Спецназ в Славянске: как Украина вернулась в город 

Два года назад, 5 июля 2014 года, террористы бежали из Славянска, а украинские войска зашли в него. Оборона, превращённая российско-террористической пропагандой в ватно-тампонный аналог Фермопил, закончилась столь же бесславно, сколь и началась


Виктор Трегубов

Два года назад, 5 июля 2014 года, террористы бежали из Славянска, а украинские войска зашли в него. Оборона, превращённая российско-террористической пропагандой в ватно-тампонный аналог Фермопил, закончилась столь же бесславно, сколь и началась: гарнизон бежал, прикрываясь гражданскими автомобилями, побросав не только боеприпасы, но и часть документации. В город вступили украинские войска.

Мы хотим вспомнить и сохранить для истории утро того дня. Ближе к вечеру всё уже было торжественно: над горсоветом под прицелами видеокамер был поднят жёлто-голубой флаг, приехал (и чуть не попал под выстрел последнего в Славянске террориста-гранатомётчика, решившего стать шахидом) тогдашний министр обороны Валерий Гелетей…

Утром же ещё была простая военная работа: разведка, расчистка, разминирование, занятие ключевых позиций. И занимались ею бойцы Сил специального назначения — СпН, ныне ССО (Силы специальных операций ВС Украины).

Спецназ в Славянске: как Украина вернулась в город

Первыми в город зашли бойцы 140-го центра, 8-го и 3-го отдельных полков специального назначения, шесть групп на шести «Уралах» и двух БТР, один из которых был передан Харьковским политехом. Мы попросили рассказать о том, как это было, двух участников операции.

Полковник Игорь Вечирко (тогда заместитель командира 8-го полка СпН).

– Мы стояли за городом, в полях, по направлению на Красный Лиман. Ранним утром выдвинулись в город несколько «Уралов», БТР и инкассаторские бронемашины. Продвигались через оставленные блокпосты противника, задержавшись на баррикаде за озерами — дорога была перекрыта бетонными блоками, которые пришлось растаскивать.

Спецназ в Славянске: как Украина вернулась в город

Серьёзных боев не было, большая часть террористов отступили ночью. Возле здания РОВД слышалась стрельба, в самом РОВД повязали и погрузили в «Урал» несколько человек. У «Белого дома» (здания горсовета и исполкома) соединились с ещё одной группой. Распределились и начали зачистку центра по секторам. Кое-где ещё происходила стрельба. По пути моя группа обнаружила одного вражеского «двухсотого», но он уже был, скажем так, в очень плачевном состоянии. К тому моменту — это уже день был — в город начали стягиваться основные силы, подняли флаг.

Из занятых зданий вытащили очень, очень много боеприпасов. Какое-то училище, техникум местный, был вообще под завязку завален. Впоследствии, когда это всё вывозили, людей в «Уралы» сажать было некуда: всё забили грузом. И это при том, что вывозили-то несколько дней. Какая-то, судя по цехам, швейная фабрика, зашли в подвал — там тоже мины…

Видно было, что бежали в спешке, всё просто побросали. Для примера, радиостанции захватили, а зарядные устройства от них позабывали. Были вроде как растяжки, но их устанавливали на очень скорую руку, проблем не возникло. Огромное количество российских боеприпасов — российские цинки 1990-х годов выпуска. Штук 50 российских ПЗРК. Всё это там же и сфотографировали. Даже не знаю, как они туда всё это навезли при перекрытой железной дороге. Подозреваю, что очень активно таскали через Семёновку и Северодонецк или со стороны Краматорска и по полям.

Чуть позднее в центр зашла 25-ка (25-я бригада ВДВ), потом — 95-ка. Мы уже сидели, ждали. Приехал Гелетей, лично позвонил президенту, сказал, что поднимаем знамя. Уже потом на улицы высыпали люди, а сначала всё пусто было. Правда, потом кое-где были факты мародёрства со стороны местных же — магазины-то закрытыми стояли, но какое-то время не охранялись.

