Перейти к основному содержанию

Страна 404

О том, как одна страна так хотела великой славы, что оказалась в совсем другой субстанции.

Культурные и цивилизационные различия бывают просто огромны. Иногда в них с характерным чвяканьем проваливаются целые страны.

Например, возьмем такое отличие русского человека от человека западного, как непонимание, как вообще устроено общество с высоким уровнем доверия.

Ваня в супермаркете

Представьте Ваню. Такого рыжевато-пузатенького Ваню из Рязани, похожего на рыхлого кабанчика, в свои тридцать выглядящего на сорок пять. Менеджера низшего звена в магазине сотовых телефонов «Звонилочка». Который с молоком матери и подзатыльниками батери впитал нехитрые дворовые истины: обокрали — сам виноват, недоглядел, сам кого-то обокрал — молодец, дал слабину — лох, взял на понт — пацан. Который привык жить в условиях постоянного мелкоуголовного состязания во всех сферах жизни.

Как ведет себя такой Ваня, волею случая или требованием жены попав на буржуазный Запад — хоть в турецкий оллинклюзив, хоть в галереи Лувра? В любое место, где все построено не на тотальном контроле с безжалостным отумачиванием за любое нарушение, но на предположении, что все вокруг будут вести себя прилично и умеренно?

Правильно. Как вождь и охотник.

Он попал в общество, построенное на доверии — с его точки зрения, общество лохов. Как в том анекдоте — «тут-то мне карта и пошла». Рай. С его точки зрения, не воспользоваться доверчивостью чужаков — считай, грех. Он сметает все оборудование гостиничных номеров — не только гели-шампуни, но даже полотенца и мягкие тапочки. На шведском столе он загружает тарелку в три слоя и втихую кладёт круассаны в сумку. Он перепрыгивает турникеты в метро — во лохи, так низко ставят. Он нажирается в зоне вылета аэропорта — а чо, а кто остановит-то? — и остаток полёта гордо блюет на сидящего впереди, в промежутках требуя чего-то невнятного от стюардессы.

Короче, модус операнди Вани ровно 110 лет назад хорошо описал Куприн:

Но когда мы возвратились в вагон, то нас ждала прелестная картина в истинно русском жанре. Дело в том, что с нами ехали два подрядчика по каменным работам. Всем известен этот тип кулака из Мещовского уезда Калужской губернии: широкая, лоснящаяся, скуластая красная морда, рыжие волосы, вьющиеся из-под картуза, реденькая бороденка, плутоватый взгляд, набожность на пятиалтынный, горячий патриотизм и презрение ко всему нерусскому — словом, хорошо знакомое истинно русское лицо. Надо было послушать, как они издевались над бедными финнами.
— Вот дурачьё так дурачьё. Ведь этакие болваны, черт их знает! Да ведь я, ежели подсчитать, на три рубля на семь гривен съел у них, у подлецов... Эх, сволочь! Мало их бьют, сукиных сынов! Одно слово — чухонцы.
А другой подхватил, давясь от смеха:
— А я... нарочно стакан кокнул, а потом взял в рыбину и плюнул.
— Так их и надо, сволочей! Распустили анафем! Их надо во держать! 

Когда Ваню подстерегает сюрприз?

Когда Ваня успевает перегнуть. Задерживается в стране чуть дольше. Или просто ведёт себя чуть резче. Ну или просто не везёт ему два раза нагадить в одном и том же месте.

Тогда Ваня с расстройством для себя узнает, что очень вежливые и услужливые обычно турки могут бить так, как не били даже в ПТУ за гаражами, когда он Васю Дыню сгоряча козлом назвал. Что при выписке из отеля повреждение имущества могут вписать в счёт — и цена этого имущества может оказаться несколько выше, чем у аналогичного в Рязани. Что на фоне КПЗ в Таиланде обезьянник в родном РОВД — пятизвёздочный курорт с бесплатными коктейлями. Что служба безопасности аэропорта может достать и за зоной пограничного контроля. И что полицейскому решительно похрен, чьи деды кого там освобождали в сорок пятом.

