Перейти к основному содержанию

Смерть Путина. В Мавзолей или на кладбище истории?

Давайте немного помечтаем. О смерти Путина. И попробуем представить, что будет после этого события.

Все люди смертны — это аксиома. Полное прекращение биологических и физиологических процессов в человеческом организме чаще всего — событие печальное. Но бывают особые случаи. Например, день, когда остановится сердце Владимира Путина, в Украине однозначно станет народным праздником. А учитывая большую и чистую любовь наших политиков к популизму, нельзя исключать присвоение дате официального статуса. Будет порвано несколько миллионов баянов и произойдёт резкий скачок продаж ликероводочной продукции. И что же дальше?

Кроме похмелья, придёт осознание, что сам по себе факт смерти Путина не способен обеспечить мир в Украине. Надежды на интенсивную либерализацию внешнеполитического курса РФ и на признание приоритета общегражданских ценностей легко могут разбиться о кремлёвскую стену. Сегодня на российском «Олимпе» отсутствуют влиятельные персоны, подающие одновременно признаки политической воли и либерального мышления. Да и откуда им взяться? Близкое окружение президента формируют отборные кадры, протиравшиеся через сито лояльности десятки лет. ВВП, бывший сотрудник спецслужб, строил сеть единомышленников в буквальном смысле этого слова. «Единая Россия» — единое мышление. Случайных людей там нет. Специально для конспирологов оставим чисто гипотетическую возможность тайного существования в «верхах» организованной и достаточно влиятельной оппозиции. Также ничтожно малой следует признать вероятность «феодальных» разборок и попытку свержения правящей элиты снизу. Действующая вертикаль власти достаточно жёсткая и сможет устоять даже без своего лидера, серьёзных внутренних угроз для неё нет.

А значит, практически вся когорта ближайших сподвижников (что-то вроде политбюро) сохранит своё влияние и станет определять дальнейший курс государства. Особенно это предположение справедливо для серых кардиналов, фактическая роль которых значительно отличается от номинальной. Они могут выдвинуть своего преемника, в случае если сам покойник этого сделать не успеет. И тогда не исключено, что монополия власти превратится в олигополию при наличии формального первого лица. Хороший пример подобного правления — последние годы брежневского застоя. Так или иначе, два наиболее вероятных сценария будут выглядеть следующим образом. Их разделение, впрочем, несколько условно и синтез вполне допустим.

Сценарий первый — «северокорейский», или «печальный». Путин = Ким Чен Ир. Преемником становится человек, полностью разделяющий политические взгляды, амбиции и маниакальные стремления предшественника. У Владимира Ильича впервые с 1961 года появляется сосед. ВВП канонизируется церковью и незримо вдохновляет наследника, словно Оби-Ван — Люка Скайвокера. Другими словами, состав получает новый тепловоз и продолжает мчаться по старым рельсам. Царь проводит аппаратные чистки, укрепляет авторитаризм и усиливает госконтроль общественной жизни, углубляет международную изоляцию РФ и накаляет внутри страны атмосферу вражды к окружающему миру. Для такой роли даже подошёл бы Дмитрий Медведев, в качестве подставной фигуры уже не для Путина, а для его бывшего окружения. Судьба географических соседей напрямую зависит от финансового состояния агрессора. Чем больше проблем собственных, тем меньше ресурсов останется для создания проблем соседям. Грамотная консолидация усилий среди потенциальных жертв агрессии и их союзников может оказаться эффективным инструментом предотвращения угроз.

Сценарий второй — назовём его «оттепель», или «оптимистический». Аналогия почти прямая. Путин = Сталин. После смерти вождя происходит некоторое ослабление авторитарной власти и её осторожное осуждение, политическая и общественная жизнь со скрипом движется в сторону либерализации. Однако генеральные государственно-идеологические установки остаются незыблемы (к таким крутым поворотам Россия не готова даже теоретически). Необходимое условие для развития «оттепели» — осознанное стремление к действенным переменам большей части правящей элиты. Серые кардиналы должны сообща согласовать кандидатуру преемника и новый курс. В качестве Хрущёва ХХІ века вполне можно представить Сергея Кириенко. Причиной для смягчения политики может послужить конгломерат различных импульсов имиджевых, экономических, политических, военных и даже альтруистических. Ну и психологически некомфортно чувствовать себя миллиардером-лузером. Поднадоело как-то проводить отпуск в Сочи, хочется в Ниццу, а въезд закрыт. Интересный, кстати, поворот судьбы: в Союзе невыездными были рядовые граждане, а сейчас — члены правительства и олигархи. Проведение политики разрядки однозначно принесёт новому лидеру хорошие дивиденды на международной политической арене и станет жирным плюсом к имиджу всей страны. Вспомните Горбачёва, его рыцарский ореол и Нобелевскую премию мира.

Разрядка благоприятно скажется на социально-экономическом климате России. Чтобы поощрить дальнейшие шаги в этом направлении, Европа и США активизируют процесс снятия международных санкций. В результате Шварценеггер приедет снимать блокбастер «Красная жара – 2», а россиянам будет разрешено открыто критиковать прошлый режим, но строго в оговоренных пределах. Всех собак повесят на усопшего и на отдельно выбранных ему в компанию лиц разной степени причастности. Дескать, это были индивидуальные решения, возражать которым мы боялись. Сами мы не виноваты, это всё он. Ну и, конечно, «перегибы на местах». Такова будет официальная позиция.

Вместе с тем старые постулаты останутся в силе. Никуда не исчезнет стремление к геополитическому доминированию в регионе и гибридные методы давления на соседей. Изменится разве что степень их агрессивности. Никаких возвратов Крыма, выводов войск из Донбасса, Приднестровья, Осетии не будет, так как это противоречит парадигме ВЕЛИКОЙ России. Ну какое может быть величие без завоеваний? Конфликты перейдут в замороженное состояние, а Украина получит передышку, которую должна будет использовать для усиления собственных позиций. В долгосрочной перспективе «оттепель» теоретически может стать промежуточным шагом к построению настоящей демократии в России, но это уже совсем другая история.

Вопрос о том, насколько лично Путин задал направление политике России в отношении стран СНГ, напоминает спор о курице и яйце. Великодержавный шовинизм в кругах российского социума существует давно, и в какой-то степени даже определил карьерный успех ВВП. Тем не менее, на сегодняшний день личность президента РФ — ключевая компонента Империи зла. Даже если гипотетически предположить, что в 2024 году выборы выиграет другой кандидат… В общем, это уже было. Только физическое исчезновение Путина даёт шанс на какие-то перемены. Средневековый царь-завоеватель в российской истории ХХІ века — сейчас это уже факт. Но почему, пока где-то планируют полёт на Марс, где-то давят пармезан бульдозером? Почему, пока где-то мечтают победить рак, там снова стремятся обладать 1/6 части суши? Это прихоть тирана или общественная тенденция?

Путин, конечно, умрёт, но на кладбище истории должен отправиться не только он, но и средневековые представления о государственности. В случае смерти ВВП: Keep Calm and Carry On.

Примечание редакции. Песня не во всём соответствует статье, но нашему эстетическому чувству кажется, что она должна быть здесь.

''отсканируй
и помоги редакции
Загрузка...