Перейти к основному содержанию

Чего хотят секс-работницы

Милые дамы, с праздником вас! А пока почитайте о правах представительниц одной из древнейших профессий.

Наталья Исаева

Примечание редакции. Сегодня 8 марта и женщины борются за свои права. Причём по-разному. Среди прочих борются и работницы сферы сексуальных услуг. Кому-то это покажется странным и даже диким, но они убеждены: пришло время достать обсуждение этой темы из-под ковра и перестать отмахиваться от неё.

Полгода назад в англоязычном сегменте сети наделал много шуму ролик ‘The Laws Sex Workers Really Want’ (размещённый на Ted Talks), где работница этой сферы по имени Джуно Мак рассказала о собственном видении того, какими должны быть законы, регулирующие сферу сексуальных услуг, и почему ряд принятых ныне практик лишь делает её коллег уязвимыми. Мы поместили ролик (там можно включить субтитры на русском языке) в конце текста, и задали эти же вопросы нашей соотечественнице — члену правления благотворительной организации «Легалайф», занимающейся защитой прав секс-работников, Наталье Исаевой.

Так какие законы нужны секс-работникам Украины?

Поговорим о секс-работниках и секс-работе как явлении — о правильных терминах, о том, чего же хотят сами секс-работники, и о популярных заблуждениях на этот счёт.

Сразу замечу, что я сама секс-работница с 15-летним опытом, а ещё человек со своими взглядами и вполне могу самостоятельно принимать решения за себя и своих близких.

Итак, что же это за термины «секс-работа» и «секс-работники»? И почему не стоит, говоря с нами и о нас, использовать термин «проституция» и «проститутки»?

Есть общее правило: если вы хотите уважать людей вне зависимости от их различий, если вас не радуют стигматизация и дискриминация других — стоит использовать ту терминологию, которую люди выбрали для себя сами. Если продолжать использовать ярлыки, которые делают из людей изгоев — пусть даже речь идёт о небольшом проценте населения, — то от вражды мы не избавимся никогда. Каждая из секс-работниц — и да, каждый из секс-работников — это чьи-то дочери, сыновья, матери и отцы, подруги и друзья. Нетерпимость к нашему выбору способа жизни просто заставляет нас не говорить об этом, не делиться своими проблемами, не защищать свои права. Это продолжает насилие в отношении секс-работников, а в конечном итоге лишает нас с вами неотъемлемых прав человека: права на жизнь без дискриминации, права на здоровье, права на личную жизнь, — и многих других.

Термин «проституция» стоит использовать лишь в том случае, если речь идёт о законах, которые нас карают и наличие которых здорово портит нам жизнь.

Окей, в Украине есть административная статья за занятие проституцией (ст. 181-1 КУоАП). Наказание — предупреждение или штраф. Для полиции — просто подарок, замечательная возможность имитировать бурную деятельность. Не смог раскрыть реальное преступление? Найди одного из нас, сбей с него под принуждением протокол, приложи его к отчёту (ведь не даром же зарплату платят) — и будет тебе галочка в показатели, как будто ты террориста упаковал. Без шума и лишних усилий — нас-то они знают, где искать. И если руководство требует «повысить показатели» — они тут как тут. В один день на нас составляют протоколы оптом, по нескольку штук, чтобы не утруждаться и лишний раз не приезжать — бензин ведь дорогой нынче. Сами они называют это «галимые протокольчики». «Галимые» — потому что без дат. Мол, сами поставим, когда нужно будет.

А потом этот протокольчик приходит тебе по месту жительства или регистрации (в село или провинциальный городок) — и тут начинается. Как вам такой вариант: протокол приходит не мне лично в почтовый ящик, а, например, на адрес сельского головы? И он с работниками сельсовета собирает всех жителей, включая моих родителей. На всеобщее обозрение выставляет то, чем же я, такая-растакая, занимаюсь, и как могли такую дочь воспитать! Село маленькое, консервативное, все всех знают. После всего этого родители отказываются от меня: ведь это срам — такую дочь иметь. А то, что я содержала всю семью — ну что ж, бывает. Над детьми в садиках, школах начинают издеваться… Куда уезжать? Куда бежать? Давление такое, что не каждый взрослый выдержит, а тут детей наших касается…

А вот и такое тоже было: на протоколе полицейские поставили, когда им было нужно, дату, а ты в это время в роддоме ребёнка рожала. Соответственно, никак не могла «оказывать сексуальные услуги неизвестной личности за вознаграждение» (так нас заставляют писать в пояснительной к протоколу, с которой потом и стряпают, без всяких доказательств, пресловутую статью 181.1). Не важно. Могут и просто взять на Окружной на «фальшивого клиента» — ну и что, что де-факто секса не было, дескать, «мала на меті». Протокол. Административка.

