Перейти к основному содержанию

США и милиция XIX века. Начало

Охрана, которая чётко знала свое предназначение
Источник

Где-то с середины 1990-х годов термин «милиция» всё чаще использовался американскими левыми журналистами в связи с предполагаемым «правым экстремизмом». Так сложилось исторически, что термин «militia» стал использоваться для описания почти любой группы вооружённых людей, не являющихся левыми. Давайте же посмотрим, как на самом деле развивались добровольные народные движения США в XIX веке.

Гражданам напоминали об этой странице в истории под шумок беспорядков в Фергюсоне, штат Миссури (2014) и Кеноше, штат Висконсин (2020). В обоих случаях расклад выглядел следующим образом: вооружённые добровольцы пытаются помочь частному бизнесу защитить собственность от мародёров. Увы, в обоих случаях добровольцы были наперед назначены «жестокими ополченцами», «экстремистами» и «белыми линчевателями».

Однако сам термин «militia» изначально нёс для американцев совершенно другой смысл. На протяжении большей части XIX века народные вооружённые группы считались некими институтами, которые уже заняли центральное место как в гражданской, так и в общественной жизни. Они были обычным явлением на местных фестивалях и праздниках. А в некотором роде функционировали точно так же, как сегодня действуют братские ордена.

Хоть критики идеи пытались утверждать, что отряды существовали для подавления восстаний рабов, на самом деле эта народная милиция была обычным явлением. Более того, были широко распространены в северных штатах, где вообще не играли никакой роли в поддержании института рабства. Фактически вооружённые братства часто помогали сплочённости общества.

Более того, многие группы вообще не зависели от централизованной государственной системы милиции. По сути, они функционировали как частные организации. Отряды сами избирали руководство, пребывали на самофинансировании и тренировались по собственному графику. Само собой, государство бдит, так что формально милицией командовали губернаторы штатов. Другое дело, что в денежном эквиваленте это никак не выражалось.

Так или иначе, эта система частных военизированных отрядов оказалась неотъемлемой частью повседневной жизни. Это были местные добровольческие отряды вроде Richardson Light Guard, Detroit Light Guard или Asmonean Guard. По сути, это были частные клубы по интересам. Состояли они из обычных владельцев оружия, которые обязались помогать поддерживать закон и порядок в городах и посёлках США.

Отряды были отделены от так называемых обычных вооружённых формирований, которые возникли в XVIII и начале XIX веков. Предшественники «милиции» действительно отличались: комплектовались призывниками, получали деньги с налоговых поступлений и управлялись непосредственно государственной бюрократией. Найдите три отличия.

''

 

Но к эпохе джексоновской демократии начали появляться новые добровольческие отряды. Как отмечал Джеффри Роджерс Хаммел, к 1830-м годам в США наблюдался «значительный рост милиции, организованной в частном порядке. Число добровольческих отрядов неуклонно нарастало после американской революции, но после войны 1812 года оно возросло куда резче. С 1849 по 1856 год лишь в одной Калифорнии записалось триста человек».

Примечание переводчика. Джексоновская демократия — период, названный в честь президента-демократа Эндрю Джексона. Начался с 1820-х и длился около двадцати лет. Запомнился актуализацией проблем рабства, которые всплывали во всё более резкой форме.

Историк Маркус Канлифф считает, что эти отряды были «добровольческими компаниями, существующими независимо от милиции в структуре штата. Все они держались в стороне от общей массы и даже предоставили свою униформу». И не только одеждой отличались новые военизированные группы. Эти братства избирали полноценных лидеров, сами собирали средства, комплектовали собственные руководящие советы. А в плане закона — искали себе безопасное положение в обществе.

В предыдущие десятилетия, особенно в 1830-е и 1840-е годы, такие группы имели тенденцию быть «элитными». Для этого они напрямую привлекали представителей высшего среднего и высшего классов общества. Во многих случаях это было связано с расходами на финансирование этих добровольческих формирований. Как вспоминал один из участников Detroit Light Guard, в то время компания ничего не получала от государства. Добровольцам пришлось оплачивать всё, что у них было: в том числе униформу и другие нужные вещи.

Но к 1850-м годам ситуация немного изменилась. Огнестрельное оружие и униформа стали куда более доступными — не только для богатых семейств, но и для среднего класса. Это привело к пополнению отрядов, к которым теперь потянулись люди из-за пределов местных элит. Более того, некоторые ополченцы получали финансирование у богатых побратимов, выступавших в роли покровителей. Здесь будет поучителен случай Richardson Light Guard.

Эта группа возникла в Саут-Рединге, штат Массачусетс, в 1851 году. Появление военизированного братства стало своеобразным ответом на предполагаемую нехватку воинов после войны в Мексике. Согласно закону, милиция могла рассматриваться как юридическое образование — требовалось лишь подать прошение губернатору. Такой себе одобряющий кивок. Само собой, в ответ на запрос кивнул тот, кому и следовало.

Однако не спешите обвинять местную власть в создании силового крыла, ведь у милиции… вообще не было финансирования. Так, одобрили и хватит. Дальше сами. Историк Барри Стэнтифорд отмечает, что «членских взносов было недостаточно для покрытия расходов молодой компании. Потому членам комитета приходилось использовать свои собственные деньги для ведения бизнеса».

Само собой, деньги быстро нашлись. Участники вооружённого формирования решили заручиться поддержкой состоятельных граждан: было разработано «почётное членство». И так сложилось, что наиболее щедрым донором оказался некто по имени Ричардсон, в честь кого отряд и назвался официально. Кроме денег, финансирование от заметных богачей прибавляло Richardson Light Guard некой легитимности. В общем, братство выглядело как организация, добровольно санкционированная обществом.

Хотя милицейский отряд и пользовался юридическими правами, это была абсолютно частная организация. Стэнтифорд подливает масла в огонь: «С самого начала RLG принадлежала её участникам и жителям города. Городская власть, руководство штата и федеральное правительство занимали всё более слабую позицию в иерархии. Другими словами, все признавали: местные, государственные и федеральные чиновники в той или иной форме контролировали ополчение. Хотя эти полномочия были, в лучшем случае, предварительными.

Массачусетс был далеко не единственным местом, где братства финансировались не государством, находясь под контролем частных лиц. Например, в 1838 году Айова стала территорией США — и там почти сразу сформировалось «официальное» территориальное ополчение. С другой стороны, не обошлось без минусов. Формирование местных отрядов проходило более расслабленно по сравнению с государственной милицией.

Сформировать местную группу ополченцев было не так уж сложно. Для начала следовало попросить местных жителей зарегистрироваться, худо-бедно назвать свою группу активистов. Затем избиралось руководство. Ещё позже формировались подзаконные акты. А в самом конце новая ячейка силовой вертикали обращалась к местной власти, чтобы представиться и потребовать оружие. Как только вам прислали письмо с одобрением и выдали оружие — поздравляю, в штате Айова появилась ещё одна группа народной милиции.

Такая местная активность к середине XIX века становилась всё более распространённым методом организации отрядов. Хаммел заключает, что «поскольку многие добровольческие отряды были организованы, набраны и оснащены частным образом — милиция стала частично приватизированной системой».

У самурая нет цели, есть только путь. Мы боремся за объективную информацию.
Поддержите? Кнопки под статьей.

''отсканируй
и помоги редакции

Become a Patron!

Загрузка...