Перейти к основному содержанию

Успешный человек

И вот ещё #Саввин за смерть «Моторолы» замолвил слово. Красиво подытожил

Смерть некоего Арсения Павлова, тезоименитого телефону Motorola, сама по себе слишком тривиальна, чтобы о ней говорить. Конец более чем предсказуемый, кто обрадуется — понятно, кто всплакнёт (искренне или не очень) — тоже. Но, как это порой бывает, на тривиальное событие последовала весьма интересная реакция. Такая, что за ней вскрылось примечательнейшее инфернальное днище, не обратить на которое внимание невозможно.

Вскоре после того, как «Моторола» взорвался в лифте, к общему хору скорбящих прибавился и некий то ли блогер, то ли журналист, то ли ещё хрен знает кто из РФ. Написавший несколько общих и как бы лирических фраз, и резюмировавший: умерший был «успешным русским человеком». Насчёт русскости, впрочем, можно и поспорить — ментально он не русский, а вполне советский, посмертно наречён почему-то Арсеном, так что очень фиг знает, русский он или нет. Но допустим, что и русский. Это-то не важно. Важно — успешный.

Интересно, что именно на этой опции зацепились многие. И многие начали восторгаться: вот, хоть и мало пожил, зато как! КАК! Воин! Мужчина! Кшатрий! За восторженными возгласами и постингами явно скрывалась столь понятная человеческая зависть — мол, мне бы, мне бы так!

И это, действительно, примечательно. Определённая часть обитателей РФ опознали в «Мотороле» успешного человека. И это, пожалуй, для них было важнее, чем иные-прочие его ТТХ.

Почему?

А потому, что он и был успешным, но только в своей системе координат.

Что это за система — мне, русскому человеку, родившемуся и выросшему в российской провинции, и приходящемуся недорогому покойнику сверстником, понять несложно. Как же, помню! Помню, как где-нибудь в 2004-м в маршрутке запиликает у кого-нибудь мобильный, а половина пассажиров начинают себя по карманам хлопать. А всё потому, что у всех на звонке одна мелодия стоит — из сериала «Бригада», конечно же. Кто был тогда для молодёжи в российской провинции и героем, и примером для подражания? Саша Белый и его «бригада». Нет, мы, конечно, знаем, что это был «фильм-предупреждение» и прочая чушь, но по факту именно Белый стал тем эталоном, походить на который тогда мечтали многие, очень многие!

Подозреваю, что и у никому тогда неизвестного Арсена-Арсения, если в те годы имелся сотовый, то стояла на нём именно эта мелодия из «Бригады». Из эпической киносаги о том, как паренёк с окраин, воспитываемый одинокой мамой, без связей и знакомств, становится «серьёзным человеком». Уничтожает своих врагов и «решает вопросы» — решает не как-нибудь, а, сидя в дорогом офисе, пьёт виски и швыряет миллионы долларов туда-сюда. Имеются у него и свои «понятия», отчего он даже кажется честным и справедливым, что, впрочем, не мешает ему мошенничать, торговать наркотой и заниматься вымогательством.

Миллионы дорогих россиян смотрели в начале 2000-х в зомбоящик и видели там не «предупреждение», а идеальный образ героя — Саши Белого. Образ, который весьма удачно наслаивался на «беспредельный» опыт 1990-х годов. Ведь в каждом городе были своим «авторитеты», совсем ещё недавно выяснявшие вопросы посредством стрельбы друг в друга из автоматов…

И даже трагический финал никого не смущал, ибо, как известно, все умрут, но эти-то умерли красиво. И вождь их ватаги викингов перед погребением вложил им в холодные руки оружие, дабы они, как и положено викингам, отправились с ним в Валгаллу.

Вы считаете, что это не есть успех? Что ж, очень может быть, вы правильно делаете. Но для тех, кто считает бандитский мир своим родным, ничего лучше и слаще быть не может. А таких в РФ (да и вообще на постсоветском пространстве, не исключая, кстати сказать, и Украину) более чем достаточно.

И нельзя даже сказать, что это явление совсем уж уникальное. Да, оно, конечно, доведено до крайне уродливых форм. Но не будем забывать, что во все времена приключения «по-человечески порядочных» бандитов, ставших таковыми «в результате обстоятельств», привлекали внимание, а с ними и симпатии очень широких кругов. Например, капитан Блад, вымышленный Рафаэлем Сабатини — это, по сути, тот же Саша Белый, только живущий в XVII веке. И промышляющий не в Москве, а в Карибском море. А в остальном всё совпадает почти один в один, с поправкой на технический прогресс и ландшафт. И если добропорядочные английские буржуа позволяли себе увлекаться пиратскими приключениями, то почему бы не увлекаться и несколько менее добропорядочным российским обывателям?

Правда, есть в биографии «Моторолы» одна страница, которая, на первый взгляд, должна была сформировать у него несколько иные представления о том, кто есть успешный человек и настоящий герой. Это война в Чечне, в которой он, по имеющимся сведениям, принимал достаточно активное участие и где мог увидеть настоящих героев и победителей.

Что он и сделал. Но только он увидел не поверхностную медийную рябь, а самую суть.

