Перейти к основному содержанию

Спецслужба Российской империи, существующая по сей день. Часть 1

Что такое Российское историческое общество и как это связано с современными спецслужбами России

Знаете, как долго живут империи?

Империя существует до того, пока её элиты считают её существование самостоятельной ценностью, требующей личного риска жизнью, труда и расходов.

Ну, то есть, Британская империя, где внук королевы служит в Афгане, — это империя, а СССР, где внуков членов Политбюро там представить невозможно, — на этом империей быть перестаёт.

Соответственно, всё, что происходит в империи — служит в первую очередь ей.

Учёные исследуют то, что надо ей. Торговцы и промышленники руководствуются в первую очередь не выгодой, а пользой — «да, нефть дешёвая. Но её во время войны не будет, поэтому мы строим заводы по производству топлива из угля». Элита служит в действующей армии. Это всё отнимает массу сил, и рано или поздно оказывается, что никто не понимает — зачем? Зачем воевать в Афганистане, когда в Италии с деньгами хорошо и приятно? Зачем покупать «Запорожец»? (Потому что его двигатель — стартер для танка, вот зачем).

ВТО в ХІХ веке никто просто бы не понял. Как такое вообще может существовать?

Естественно, учёный существует для обслуживания империи. Ну и может попутно удовлетворить личное любопытство — не звери чай.

Историки, скажем, должны аргументированно объяснять, почему эта территория исконно наша, и что мы всегда воевали с Океанией.

Скажем, Российское историческое общество создало версию истории, которой СССР успешно пользовался, а РФ частично пользуется и сейчас. Путин его воссоздал немедленно после начала имперской политики именно с целью написать единый учебник истории.

ХІХ век — это время, когда европейские государства захватывали колонии по принципу «кто быстрее».

Но для этого надо было знать, что и где захватывать.

Соответственно, география вдруг стала важнейшей из наук.

В каждой стране создаются географические общества. При этом их цель совершенно не скрывается.

У англичан, скажем, — исследование Африки, где за милейшим Ливингстоном появляется не такой милый сэр Родс, в честь которого Родезия.

Но англичане всегда отличались тем, что соблюдали приличия.

Российская империя Николая І этим никогда не заморачивалась.

Высочайшее повеление Николая I об учреждении Русского географического общества

Учредителями общества были четыре адмирала (один из которых — президент Академии наук), четыре учёных и четыре генерала генерального штаба (один из которых фельдмаршал и начальник военной разведки — тогда эта должность называлась генерал-квартирмейстер).

Цитата, продолжение следует.

Очень тесно сотрудничали с РГО военные и гражданские чиновники Военно-топографического Депо Главного штаба российской императорской армии и Корпуса военных топографов. Другой важной традицией РГО была связь с Военно-Морским Флотом. В числе действительных членов Общества было немало адмиралов и морских офицеров: П. Ф. Анжу, В. С. Завойко, Л. А. Загоскин, П. Ю. Лисянский, Ф. Ф. Матюшкин, Г. И. Невельской, К. Н. Посьет, Е. В. Путятин и другие. Членами Общества были художник-маринист И. К. Айвазовский и баталист В. В. Верещагин.

Цели Русского географического общества

Не так уж и сложно узнать, где были русские путешественники, не заглядывая в их биографии.

Стратегические цели Российской империи в XIX — начале XX века, унаследованные СССР (до 1947 года, когда начала разваливаться Великобритания).

  1. Константинополь и проливы.
  2. Средняя Азия и Памир (марш-бросок в Индию приходит в голову всем, кто смотрит на карту и думает, как вмазать англичанам. Но там пустыня и Гималаи, что усложняет. И карт долго не было).
  3. Северный морской путь. Альтернатива — очень долго в мирное время, в случае войны русский флот оказывается в ловушке внутренних морей, где и топится превосходящими силами.
  4. Контроль над Китаем.
  5. Отжим Персии.

Большая игра с Англией продолжается, по мнению московитов, и сейчас, а тогда и не скрывалась. Англичанам от планов броска через Гималаи становилось тошно, они спонсировали на войну с Россией всех азиатов, кого могли.

