чернокожего населения от выборов.

События 1865–1877 годов даже в США рассматривают по-разному. Для левых главное — это провал политики Реконструкции (собственно, единственное, чего добились — это формальная свобода негров, которые всё равно оказались ограничены в правах), возвращение власти к бывшим конфедератам и непонятно, зачем воевали, некоторые доходят даже до выражения «Юг победил в Гражданской войне». Для правых главное — восстановление единства страны и наведение порядка. Но факт остаётся фактом: план «радикальных республиканцев» по кардинальному изменению побеждённого Юга провалился. США не смогли ничего сделать с сепаратистами.

Рубрика "Гринлайт" наполняется материалами внештатных авторов. Редакция может не разделять мнение автора.

У самурая нет цели, есть только путь. Мы боремся за объективную информацию.
Поддержите? Кнопки под статьей.

''отсканируй
и помоги редакции

Become a Patron!

Загрузка...