Административная статья вроде бы не уголовная. Но стоит раз попасть в базу по этой самой административной статье и, не дай бог, на тебя где-то на улице нападут, изобьют, ножом полоснут или даже огнестрельное отхватишь — идёшь в полицию вся в крови, а тебе в ответ: «Ага, дорогая, да ты проститутка! Иди отсюда, не занимайся этим — и не будут так с тобой!».

А ты и не занимаешься. Уже несколько лет. И преступление в отношении тебя совершили не из-за твоего опыта оказания сексуальных услуг, а просто потому, что смогли. Но вот из базы тебя никто и никогда не удалит!

Штрафы? А с чего секс-работнице заплатить этот самый штраф, если зарабатывает она именно таким образом? Для большинства выход один — идти обратно на Окружную, там и заработать. В итоге эффект прямо противоположный ожидаемому. И так полиция на нас показатели делает, ещё и не забывает вымогать деньги, устраивать «субботники». А государство способствует замыканию круга. Обычные аргументы против легализации — «это аморально», «декриминализировать нельзя» или «сейчас не время» (выборы будут — там и попиаримся).

Иной раз полицейские сами нас крышуют. Если не самих нас, то тех, кто нам помогает с организацией — а это, вопреки стереотипам, далеко не только сутенёры.

Здесь, простите, сделаю отступление. Многие думают, что к такой профессии нас принуждают бандиты-сутенёры. Да, есть и такие. Но почему они есть? Потому что остаются безнаказанными. А почему они остаются безнаказанными? Потому что, как я уже сказала, мы не можем нормально прийти в полицию и подать заявления — так, чтобы действительно дошло до суда и наказания виновных. Но сутенёры есть разные, и стереотип, что все они принуждают секс-работниц силой, просто не соответствует реальности.

При этом есть и другие люди, помогающие в организации секс-услуг. Мы их называем «третьи лица». Это наши водители, охранники, мои подруги, с которыми мы по очереди принимаем звонки и снимаем квартиры — вместе безопаснее. Проследите, кого реально сажают за сутенёрство, сводничество и содержание мест. Ладно, я так скажу: нас самих и сажают. То есть тех, кто свой выбор сделал добровольно.

Декриминализация — в этот термин мы вкладываем отмену законов, карающих нас прямо и косвенно. Если упрощать — мы за отмену административной и уголовной ответственности за добровольную секс-работу взрослых лиц.  Нас, совершеннолетних людей, которые добровольно, по тем или иным причинам, выбрали так жить. Мы хотим добиться отмены законов, которые лишают нас возможности действительно пожаловаться на насильников, привлечь действительных торговцев людьми. Включая тех, кто прибегает к принуждению и втягивает в это дело несовершеннолетних.

Формально законы, ограничивающие секс-работу, часто вводятся под предлогом «защиты» секс-работников от преследований или общества от нарушений общественного порядка. Однако в реальности следствием таких законов есть лишь отказ секс-работникам в праве принимать решения и добиваться легальной защиты, то есть ограничение их прав.

И ладно бы сами законы. С правоприменительной практикой дела вообще ужасны. По сути, менять нужно всё.

Часто слышу, что нужно бороться не с предложением, а со спросом. Так называемая «шведская модель» — криминализация заказа секс-услуг. Простите, а как нам жить? Мы свой выбор сделали. Возможно, он вам не нравится. Тогда сами не делайте такой же, но не лишайте нас права распоряжаться своей жизнью. Или вы хотите побороть секс-работу как явление? Не получится. Мы будем и дальше искать клиентов. Только теперь полиция будет охотиться не на нас — людей, которые ощущают на себе разное институционализованное насилие, которых принято считать аморальными и заслуживающими унижения, — а на клиентов.  Теперь с них будут вымогать деньги за несоставление протоколов, им будут приходить эти самые протоколы по месту жительства и работы, их будут пилить дома, пойдут разводы, а в конечном итоге пострадаем всё равно мы. У нас ведь де-факто очень интересная общественная мораль: классно, когда имеешь любовниц, а вот платить за секс-услугу секс-работнице — как-то некрасиво.

Я повторюсь. Секс-работа — наша жизнь, и мы так живём. Это наше право свободного выбора труда и право иметь клиентов. Разрешить нам, запретить им? Всё равно, что разрешить производство какой-то еды и запретить её покупать. Помните попытки ввести в тех или иных странах «сухой» закон — как, помогло? Стали пить меньше? Нет, стали чаще умирать от денатуратов и парфюмерной продукции, а «чёрный» рынок расцвёл бурным цветом.

При этом в Швеции отменена только административная статья. А вот если я, шведская секс-работница, сниму жильё, то его хозяина привлекут по уголовной. Если я хочу в своём жилье оказывать услуги — то лишусь его. Если я хочу с подругой, в целях безопасности, работать вместе — одну из нас привлекут по уголовной. Найму охрану — то же самое. Даже могут моих близких привлечь, если они живут за мой счёт, это ведь своего рода выгода от секс-работы. Но в конечном итоге мне просто придётся уйти с улицы. Обществу будет казаться, что меня больше нет — ура, снизился уровень проституция! На самом деле — нет: я просто уйду в помещение и буду работать там.  Но при такой «подпольной работе» я больше подвергаюсь опасности пострадать от насилия. Не говоря уже о том, что в Швеции меня могут лишить родительских прав. Моя точка зрения там точно так же стигматизируется. Доминируют «женщины»-аболиционистки, которым лучше знать, что нужно нам, «сирым». Они ведь нас спасают, и они же считают, что мы плохие матери — чему, кстати, нет никаких доказательств.

