Перейти к основному содержанию

Сирия после «ИГ»: вопросы и ответы

Сирия после «Исламского государства»: перспективы и угрозы

Kirein Kroin

Говорить о судьбе Сирии после победы над «Исламским государством» — сложная задача на данный момент. В первую очередь потому, что эта исламистская группировка, даже потеряв свои последние цитадели в Сирии, никуда из региона не исчезнет. Она уже перестраивается на затяжную партизанскую войну. Останется и жестокая идеология «ИГ», и очень повезёт, если её не подхватит кто-то ещё.

Расклад сил и местные конфликты

Кроме «ИГ», не дремлют и другие силы. Так, Идлиб — регион, служивший местом «ссылки» сдавшихся боевиков — теперь стал их главным опорным пунктом. А всё потому, что 23 июля этого года власть в нём полностью захватила «Аль-Каида».

Тут важно пояснить, что сирийская «Аль-Каида» не так давно пережила «ребрендинг». Ранее её интересы на войне представлял «Фронт ан-Нусра». Но 28 января 2017 года, путём объединения нескольких группировок, он превратился в «Тахрир аш-Шам» («Организацию освобождения Леванта»). Его возглавили местные лидеры «Аль-Каиды»: Абу Мухаммад аль-Джулани, Абу Джабер аль-Шейх и позже погибший Абу Хайр аль-Масри.

«Тахрир аш-Шам» сейчас — зонтичная структура, которая включает в себя десятки антиправительственных организаций, разделяющих жестокую идеологию «Аль-Каиды». В их составе — тысячи боевиков. Вот такая «гоп-компания» с кучей оружия и денег из Персидского залива и захватила Идлиб, выкинув из провинции своего брата-близнеца — блок «Ахрар аш-Шам».

А вместе с провинцией «Тахриру» отошли и два важнейших пограничных перехода на границе с Турцией — Атмех и Баб-аль-Гауа. Через них в обе стороны идёт поток контрабандного вооружения.

Такое событие — важный сигнал всем, кто принимает участие в конфликте. Монстр, выращенный в 2011–2012 годах Турцией, США в Ираке и монархиями Залива, окончательно вышел из-под контроля. Теперь «Тахрир аш-Шам» — реальная сила, с которой придётся считаться и которая попробует расширить свою территорию. А это новые столкновения и нестабильность на севере страны.

Казалось бы, описанное выше — обычные джихадистские «разборки на районе», но стоит присмотреться и можно увидеть торчащий турецкий флаг. Одна из группировок, — а именно «Файлак аш-Шам» («Легионеры Леванта»), — была ядром протурецкой коалиции «Щит Евфрата». В ходе этого наступления Анкара пыталась очистить от «игиловцев» своё приграничье, а затем — захватить Аль-Баб (триумфально зайдя в пустой город) и Ракку (пока не вышло). С военной и имиджевой точки зрения операция была провальная — турки умудрились потерять даже свои новейшие танки, безуспешно штурмуя Аль-Баб. Но «организации на подкормке» остались, и вот одна из них теперь предъявляет претензии на региональное лидерство. Но для этого «легионерам» ещё нужно победить «Аль-Каиду», за которой стоят монархии Залива, а ранее — Турция. Турки частично поддерживают организацию и ныне, но пока не решили, что делать дальше на фоне кризиса вокруг Катара (напомним, Анкара оказывает Дохе материальную и дипломатическую поддержку). Бой явно неравный, и не факт, что Турция снова поддержит бывших своих сателлитов. Разве что Эрдоган снова захочет «маленькой победоносной войны». Но в условиях вычищенной после попытки переворота летом прошлого года армии это будет очень непросто.

Оставаясь на севере, нельзя не упомянуть осаждённую Ракку, «столицу "ИГ"». И хотя сама группировка уже практически переехала в отдалённый Дайр-эз-Заур, Ракка всё ещё имеет для «ИГ» большое символическое значение как второй центр (первым был иракский Мосул). Раккой же «ИГ» сперва управляло совместно с так называемыми «умеренными» из Свободной сирийской армии и прочими группировками.