Короче, Ваня ведёт себя, как туземец в супермаркете — пока внезапно не узнаёт о существовании кассы на выходе.

Так вот, теперь представьте Вову…

Who is 404 now?

Про Вову давно говорили, что он хороший тактик, но слабый стратег. Что хорошо играет на короткой дистанции, но тем самым усугубляет свои проблемы на длинной.

Вспомним 2014 год, год наивысшего патриотического куража в России. Год, когда казалось, что она всемогуща. Что она вернулась в силе и славе, и сейчас будет вершить мировой порядок. Лично я в такие моменты — чтобы понять, как «патриотически настроенные россияне» ощущали себя тогда — всегда обращаюсь к одному очень характерному тексту, «Слушайте русское молчание». Абсолютно укуренный, шизофренический текст, но очень хорошо описывающий мироощущение коллективного Вани, которому только что удалось оторвать кусок от истекающей кровью соседней «братской» страны — и ему за это ничего не было.

Вот-вот прозвучат во вселенной первые ноты новой русской симфонии. Она сорвёт все маски, она проветрит и обновит весь мир — душа за душой. Она не оставит ничего затхлым и старым. Она сотворит всё новое. Она прогремит как гроза, она пронесётся по миру как буря, она потрясёт незыблемое и развеет в пыль то, что казалось вечным. А пока — на мир пришла русская тишина. Слушайте тишину.

Слышим, ребята, слышим. Её прерывают вопли «*б твою мать!», издаваемые поджариваемыми американскими дронами «вагнеровцами». Не знаю, та ли эта русская симфония, которая была нам обещана, но не скрою: нравится.

Видим, ребята, видим. Видим российский триколор, гордо реющий над Олимпиадой в Пхенчане. А, нет, то голландский.

Чуем, ребята, чуем. Чуем запах из пролетающего над Украиной самолёта. Он везёт не шуваловских корги, а делегации уважаемых в России людей, обсуждать новый санкционный список и то, как бы можно было из него выпетлять. Собачкой из него тоже попахивает, но, похоже, это Венедиктов.

В 2014-м Ваням казалось, что они вернулись в Высшую лигу. Что они были униженными, а теперь сами будут унижать. Что они показали класс во всём и везде, от Украины и Сирии до Олимпиады. Что то, что их солдатам пришлось временно спороть нашивки, а им самим всей страной сделать вид, что не заметили — тактическая хитрость. Что то, что их спортсмены обожрались мельдонием до состояния бройлеров, не важно — важно, что они показали результат. Санкции? Не смешите наши Искандеры! Допинг-контроль? Да вы шутите, все так делают!

Касса не наступит никогда! Мы сейчас поможем американцам выбрать Трампа, а французам Ле Пен, и они отменят кассы!

Но касса наступила. Больше всего Вани хотели быть большими и значимыми, выглядеть победителями, выглядеть теми, с кем считаются, кого уважают. Больше всего они боялись публичного унижения.

Но именно его они и получили.

Соотечественников Вани убивают в Сирии. Убивают из высокотехнологичного оружия, как куропаток — и при этом их нельзя не то что по-человечески похоронить (от этого отвыкли уже на Донбассе), но даже как-то упомянуть этот факт. Ведь они оттуда уже два раза выведены! Ведь их же там нет! Ведь там же уже побеждено!

Вновь приходится всей страной делать вид, что не заметили. Только в этот раз к позору тайны прибавлен позор поражения.

Другие соотечественники лишены наград на прошлой Олимпиаде, а на эту выпущены, как стая наёмников, под пустым флагом и аббревиатурой «ОАР» — ни дать ни взять, Объединенная арабская республика. И уж совсем издевательски поселены рядом с допинг-лабораторией и проверены по восемь раз. Это не просто унизительно — это беспрецедентно в истории Игр.

Ваня нарушал правила, веря, что победа оправдает любой позор. Но в итоге победу не засчитали, а позор остался — и преумножился. Что в Украине, что в Сирии, что на Олимпиаде.

И, кажется, история ещё не завершилась.

'''