Перейти к основному содержанию

Стандарты нестандартного, или Евро-125

Материал, в котором мы давно нуждались. Разбор зёрен и плевел в сфере украинской благотворительности

Примечание редакции. Наши замечательные друзья из Charity Tuner занимаются разбором зёрен и плевел в украинской благотворительности. Проще говоря, разбираются, кто действительно благо творит, а кто пилит спонсорские деньги на невесть что. Вы можете им помочь. А можете просто о них почитать.

Отчёт есть? А если найду?

В год моего рождения — 1980-й, между прочим — в Швеции появился Совет «Конто-90». Неприбыльному сектору Швеции требовалась помощь в развитии, потому что никто не знал конкретных ответов на главный вопрос: кому отдать свои деньги? Швеция — на одном из первых мест по количеству волонтёрских часов, взносов в неприбыльные и гражданские проекты (в пересчёте на народонаселение, конечно). Страна мечты: более 80% взрослого населения волонтёрит (часто в нескольких) общественных и благотворительных организациях, 64% — регулярно жертвуют деньги, и это при их-то налогах! В «Конто-90» вошли самые крупные, самые честные и самые прозрачные. Объединились и пошли договариваться: с государством — о льготах, с аудиторами — о помощи инкайнд (это когда бизнесы помогают не деньгами, а товарами/услугами), но главное — агитировать «третий сектор» становиться прозрачным и порядочным.

А вот другой пример. Из позапрошлого века. В 1893 году одна из основоположниц понятия «социальная работа», Жаннет Шверин, организовала в Германии Информационный центр о берлинских благотворительных инициативах. 125 лет организации сейчас, на минуточку.

Потребность помогать заложена в нас генетически, иначе бы человечество просто не выжило. И в любом веке люди пытаются узнать: а кому я могу верить? Ведь там, где есть ресурс (деньги, товары, человеческий труд), всегда появятся те, кто хочет этим ресурсом воспользоваться нечестно. Мошенничество ведь тоже есть в человеческой природе.

Индекс доверия скачет годами не только по отношению к политикам, журналистам или бизнесам, но и к третьему сектору. Проворовавшиеся руководители скаутской организации нашлись даже в Америке. Чего уж говорить о нас-то?!

И каждая страна в цивилизованном мире решала подобные проблемы самостоятельно, а потом… Мониторинговые организации из разных стран объединились в ассоциацию. Съехались на первую встречу, обменялись друг с другом опытом и проблемами, и понемногу разработали стандарты, по которым теперь работает неприбыльный сектор.

В Украину эти стандарты принесли мы. И я не умру от скромности, конечно, ведь если бы эти стандарты не пришлись по душе самым честным и прозрачным, то ничего бы и не было.

Для нас проблема всплыла на моменте построения Украинской биржи благотворительности, а это, на секундочку, 2011 год. Откуда брать тех самых «операторов помощи», чтобы люди не только верили, но ещё и имели возможность проверить? И Паша Новиков, директор УББ на тот момент, с коллегами рванул лично по городам и весям. Смотреть в глаза и  , говорить, доверять и проверять. Так получилась биржа (и это, кстати, хорошо, что получилась).

После нашего ухода в 2012 году на бирже прибавилось операторов помощи, но никто уже не едет смотреть в глаза, бумаги и поговорить с соседями. И я услышала фразу: «Мы уходим с биржи, там мошенники появляются», — ну это грустно, честно.

Но мы продолжали «общение с цивилизацией», и в 2015 году наконец-то зарегистрировались — как мониторинговая организация. Обсуждали, разрабатывали, продолжали бороться с мошенниками — ну, короче, рутина. Рутина, в которую мы сами вкладываем время и деньги, заработанные в других проектах. «Вам нужны гранты!» — говорили нам с самого начала. Да, было бы неплохо. Но специфика украинского грантового рынка такова, что деньги приходят либо с консернами, либо «мы даём вот тем», либо «вы слишком молодые». Консерны — слово модное, и означало одно: мы вам даём деньги, но вы не проверяете вот этих и вот тех. Фигушки! Теперь мы проверяем всех.

Налогоплательщик в далёких США разрешает своему государству отдать его налоги в помощь недоразвитому государству (нам, например). В ответ приходит какой-то отчёт о какой-то работе. Но, простите, кто делает эту работу в далёкой стране Украине? Вопрос адресован — угадайте! — да, украинской мониторинговой организации. И все консерны, простите, идут в топку. Так в отчётах и напишу. Нет, это не призыв к грантодателям дать нам денег. Я возьму деньги только при одном условии: грантодатель будет готов услышать правду, возможно, грустную, но правду. И будет готов к тому, что эту правду я опубликую.