Люди встречали по-разному. Было несколько каких-то женщин, которые кричали: «Фашисты, бандеровцы!», — но в основном местное население доброжелательно интересовалось, когда будут давать тушёнку.

Полковник Виталий Пикулин (на тот момент командир 3-го полка СпН):

– Изначально мы принимали участие в операции по блокированию Славянска, вместе с 25-й и 95-й бригадами ВДВ. Находились под самим Славянском. 5-го числа ранним утром получили команду от НГШ зайти в город сводным отрядом под руководством полковника Якимца. Мы дошли до третьего блокпоста, а там получили команду продвигаться в сам город. Заходили со стороны Славкурорта, шесть групп разной численности от 15–20 человек. По дороге мы осматривали улицы, проводили разведку, и так прошли через центр к горсовету. Нашей задачей было выяснить, остался ли ещё там противник, а в случае боестолкновения — принять бой и удерживать позиции. У нас было два БТР и пять или шесть, уже точно не вспомню, «Уралов».

На одном брошенном блокпосту противника пришлось задержаться и растаскивать его сооружения, иначе техника пройти бы не смогла. Зашли на площадь, оцепили периметр, осмотрели само здание горсовета — что оно из себя представляет.

Спецназ в Славянске: как Украина вернулась в город

Зашли на первый этаж, поняли, что здание заминировано, подождали инженеров. Начали вести разведку прилегающих кварталов, чтобы вдруг не оказалось, что на площадь нас просто заманили. Обошлось. Приехал министр, потом — десантники, начали подъём знамени…

Спецназ в Славянске: как Украина вернулась в город

Из серьёзных эксцессов был только один случай, уже после приезда министра. Уже начали поднимать флаг, как по улице со стороны церкви выскочил мужик и начал взводить гранатомёт, кажется, РПГ-26. Пулемётчик, парень из 140-го центра, его сразу очередью срезал, «попереджувальною чергою в голову». В остальном всё было нормально. Мы зачищали округу и проверяли окрестности Славянска — надо же было искать, где эти чудовища. Но в основном они уже бежали. Подозрительных брали много, но чтобы крупные бои — я не помню. Войска быстро заняли позиции, начали организовывать временную администрацию, пункты раздачи воды и питания прямо на площади, а через 4–5 дней наши группы уже поехали в Краматорск.

Спецназ в Славянске: как Украина вернулась в город

Вступление в Славянск не было важнейшим деянием СпН в те месяцы. Скорее даже наоборот, среди всего, проделанного ими, это была одна из самых спокойных операций. Были и героические моменты, как операция в аэропорту Донецка и оборона аэропорта Краматорска, так и не сдавшегося сепаратистам, несмотря на окружение. Были и авантюрные эпизоды, как удержание базы сохранения в Бахмуте (тогда ещё Артёмовске) откровенно малочисленной группой в двадцать бойцов, которых при этом ещё хватало на ночные выходы «на охоту» за сепарами в городе. Были и чёрные страницы, как гибель десяти солдат и офицеров, спасавших сбитого к югу от Снежного пилота штурмовика, в результате предательской наводки местного жителя (к слову, недавно выслеженного и переданного в руки украинского правосудия).

Мы стараемся фиксировать эти моменты, просто чтобы помнить: боевая история украинских Сил специальных операций, которые сейчас уже стали отдельным видом войск и активно взялись за совершенно непривычные для украинских ВС задачи, начиналась в 2014 году. Если за что-то и следует поблагодарить Путина и Шойгу, так это за то, что действия их нукеров и наёмников заставили Украину всерьёз заняться вызовами гибридной войны и взяться за подготовку собственных «особых ребят».

Данная рубрика является авторским блогом. Редакция может иметь мнение, отличное от мнения автора.

Заметили опечатку? Выделите этот фрагмент текста мышью, и нажмите Ctrl+Enter.



Если вдруг Дискасс начнет показывать рекламу - пишите нам в ФБ.