Перейти к основному содержанию

Стратегия напряжения. Теракт на Пьяцца Фонтана

Препарируем теракт

В предыдущем материале из этого цикла я попытался объяснить в общих чертах так называемую «стратегию напряжения», термин созданный по большей части прессой, чтоб описать и как-то обобщить весь движ 1960–1970-х годов в Италии.

Сегодня же мы поговорим о событии, положившем в некотором смысле начало более серьёзным акциям политического терроризма. Речь пойдёт о серии терактов, случившихся 12 декабря 1969 года и более известных как «теракт на Пьяцца Фонтана».

Сразу хочу отметить, что и до 12 декабря были различные акции прямого действия с политическим бэкграундом. Так, например, 15 апреля был подорван кабинет ректора Падуанского университета, а в мае-июле заряды сдетонировали не только в зданиях Дворца правосудия Турина и Милана, но и в Республиканской прокуратуре в Риме. Однако Пьяцца Фонтана отметилась тем, что стала на тот момент самым кровавым терактом, неким Рубиконом, который, правда, не дал Италии ни Цезаря, ни славы, разделив всего лишь страну на «до» и «после».

Удар государству под дых

12 декабря 1969 года. Милан, Пьяцца Фонтана, 16:37 по Риму. Большинство финучреждений к тому моменту были уже закрыты, но не местный филиал Национального агрокультурного банка (BNA), который продолжил обслуживать очереди.

Внезапно взрывается бомба. Паника. Спустя некоторое время слухи о «взрыве газа» распространились по всему городу, но почти сразу же были опровергнуты, ибо сложившаяся ситуация оказалась куда страшнее. Речь шла о взрыве бомбы, напичканной семью килограммами тротила.

В этот же самый день в течение часа после первого взрыва сдетонировали ещё три бомбы в Риме: одна — в Национальном банке труда (BNL), две остальные — на Алтаре Отечества. Также в Милане был найден ещё один заряд, в районе Пьяцца делла Скала, который не взорвался. В общей сложности тогда погибло 17 человек, ещё 88 — получили ранения.

"
Последствия взрыва в BNA


Охота на подозреваемых

В первые же дни после теракта полиция начинает расследование, подозревая в первую очередь леворадикальные группы. Было задержано около 80 человек, многие из которых симпатизировали различным анархистским кружкам.

Уже тогда некоторые аналитики, как Индро Монтанелли (которого сложно обвинить в симпатии к левым), утверждали, что анархисты здесь ни при чём, и следует направить усилия в другое русло. Приведу его слова, сказанные тогда на телевидении:

«Я исключил почти сразу ответственность анархистов [за те события] по разным причинам... В первую очередь, потому что я их знаю. Да, им не чуждо насилие, но они его используют по-другому. Они никогда не стреляют в ʺмолокоʺ, не прячут свою руку с пистолетом. Анархист обычно поражает символ власти, стоя напротив самой цели и взяв на себя всю ответственность за содеянное».

Полицейское расследование под руководством Луиджи Калабрези концентрировало всё своё внимание на анархистских кружках и «внепарламентских» левых группах. Таким образом, первыми официальными подозреваемыми стали Джузеппе Пинелли, железнодорожный рабочий, и Пьетро Вальпреда, артист балета. Однако первый умрёт при загадочных обстоятельствах, упав с 4-го этажа полицейского участка, так и не дождавшись судебного процесса. Официально первой причиной смерти Пинелли был суицид, но затем его переквалифицировали в «случайное совпадение обстоятельств», связанных с плохим самочувствием.

Однако для левых существовала к тому моменту только одна версия произошедшего: Пинелли был подло убит ментами. За что полицейский Калабрези поплатится своей жизни в 1972 году от рук группировки «Lotta continua» («Продолжающаяся борьба»).

Вальпреда же обвиняли в непосредственном исполнении теракта. Такая версия была основана на показаниях таксиста, который (с его же слов) подвёз Вальпреда к месту происшествия. Таксист умрёт от инфаркта в 1971-м. А у самого анархиста было алиби, так как тот день он проспал у своей тёти, имея высокую температуру.

Однако стоит отметить, что Вальпреда тогда участвовал в анархистском кружке «22 марта», поддерживая более радикальные методы борьбы, что всё же давало некий повод для подозрений и расследований в его сторону.

Забавно то, что тогда многие СМИ, в том числе и левого толка, уже подхватили предположения полиции и успели обвинить Вальпреда в «резне», в то время как сам обвиняемый был заключён под стражу.