Ищите сертификат на сайтах или страницах неприбыльных организаций в ФБ

Стандарты — полезная штука. Тем более что никаких сверхъестественных телодвижений от честных организаций не требуют. Ведь они уже такие — публикуют отчёты, много и конкретно рассказывают о каждом проекте, понимают, кто они и зачем, куда движутся, не занимаются пропагандой вместо антикоррупционных расследований, не ложатся под политиков, чётко понимают, что такое конфликт интересов, всегда могут объяснить, почему да или почему нет. А самое главное — они прозрачны.

Если вы искренне считаете себя таковыми — приходите. Только сообща можно вернуть доверие, которое так выросло к волонтёрскому и общественному движению после Майдана, а сейчас стремительно рушится. Только вместе мы можем реально спасать и менять, заставлять государство считаться со своими гражданами, убирать, в конце концов, мошенников. Тех самых, которые ходят со скрыньками, тырят фотки в интернете, занимаются политическим пиаром вместо реформ. Ну и тех, кто громко называет себя «громадскисть», даже не зная о проблемах в обществе.

Только обоснованное (!!!) доверие — бизнеса, людей, государства, друг к другу, в конце концов — сдвинет эту гору проблем в сторону их решения. С министерствами, государственными грантами, налоговыми льготами для социально ответственных бизнесов. Именно так это происходило в неприбыльном секторе цивилизованных стран, в сообщество которых мы тут все активно стремимся и даже подписали через гаранта бумажку об ассоциации с Евросоюзом.

Кстати, о стандартах и законах. Пожалуй, только у нас существует дуристика в виде двух (если добавить волонтёров — трёх) разных законов об одном и том же. Кому-то не слишком способному пришло в голову, что гражданское сообщество надо разделить по дискриминационным критериям — ты либо благотворительный фонд, либо «громадскисть» (либо волонтёр, но тут нервно всхлипывает Налоговый кодекс, ко всему прочему).

Вот вы можете ответить, почему в Украине до сих пор нет системы SMS-благотворительности, хотя профильный закон (здесь все приложили немало усилий, и мы — тоже) принят полтора года назад? А я могу.

Представьте, приходит некий благфонд или общественная организация к мобильному оператору и просит выделить короткий номер для сбора пожертвований. А потом вдруг оказывается, что собранные деньги украли. Кого обвинит абонент, перечисливший свои 10 грн? Правильный ответ: обвинит мобильного оператора, разбираться в деталях никто не будет.

Усложняем задачу. Как условный «Киевстар»/«Водафон» определит, кому давать этот самый короткий номер, а кого послать подальше? Документы у мошенников идеальные, формальных отличий от честных — ноль. И?

Вот для этого и существуют стандарты. Для этого существуют независимые мониторинговые организации в каждой стране. Для этого мы паримся который год. А грантоеды с международным финансированием на этой же теме жуют сопли почти 5 лет — им ведь надо «бороться за внедрение», причём желательно как можно дольше, а не чтобы система начала работать.

Мы о другом. Даже в названии у нас есть слово «тюнер» — настройщик. Нам надо, чтобы в каждом «проблемном» секторе, где используют публичные деньги (пожертвования или бюджет), система начала нормально работать и приносить пользу людям.

Борьба продолжается. В метрополитене второй год делают объявления с просьбой не подавать кому попало

В Charity Tuner работают волонтёры — дизайнеры, бухгалтер, юрист, айтишник; нам дали бесплатный хостинг. Конечно, это очень сложно. Потому что всем надо на что-то жить, и в идеале — на зарплату. Так что на самом деле, мы, конечно, хотим денег, но просим их у бизнеса.

О каком IPO может идти речь, если твой бизнес не помогает потребителям твоих же услуг? Кто ты такой? Давай, до свидания! Вот и пишут мне в личку пиарщики и кадровики корпораций, просят рекомендаций. А я что — я рекомендую. Но только проверенных. И по направлению. И лишний раз объясню и поддержу. Потому что у меня специализация такая.

Впереди ещё полно работы — и законодательство новое, и блокчейн, и всякие ещё полезные штуки. Присоединяйтесь!

В общем, форма и подробности тут. А если денег дать, то пишите в личку. Мне уже месяц волонтёр прикручивает кнопку для донейтов на сайте, ну уж как есть.

P.S. Мы не проверяем частные фонды политиков и бизнесменов. Личное дело конкретного олигарха — его деньги. Отжимать помещения сейчас рванули разнообразные старо-ветеранские организации. Мы боремся.

''отсканируй
и помоги редакции
Загрузка...