Да, пару раз возникали планы баз в тропиках, но не сбылось (об этом потом и подробнее).

Маннергейм

Россия проигрывает войну с Японией. В планах — реванш или по крайне мере недопущение продолжения.

В Генштабе готовят разведывательную миссию в Китай и поручают её полковнику Маннергейму (тому самому, да). О важности задачи говорит то, что ставил её лично начальник Генштаба.

Маршрут экспедиции Маннергейма

Маннергейм соглашается и начинает подготовку (дальше цитата из Википедии).

Густав Маннергейм по 12 часов в день просиживал за документами. Он изучил в библиотеке Генштаба закрытые для публикаций отчёты об экспедициях в Среднюю Азию Николая Пржевальского и Михаила Певцова. По рекомендации действительного члена Русского географического общества генерала от кавалерии Бильдерлинга (в недавнем прошлом — помощника начальника генштаба) Густав получил доступ к фондам Музея антропологии и этнографии, а также отдела этнографии Русского музея. Состоялись встречи с известным исследователем Средней Азии П. К. Козловым и двоюродным братом Густава Эрландом Норденшельдом, исследователем племён Южной Америки.

То есть. Есть секретные отчёты Пржевальского и его преемника Певцова (оба генерал-майоры). Есть секретные фонды музеев, куда доступ есть только по разрешению Географического общества (а даёт его генерал Бильдерлинг, о котором Википедия скромно сообщает «Как штабной деятель, занимался, в числе прочего, разведкой (и, как следствие, организацией географических экспедиций)».

Маршруты экспедиций Пржевальского

Про Пржевальского, вернее, про его лошадь, слышали все.

Некоторые слышали, что он отец Сталина — мол, похож.

А биографию его не знает обычно никто.

Поучаствовал он в подавлении Польского восстания (как я понимаю, там его Берг и вербанул).

А вот про его сотрудника Козлова не слышал никто. Дальше опять цитата.

После случайной встречи со своим великим земляком Н. М. Пржевальским в 1882 году, Пётр Козлов получил предложение участвовать в 4-й Центральноазиатской экспедиции. Для этого Козлову пришлось поступить вольноопределяющимся в армию, поскольку Н. М. Пржевальский комплектовал свои экспедиции исключительно из военнослужащих. С 1883 по 1926 годы Козлов совершил шесть больших экспедиций в Монголию, Западный и Северный Китай, и Восточный Тибет, три из которых возглавлял лично.

В 1886 году на Козлова «вышел» основатель частного заповедника Аскания-Нова Ф. Э. Фальц-Фейн. Он обратился с просьбой помочь с поимкой в монгольских степях и доставкой в его зоопарк лошадей Пржевальского.

«Живой, энергичный, любящий и понимающий природу, Фальц-Фейн произвёл на меня чудесное впечатление — и я охотно пошёл ему навстречу», — вспоминал Козлов. При содействии знакомого купца Ассанова, после ряда неудачных попыток, Козлову удалось выловить несколько диких жеребцов и кобыл и невредимыми доставить их в Асканию. И именно в этом заповеднике впервые в мире лошади Пржевальского дали приплод в неволе.

Зимой 1899-1900 годов Козлов возглавлял экспедицию из 3 офицеров и 14 казаков по маршруту от российско-монгольской границы до «Страны снегов», с целью достичь столицы Тибета. Британская разведка в Индии, внимательно наблюдавшая за русскими экспедициями в Центральной и Восточной Азии, рапортовала своему руководству:

Не удовлетворившись планами захвата порта в Персидском заливе, Россия намерена опередить нас в Тибете. Цель поручика Козлова — Лхаса.

В те годы земли Центральной Азии стали ареной т. н. Большой игры.