Обсуждение шведской модели часто отвлекает нас от того факта, что секс-работники по-прежнему подвергаются уголовному преследованию, просто опосредованному.

Всеобщая декларация прав человека гласит: «Каждый человек имеет право на труд, на свободный выбор работы, на справедливые и благоприятные условия труда и на защиту от безработицы». Это положение Декларации было дополнено и обрело правовую силу в форме Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах (МПЭСКП), согласно которому государства-участники «признают право на труд, которое включает право каждого человека на получение возможности зарабатывать себе на жизнь трудом, который он свободно выбирает или на который он свободно соглашается». Государства также обязаны обеспечить «условия работы, отвечающие требованиям безопасности и гигиены» и справедливую оплату труда.  В соответствии с договорами о правах человека, секс-работники могут пользоваться широким спектром трудовых прав. Эти договоры ратифицированы многими государствами, в том числе и теми, где секс-работа подвергается правовому преследованию. Многие трудовые права, закреплённые в законах, касающихся прав человека, имеют особое значение для секс-работников… но не соблюдаются. Это:

  • защита от вмешательства полиции в реализацию прав трудящихся;
  • право на создание ассоциаций и объединений;
  • право на весь спектр льгот и пособий.

Секс-работниц должны поддерживать в исполнении их родительских обязанностей; они имеют право на получение всех льгот, связанных с беременностью и уходом за ребёнком, которые получают другие трудящиеся женщины.

Все люди имеют право на здоровье. В договорах о правах человека речь обычно идёт о праве на определённый уровень медицинских услуг. Доступ к научно обоснованным медицинским услугам, которые предоставляются с соблюдением норм этики и с уважением клиенту — одно из необходимых условий достойной жизни. К несчастью, в нашем случае учреждения здравоохранения могут стать местом, где процветает стигматизация, дискриминация, неуважительное отношение и даже насилие. Секс-работники во многих странах мира не могут пользоваться качественными и доступными по цене услугами, которые предоставлялись бы с уважением к их человеческому достоинству. Там, где секс-работа и связанные с ней виды деятельности запрещены законом, секс-работники боятся обращаться в государственные учреждения, несмотря на то, что стоимость услуг в них зачастую ниже, чем в частных.

Стигма, дискриминация, несправедливые правовые нормы в системе здравоохранения, насилие, плохо продуманная политика донорства — всё это мешает секс-работникам реализовывать своё право на здоровье. Когда секс-работники не могут добиться того, чтобы клиенты постоянно пользовались презервативами и придерживались других норм безопасного секса, они подвергаются риску инфицирования ИППП, в том числе ВИЧ.

У всех есть право на создание семьи. У всех есть право на свободу от произвольного вмешательства в семейную и частную жизнь. Конвенция о правах ребёнка, ратифицированный наибольшим числом стран документ, гарантирует детям право на родительскую защиту. Государство может разлучать детей и родителей только в крайних случаях, когда речь идёт о насилии родителя над ребёнком, пренебрежении родителем своими обязанностями и других чрезвычайных обстоятельствах. Несмотря на это, у секс-работников часто отбирают детей, что представляет собой крайнюю форму дискриминации. Такое решение опирается на моральное осуждение или негативные представления о секс-работниках, которых считают безответственными и не способными принимать решения. В условиях уголовного преследования власти с лёгкостью могут выставить секс-работников неподходящими родителями. Если в секс-работниках видят травмированных жертв, то не составляет проблем объяснить, почему они не могут быть хорошими родителями.

Международные стандарты в этой области предельно ясны:

  • детей можно разлучать с родителями только в виде крайней меры. Должны быть предоставлены доказательства того, что отобрание ребёнка от родителей служит наилучшим его интересам;
  • оценка способности к воспитанию детей исключительно на основе морального осуждения секс-работы противоречит правам человека;
  • все люди имеют право на свободу от произвольного вмешательства в семейную и частную жизнь, а также от произвольной, необоснованной и несправедливой критики их чести и достоинства.

Допустим, сейчас легализируют секс-работу. Своего добьются даже те, кто сейчас осуждают неуплату секс-работниками налогов. Но обеспечат ли нам это уважение к базовым правам? Очень хотелось бы, но как-то не очень верится.

Но пока не надо нас спасать. Просто отмените законы, по которым нас «наказывают»!

Данная рубрика является авторским блогом. Редакция может иметь мнение, отличное от мнения автора.

''отсканируй
и помоги редакции

'''