Перейти к основному содержанию

Слобожанщина. Российская концепция, которую может использовать Украина

О концепции «Слобожанщины», а точнее о вариантах её использования Украиной

Речь пойдёт о достаточно любопытном эпизоде из официальной российской истории. А точнее — истории региональной. Думаю, все знают, что часть приграничных с Украиной регионов РФ (так называемое Черноземье — Воронежская, Белгородская и Курская области) исторически и культурно связана с Украиной. Наиболее, пожалуй, «украинизирован» до войны был Белгород, остававшийся, по сути, городом-спутником Харькова. Тут до войны действительно было не особо понятно, где начинается одна страна и заканчивается другая — в том же Белгороде банкоматов «Привата» было чуть ли не больше, чем «Сбербанка РФ», а на местном рынке можно было спокойно расплатиться гривнями — ибо 80% товара были контрабандой из Украины, которую продавали украинские же торговцы.

В 2014-м (да и ранее) российская пропаганда активно играла на этой близости, взращивая пророссийские настроения у жителей Харькова. Однако, в отличие от «Новороссии», палка в данном случае была о двух концах. То есть речь шла не только и не столько о том, что «население Восточной Украины — это русские».

Евгений Степанович Савченко, губернатор Белгородской области РФ с 1993 года и инициатор и популяризатор концепции «Единой Слобожанщины»

Но сначала пояснение относительно места действия. В Белгородской области действует достаточно своеобразный (я так маскирую слово «е..нутый») режим. Во главе региона последние 26 лет стоит губернатор Евгений Савченко. Персонаж по-своему настолько фееричный, что, по-моему, Украине повезло, что в 1920-е границу поправили так, что его родное село Красная Яруга оказалось на территории РСФСР, и это чудо не стало украинским политиком. У себя в регионе он установил жёсткую диктатуру даже по российским меркам с элементами культа личности (причём личность зовут в данном случае не Владимир Владимирович). Насаждение традиционного земледелия, «родовых поместий», православия (уроки православия в школах ещё с 90-х), нравственности (одно время пытались запретить рок-музыку, в 2012-м внезапно разрешили, причём сразу провели хэви-метал фестиваль под патронатом губернатора), попытка загнать всех хендмейдеров в одну госкорпорацию — Союз  художественных промыслов, ну и так далее.

Ну и, разумеется, создание национального мифа. Негоже «батьке» и «лидеру» возглавлять почтигосударство без истории. И тут на глаза Евгению Степановичу и его советникам попала история Слободской Украины.

Хотя начинали вообще с Киевской Руси. Вот памятник Владимиру Святому в Белгороде. Как основателю города. Да, Белгород основан в 1596 году. Да, нии*ёт.

С начала нулевых на базе кафедры украинистики БелГУ начинается разработка истории Слобожанщины — уже не как части Украины/России, а как самостоятельного образования. В 2011 году в Белгородской области вышло официальное пособие по краеведению — «История Слобожанщины и Белгородского края», где данная концепция получила окончательную формулировку. Автором выступил глава Общественной палаты региона Виктор Овчинников. Книга вышла под прямым патронатом губернатора и РПЦ — настолько прямым, что на задней обложке вместо положенного в таких случаях портрета автора красовались фотографии Евгения Савченко и митрополита Белгородского и Старооскольского Иоанна. Пособие стало основным учебником по истории родного края для школ области. Так концепция «Слобожанщины» получила официальный статус.

В интернете почему-то фото книги доступно только в таком виде с презентации какой-то библиотеки. Но так даже лучше – тут приведён текст аннотации

Если вкратце, то её основные тезисы были такими:

  • существует единый культурно-исторический регион — «Слобожанщина»;
  • в него входят Белгородская, Воронежская и Курская области РФ, а также Харьковская, Луганская и Сумская области Украины;
  • для этих 6 регионов можно проследить общую историю начиная от Салтовской культуры кочевников VIII-X веков (условно говоря, Хазарского каганата и его наследников) через монголо-татар ко временам заселения региона славянами и Российской империи;
  • существует «четвёртый восточнославянский народ» — слобожане; слобожане — не русские, и не украинцы, а нечто третье, сформировавшееся на основе украинского казачьего субстрата под властью Российской империи; национальным языком слобожан является русский, но с диалектными особенностями, характерными для Черноземья; традиционной религией является православие (разумеется, МП).
  • исторической и культурной «столицей» Слобожанщины является город Харьков;
  • поэтому, например, Григорий Квитка-Основьяненко или Василий Каразин — не украинские, но и не русские, а слобожанские деятели;
  • ну и главное — то, что Слобожанщина оказалась разделена между Украиной и Россией (УССР и РСФСР), и слобожане не получили по итогам Революции и Гражданской войны свою республику, подаётся как историческая случайность со скорее негативным контекстом.

До войны, то есть в 2011-2013 годах, эту теорию «единой Слобожанщины» даже пытались воплотить на практике. Был официально провозглашён «Еврорегион Слобожанщина» — пока что из Харьковской и Белгородской областей (одновременно Сумская и Харьковская образовали регион «Ярославна», а Донецкая, Луганская и Ростовская — регион «Донбасс»). Харьковчане должны помнить об образовании в 2011 году технопарка «Слобожанщина», участвовать в котором согласились и ХНУ и БелГУ. Расширялось сотрудничество вузов, был подписан договор о совместном экомониторинге Северского Донца.

Разумеется, всё это постепенно стало рычагами влияния РФ в Украине, «выстрелившими» в 2014-м с пресловутыми белгородскими «туристами» в Харькове, базой ВС РФ в Валуйках и губернатором Савченко, призывавшим к борьбе с «неонацистами». Разумеется, после такого о единении между Харьковщиной и Белгородчиной говорить не приходится (основной пассажиропоток Белгорода до сих пор приходится на связь с Харьковом, хотя легальных рейсов почти нет, и людей возят сотни «чёрных» бомбил на микроавтобусах и легковушках). Тем не менее, в Белгороде, что любопытно, до сих пор не отказались от идеи Слобожанщины и рассчитывают на восстановление отношений, «когда в Киеве сменится власть» (вот, например, статья тамошних политологов от 2016 года — в ней как будто войны нет совсем).

Концепция «Слобожанщины» в её белгородском прочтении стала орудием «Русского мира», но не стоит забывать, что писалась она несколько не для этого. Если ещё раз пересмотреть тезисы, видно, что идея «слобожанской нации» обособляет не только Харьков от Украины, но и Белгород от РФ. На самом деле, вторая часть была изначально первичной. Концепция писалась как обоснование для власти Евгения Савченко, как обоснование того православного режима, который он построил в регионе, противопоставляя «Святое Белогорье» (не надо ржать, это почти официальная формулировка) «либерастам и демократам» из Москвы. Вообще, многие местные князьки РФ этим грешили (губернатор Россель в Екатеринбурге с его идеей Уральской республики, губернатор Ефремов в Архангельске с его идеей «нации поморов»). Савченко — последний из этой волны, если не считать нацреспублики.

То есть идея явно имеет две стороны. И при желании Украина может попытаться раскрутить эту же идею, но в свою пользу — заставив тех же белгородцев поверить, что они «слобожане», а значит — ближе к украинцам, чем к русским, ближе к Харькову, чем к Москве. И использовать это в своих целях.

Рубрика "Гринлайт" наполняется материалами внештатных авторов. Редакция может не разделять мнение автора.
''отсканируй
и помоги редакции