Несмотря на то, что добраться до Лхасы Козлову в этот раз не удалось из-за отказа тибетских властей пропустить экспедицию далее Чамбо (в 480 км северо-восточнее Лхасы), он собрал немало сведений о политической ситуации, географических особенностях и этно-конфессиональных противоречиях в этой части Тибета, населённой тангутами. Собранные произведённым в следующий чин по возвращении в Россию Козловым данные составили основу ряда аналитических записок офицеров Генерального штаба, которые в 1901-1903 годах выступали в защиту планов оказания тайной военной помощи Тибету для отделения его от империи Цин и преобразования в российский протекторат.

Пётр Козлов

После конфликта вокруг Пенде (1885) и, в особенности, инцидента у Доггер-Банки (октябрь 1904), приведшего отношения между Россией и Великобританией к самой низкой точке со времён русско-турецкой войны 1877-1878 годов, и резко возросшей в этой связи вероятности открытия боевых действий между двумя державами, Российское правительство направило П. К. Козлова во главе ещё одной секретной миссии, на этот раз в Ургу, чтобы прозондировать планы укрывавшегося там после английской оккупации Лхасы Далай-ламы XIII относительно возвращения в Тибет. Военным министром А. Н. Куропаткиным Козлову было поручено сопровождать Далай-ламу и фиксировать в беседах с ним сведения, которые могут быть полезны для России, наряду со сбором информации об общем положении дел в Монголии и Западном Китае.

В апреле 1905 года Козлов прибыл в Ургу и после встречи с Далай-ламой XIII сообщил в Главный штаб об ожидании тибетским лидером признания независимости Тибета странами Европы при посредничестве России. Результатом миссии Козлова в Ургу стала организация тайного отъезда Далай-ламы из Урги в декабре 1906 года сначала в монастырь Кумбум, а затем в Лхасу. План царских стратегов оказался выполненным лишь наполовину, из-за решения нового министра иностранных дел А. П. Извольского отказаться от аккредитации российского политического представителя в Лхасе.

Во время Монголо-Сычуаньской экспедиции (1907-1909) Козлов открыл в пустыне Гоби руины мёртвого тангутского города Хара-Хото. В ходе раскопок, проведённых в Хара-Хото в 1908-1909 годах, была обнаружена библиотека, состоявшая из самого крупного свода текстов на тангутском, китайском и др. языках (число около 6000 свитков). Среди них — уникальные произведения буддийской литературы, неизвестные ранее и не имеющие параллелей на других языках. Экспедицией были собраны важные этнографические материалы о народах Монголии и Тибета. Результаты были изложены Козловым в книге «Монголия и Амдо и мёртвый город Хара-Хото» (1923).

Он потом перешёл к чекистам, которые ему сначала поставили те же самые задачи (Лхаса), но добрался он только до Урги (как написано, из-за интриг между НКВД и НКИД).

Вернусь к Маннергейму, цитата:

Маннергейм в русском консульстве. Кашгар, сентябрь 1906

Итоги экспедиции.
На карту нанесено 3087 км пути экспедиции.
Составлено военно-топографическое описание района Кашгар — Турфан.
Исследована река Таушкан-Дарья от её схода с гор до впадения в Оркен-Дарью.
Составлены планы 20 китайских гарнизонных городов.
Дано описание города Ланьчжоу как возможной будущей российской военной базы в Китае.
Оценено состояние войск, промышленности и горного дела Китая.
Оценено строительство железных дорог.
Оценены действия правительства Китая по борьбе с потреблением опиума в стране.
Собрано 1200 различных интересных предметов, касающихся культуры Китая.
Привезено около 2000 древних китайских манускриптов из песков Турфана.
Привезено редкое собрание китайских зарисовок из Ланьчжоу, дающих представление о 420 персонажах разных религий.
Составлен фонетический словарь языков народностей, проживающих в северном Китае.
Проведены антропометрические измерения калмыков (торгоутов), киргизов, малоизвестных племён абдалов, жёлтых тангутов.
Привезено 1353 фотоснимка, а также большое количество дневниковых записей.
Итоги «азиатского похода» Маннергейма впечатляющие: он был принят в члены Русского географического общества.

''отсканируй
и помоги редакции