Перейти к основному содержанию

Поколение С

Homo soveticus. Ареал обитания и инструкция по обезвреживанию.
""

Столетию безумства и мерзости посвящается.

7 ноября 2017 года — сто лет, круглая дата с того дня, когда путём вооружённого переворота к власти пришли нелюди, опирающиеся на люмпенов и (выражаясь современным языком) вату столетней несвежести. Именно с того дня большевистское безумие попыталось морально, культурно и ментально уничтожить украинцев (и не только) как нацию, переломить хребет, сделать безликими, безынициативными, бесправными и беспомощными «советскими людьми» (как-то много «без», не так ли? А ведь так оно и вышло — слишком много «без»). Сначала оккупация молодой, почти состоявшейся Украинской республики, красный террор и ЧК во всех городах Украины, Голодомор, репрессии 1937–1938 годов, Вторая мировая, новый голод. Тридцать лет безумного стресса (условно 1917–1947) с гигантскими демографическими потерями сделали своё дело — советский гражданин стал податлив, аморфен и, по сути, безопасен для власти. Ещё бы — вот тиран Джугашвилли издох, а этот безликий советский гражданин ещё по привычке и поплакать за ним пошёл, и себя немного в давке передавил, принёс последнюю жертву диктатору. Стресс сменился самоуспокоением — вроде как уже и не так тяжело, и выжить удалось, и развитой социализм строим (а ещё дядька с тапком в руке за трибуной сказал что к 80-му году будет аж целый коммунизм!!! — и ох как заживём). Короче, строим-строим, а всё никак. Развитой социализм всё развивается, только где-то не здесь (это всё пиндосы проклятые виноваты), в соседнем гастрономе «выкинули» суповой набор из прекрасных куриных лап, и туалетную бумагу в одни руки аж 5 рулонов можно получить. Самоуспокоение сменилось безразличием и недоверием — ко всему и вся. Правда, заложенные ещё в детстве нарративы и посылы пропаганды засели в подкорке (МИР, ТРУД, ДЕДЫВОЕВАЛЕ, кругом фашисты, Гагарин в космос полетел). Вот таким и дошел до наших дней этот представитель Поколения С (С-совок, или Homo soveticus обыкновенный). Конечно, были и светлые люди, и их много — диссиденты, правозащитники, просто небезразличные, которые, собственно и толкали монстра в геенну, или хотя бы жили для себя, а не для системы — однако на фоне общей массы они растворялись.

Как вы поняли, это была попытка коротко и как всегда упрощённо описать человека, а события 1917 года оставить — и так много уже сказано. Советский монстр ещё сидит и как бы мы его ни пытались вытравить — я вижу его, к сожалению, каждый день. Иногда меня посещали мрачные мысли – а удастся ли вообще забыть о нём?

Не так давно, в октябре на «предхеллоуинских» выходных мы с женой поздно возвращались из филармонии домой на метро. В полупустой вагон вместе с нами зашли студенты, разодетые и разукрашенные в честь какой-нибудь очередной вечеринки на Хэллоуин. Они сели напротив и слегка правее группы из трёх представителей Поколения С. И как же они жадно рассматривали этих студентов, сколько ненависти было на лицах (ещё бы, ходят тут намазанные-размалёванные, людям мешают), сколько непонимания и нежелания понимать. Я будто бы видел весь мыслительный процесс — эдакий стандартный набор клише от «понахватались там, на проклятом Западе», заканчивая «чему вас только учат сейчас, вот в наше время...». Самое смешное, что из студентов только одна девушка посмотрела на противоположную сторону, на одну ещё не очень-то и пожилую тетеньку с полным ненависти лицом. Их взгляды на секунду встретились и разошлись. Скучно и неинтересно было девушке дальше. А тетенька все пилила и пилила взглядом.

Этот случай незаметный, но очень показательный. Встретились два поколения — совка и независимости, совершенно разных по своим ценностным ориентирам и, по сути, граждане разных государств.