Ведь кто, по воле Кремля, стал героем, увенчанным лаврами, по итогам Второй чеченской? Русские офицеры? Те, которые, в лучшем случае могли мечтать о том, чтобы на накопленные «боевые» деньги прикупить однушку в хрущёвке? Солдаты-срочники, у которых была одна награда — живыми домой вернуться? Разумеется, нет. Победителями стали не они. Первый приз на той войне взяли правильные чеченцы — те, которые вовремя переметнулись на сторону РФ. И за это получили от Путина полковничьи и генеральские погоны, звёзды Героев России, мэрские и министерские посты, а кое-кто — и звание президента. И вот уже российские солдаты и офицеры, прошедшие через две войны в Чечне, должны салютовать новоявленными генералам — тем, кто ещё совсем недавно вертелся в свите Басаева, Радуева или Хаттаба. А теперь получил звёздочку Героя РФ и полный иммунитет к российской правоохранительной системе. И уж, конечно, жил не в хрущобе и не в общаге в военном городке, и ездил не на подержанной ВАЗовской колымаге.

Очевидно, Павлов Арсений всё это увидел и усвоил. И, оказавшись на Донбассе, синтезировал в лице себя два образа, один светлее другого: условного Саши Белого и условного Ямадаева. С одной стороны, чисто бандитские ухватки — жизнь в отжатой квартире, покатушки на отжатой машине, гарем из аборигенных «тёлок». С другой — выверты a-la Хаттаб и Радуев: расстрелы пленных, эффектно театральные жесты перед телекамерами, самодельные парады в немыслимо бутафорской форме, и прочее в этом роде.

Эрэфийская реальность дала ему два образа успешного человека. И обоим он сумел соответствовать.

Тут, пожалуй, можно было бы и поставить точку, если б не одно но.

Кинематографический Саша Белый всё-таки понимал, несмотря на все свои успехи и достижения, что он — бандит. И что его вполне могут — и вполне заслуженно — посадить или пристрелить.

И флибустьеры в Карибском море — и реальные, и вымышленные — также прекрасно понимали, что они — морские разбойники, которые занимаются вымогательствами, грабежами и убийствами. Да, и у бандюков из 1990-х, и у пиратов XVII столетия мог быть свой «кодекс чести» и прочие «понятия», но всё же они прекрасно понимали, что они — преступники и что успех их — бандитский.

Точно так же на них смотрели и писатели, и публицисты, описывающие их «подвиги».

И если бы те, кто пришёл в 2014 году на украинский юго-восток, также считали себя бандитами или ещё какими-нибудь сухопутными флибустьерами, то их история логично уместилась бы в рамках того жанра, где пребывают и пираты, и «братки», и прочие береговые «братья».

Но всё дело в том, что тогда, в 2014 году, речь шла совсем о другом. Говорили о «русской национальной революции, которая началась на Донбассе», «русском национальном государстве» и, конечно, о «русской весне».

Но сейчас все эти идеи как-то позабыты. Никто уже всерьёз не заикается ни о какой «русской революции». Равным образом, никто не заикается и о «русской весне» в Харькове, Одессе и Херсоне. Не то, что о «Новороссии», но и о «ДНР» и «ЛНР» давно перестали говорить — во всех документах есть лишь «отдельные районы с особым статусом». Можно, конечно, тешить себя мыслью, что разные гиви с моторолами спасли русских Донбасса от геноцида. Одно лишь непонятно: почему ни из одного другого региона Украины, где никаких гиви никогда не водилось, до сих пор нет ни одного сообщения не то, что об этнических чистках, а хотя бы о систематическом ущемлении прав русских?

Так что же в итоге? В итоге выясняется, что начиналось всё с пафосных слов про «национальную революцию» и «возрождение», а в итоге свелось к бандитизму с примесью военных преступлений. К реплике Кадыростана и косплею «Бригады».

И вот эту-то реплику, этот-то косплей сегодня называют успехом! Встань, русский житель РФ, и посмотри — посмотри внимательно, в оба своих глаза — на тот успех, который тебе уготован. Карьера во власти? В бизнесе? В науке? В искусствах? Всё это не для тебя. Всё это — для своих, и в этот сладостный мир тебя, обитателя панельных муравейников, мечтающего об окладе в двести евро, никто не пустит. Всё, что тебе остаётся, это игра в бандита в пределах того загона, который отведут тебе «компетентные органы». Там, и только там ты сможешь стать богатым и знаменитым. Там, и только там к тебе придёт известность, там ты перестанешь считать горячую мелочь в ладошке и почувствуешь себя способным на нечто большее, чем надраивание чужих машин. Единственный успех, который для тебя возможен — это успех бандита. Да и тот будет длиться ровно столько, сколько будет угодно твоим «кураторам». А потом точка. Гроб в петушиных декорациях, шагающий не в ногу почётный караул из числа других сухопутных флибустьеров, и скорое забвение.

И да, граждане пираты, вы сами выбрали этот путь. Выбрали ровно тогда, когда пошли на сотрудничество с путинским режимом — тем самым режимом, который вы же ещё в январе 2014-го называли преступным и антирусским. Вполне логично, что ФСБ РФ стало воспринимать вас после этого как шлюх для срамных политических утех. Попользовали-попользовали и бросили — прямо в гроб.

Но гроб большой и лакированный. С цветами. С караулом. В театре. Так что наслаждайтесь успехом, успешные люди…

Димитрий Саввин

''отсканируй
и помоги редакции