Впрочем, не одни миланские полицейские вертелись в попытках найти виновных.


Вторые подозреваемые

В то время, как в Милане продолжали ориентироваться на леворадикальные группы, судьи Пьетро Калоджеро и Джанкарло Стиц начали расследовать отношение праворадикальных групп к терактам, выйдя в частности на места, где были закуплены портфели и таймеры для бомб. Показания одного учителя, Гуидо Лоренцона, вывели судей на двух членов группы «Centro Studi Ordine Nuovo» — Джованни Вентуру и Франко Фреда, которых арестуют в 1971 году. Через общего знакомого Вентуры и Фреда, некого Марко Поццан, правосудие также вышло и на Гвидо Джаннеттини, военного журналиста, связанного не только с правыми политическими кругами, но и со спецслужбами (SID) и армией.

SID в дальнейшем прикроет и Джаннеттини, и Поццана, помогая им сбежать за границу: первого отправят на конспиративную квартиру в Париже, а второму обеспечат ложные документы для вылета в Испанию. В ходе же судебных разбирательств спецслужбы откажутся давать какие-либо детали касаемо Джаннеттини, ссылаясь на гостайну.

Жернова правосудия мелют медленно. Даже слишком

В феврале 1972 года начинается судебный процесс по делу о теракте. Уже спустя несколько дней процесс переместился из Рима в Милан, затем из Милана — в Катандзаро, далеко на юг, по соображениям общественного порядка. А потом — обратно в Милан. Позже — обратно в Катандзаро, уже окончательно. Или нет.

Изначально судебный процесс затрагивал только подозреваемых-анархистов, но с 1975-го начали судить вместе и анархистов, и неофашистов по одной забавной причине. Имя причине — Марио Мерлино, который якобы служил посредником и точкой контакта между правыми радикалами и анархистами. Или же был засланным казачком в левых рядах... Так или иначе, суд был вынужден разбираться и с этим случаем, лишь растягивая резину.

В этот же период суд обязывает правительство распустить группу «Centro Studi Ordine Nuovo» (к которой принадлежали Вентура и Фреда) за нарушение Конституции, а именно — за попытку реорганизации Национальной фашистской партии (12-я статья раздела «Переходные положения» итальянской Конституции).

"
«Наци-маоист» Франко Фреда и Джованни Вентура

В 1977 году суд вынужден начинать процесс с нуля — из-за присоединения ещё троих лиц к процессу, а именно: двух сотрудников SID (Малетти и Лабруна), обвиняемых в умышленной лжи в документах, и Гвидо Джаннеттини, сдавшегося итальянскому посольству — неожиданно — в Буэнос-Айресе.

Уже в 1979-м обнародуют первые приговоры, правда, обнулённые судом высшей инстанции, положив таким образом начало ещё одному процессу, счёт которых у меня уже сбился.

Окончательные же приговоры будут озвучены лишь в конце 1980-х: Франко Фреда и Джованни Вентура будут оправданы по делу Пьяцца Фонтана (из-за нехватки улик), но отсидят 15 лет за другие теракты, совершённые до 12 декабря 1969-го; особист Малетти был приговорён к одному году заключения, а Лабруна — к 10 месяцам; анархист Вальпреда был оправдан.

"

Лишь в 2005 году суд высшей инстанции постановил, что «моральную и этическую ответственность» за организацию теракта на Пьяцца Фонтана несут Фреда и Вентура. Но это не значит, что они могут быть привлечены к ответственности; суд их уже оправдал ранее, соответственно, они не могут быть судимы за одно и то же преступление (принцип ne bis in idem — не дважды за одно и то же). До сих пор, кстати, неизвестны исполнители терактов. Впрочем, их не особо-то и искали.

В качестве некого заключения приведу слова Марио Тути, правого террориста, приговорённого к двум пожизненным за три убийства. Как раз таки во время одного из процессов касательно теракта на Пьяцца Фонтана он заявил, что в тюремной среде весьма активно размышляли об этих событиях, пытаясь найти виновных и притянуть к ответственности. Что произошло бы с истинными виновными, объявись они — неизвестно, ведь позже тот же Тути станет соучастником в убийстве некого Буцци, приговорённого к тюрьме за другой теракт, на Пьяцца делла Лодджиа. Но это ещё мы успеем обсудить.

Telegram-канал автора: https://t.me/bisonscorner.

Рубрика "Гринлайт" наполняется материалами внештатных авторов. Редакция может не разделять мнение автора.

У самурая нет цели, есть только путь. Мы боремся за объективную информацию.
Поддержите? Кнопки под статьей.