Что же такое Поколение С? Это люди, которые выживают, а не живут, люди, которые своей наивностью не способны оценить политико-правовую реальность и рассматривают все процессы исключительно сквозь призму кривых морально-нравственных установок тоталитарного или же недемократического общества, с отсутствием понятия «Родина», у них это заменяется непонятным мне «советским человеком». Поколение, выросшее и сформировавшееся в очередях, и поэтому им наплевать на чужое личное пространство (или прайваси). Вы когда-нибудь наблюдали это прекрасное социалистическое соревнование среди такого Поколения С за свободные места в транспорте? Удивительное по накалу страстей зрелище. Выращенного в псевдоколлективистском обществе, когда всё было «общее», а значит не твоё, сделало его по-глупому жадным, мелочным, склонным к мимолетной наживе, а равно безответственным и плюющим на общее — ведь, опять же, не твоё, зачем за этим следить и ухаживать. Они наивны и легко внушаемы (в рамках их совдеповских ценностных установок), а значит ими легко манипулировать. Они неконкурентоспособны. Однако легко приспосабливаются под новые раздражители. Жестокое и безразличное поколение, зачастую не способное на эмпатию. И нет, это не все люди, родившиеся в СССР. Просто это отличительная черта тоталитарного государства — опираться на откровенное невежество, поощрять его и выращивать раба системы, винтик в механизме. И у них это успешно получалось. Однако советский человек успел породить массу себе подобных, поэтому я такое Поколение С вижу даже среди некоторых людей, не знающих совка.

Однако сейчас всё сложнее им плодиться. Занавес рухнул, в том числе и информационный, и мы увидели новые ценности, увидели, как люди могут жить, и что можно существовать по-другому. Те студенты, которые ехали в метро, имея права выбора, выбрали более привлекательные ценности. Они выбрали пиндосский Хэллоуин. Они не знают, кто такой Павка Корчагин, и плевать они хотели на то, как сталь-то закалялась. Они не знают всех этих фантастичних звірів і де їх шукати надуманных героев не нашего времени. И главное — это не дать будущим поколениям опять этого всего нахвататься. Это значит, что должна быть грамотная информационная политика — чтобы у детей не было желания посмотреть в интернете все те потоки российской гнусности, оправдывающей те «великие времена». Мы сами должны производить собственный качественный контент, свой, украинский. Спасибо декоммунизации, она вбивает пока не последние, но всё же гвозди в гроб призрака коммунизма. Потому как человек, живущий на улице (прости господи) Ленина, если он только не историк, а простой обыватель — на подсознательном уровне будет думать, что улицу в честь плохого человека не назовут, а значит ничего плохого в этом нет. А значит и какой-нибудь фильмец от мышебратьев можно посмотреть, где историю правильно трактуют и где 300 панфиловцев под руководством великого вождя захватывают уже третий оплот пиндосов на Марсе. И всё пропало — начинай сначала.

Знаете, у Поколения С есть ещё одна особенность, хорошая, я бы сказал. Они не страшны, когда сыты. У них холодильник с колбасой по 2,20 все решает. Это значит, что чем быстрее мы будем развиваться, тем быстрее они исчезнут как раздражитель. Будут у себя под подъездом вспоминать «как молоды мы были». А там и новое поколение придёт, главное — разорвать любые культурно-ценностные связи с Россией (это как необходимая детская прививка, чтобы, простите за каламбур, краснуху не подцепить). А там, пусть смотрят себе, где интереснее традиции — в Канаде или Бельгии, в Чили или Японии. А может даже уже пойдёт более осознанное поколение, которое не захочет валить на всё готовое, а сделать лучше здесь, в Украине, создавать свою культуру на основе своих и лучших мировых ценностей. Выбор за вами.

Поэтому через 100 лет после начала безумия, когда я увидел ту секунду, когда встретились глаза Homo soveticus и гражданина независимой Украины, хочу сказать, что дело Ленина жить не будет. И чёрт с ним.


П.С. В Харьковском государственном академическом театре кукол имени Афанасьева есть постановка «Скотный двор» по Оруэллу. Заканчивается она такой вот песенкой (автор слов, если мне не изменяет память, великолепный актер Вячеслав Гиндин):

Вот бы вернуться обратно в страну,
Где весь народ подымал целину.
В космос открытый шагнул человек,
Где развернули течение рек.
Им рассказали, что это навек —
Как хорошо там жилось, досыта елось, пилось.
Думать не надо, ведь есть рулевой.
Утром к станку, после смены в запой.
Злая уверенность в завтрашнем дне
Вместе с похлёбкой устроит вполне.
Всё остальное увидим во сне —
Как хорошо там жилось, сладко мечталось, спалось.
Как хорошо там жилось, жаль ни хрена не сбылось.

''''