Лидирующую роль в наступлении на Ракку играют курды в составе Сирийских демократических сил при поддержке коалиции во главе с США. Недавно курды сообщили об освобождении от террористов 50% Ракки. Американцы, правда, уточняют, что захвачено лишь 45% города. Главной целью последних дней было соединить силы, наступающие с востока и запада города. Это было сделано после захвата главной городской магистрали. Далее — установить полный контроль над югом Ракки и реки Евфрат. В Ракке остались около 2 тысяч боевиков «ИГ», и битва идёт, как и в Мосуле, практически за каждый дом. Сопротивление будет нарастать по мере приближения войск к старому городскому центру.

И тут встаёт большой вопрос насчёт будущего курдов после войны. В отличие от Курдистана в Ираке, который живёт практически как независимое государство и планирует референдум за независимость, сирийские курды хотели бы остаться в составе Сирии. Будущее севера страны зависит от того, сумеют ли курды договориться с Башаром Асадом насчёт своего статуса. Скорее всего, они попросят контроль над Раккой и автономию.

На данный момент между Асадом и курдами уже идут переговоры о будущем Сирии, и, по предварительным данным (неподтверждённым), курды вроде бы согласились передать Ракку и военную базу Ат-Табка под контроль правительства, а дамбу Ат-Табка — под совместное управление, разделив поровну водные ресурсы между собой. Кроме того, курды могут отдать сирийцам часть севера провинции Алеппо в обмен на помощь в вытеснении из севера Сирии протурецких формирований.

Вторая проблема в том, что, по словам американцев, курдов не очень-то любят местные арабы, хотя те и говорят на арабском языке. США предложили после освобождения Ракки передать всю власть от военных местным гражданским советам, но уже известно, как это обычно происходит на примере христианского города Алькуш в Ираке. Там курды, после освобождения от сил «ИГ», сместили местного мэра-христианина и поставили своего, лояльного к одной из курдских политсил. Никто не даст гарантию, что такой же трюк не повторится в Ракке. По неподтверждённым сообщениям, на освобождённых от «ИГ» территориях на севере Сирии курды выселяют местное арабское население.

Тем временем на юго-западной границе Ливана и Сирии идёт собственная АТО, цель которой — зачистить от боевиков «ИГ» и «Аль-Каиды» горный регион Джайруд Арсаль, который уже четыре года удерживается террористами.

syria01

Карта боёв за Джайруд Арсаль. Красным цветом обозначена Сирия, жёлтым  Ливан, тёмным — силы «ИГ», фиолетовым — остатки сил «Тахрир аш-Шам», оранжевым — линия фронта

Джихадисты поделили горный регион Джайруд Арсаль на западе массива Калямун на две половины, где, начиная с 2013 года, установили свою власть. На данный момент армия Ливана при поддержке отрядов «Хезболлы» и сирийской авиации уже разбила боевиков «Аль-Каиды», что дало им контроль над 50% Арсаля. Войска теперь атакуют территорию «ИГ».

Как и переходы в Турцию, Джайруд Арсаль — региональный центр контрабанды, только теперь в Ливан. Удерживая горы, террористы могли спокойно провозить оружие дальше в Сирию. Кроме этого, на территории Арсаля расположен один из лагерей сирийских беженцев, который террористы использовали как центр для найма новых боевиков.

На востоке, преимущественно в пустынной, но богатой на нефть части Сирии, армия Асада развернула масштабную операцию под названием «Великий рассвет». В её рамках она делает всё, чтобы вернуть под свой контроль месторождения «чёрного золота», с которых долго кормилось «Исламское государство».

syria02

Военная ситуация на востоке Сирии по состоянию на 15 июля. Без цвета — армия Сирии, жёлтым — курды, чёрным — силы «ИГ»

Речь идёт о юго-востоке провинции Ракка, провинции Дайр-эз-Заур и востоке провинции Хомс.

На сегодня сирийской армии уже удалось отбить почти 30 месторождений, что лишило «ИГ» около 45% заработка с нефти и газа. Успешное наступление дало возможность Дамаску снова получать так необходимые доходы от продажи углеводородов и взять под свой контроль эту территорию. Конечная цель восточного наступления — захват городка Эс-Сухна, последнего оплота «ИГ» в провинции Хомс. Победа там открывает путь к Дайр-эз-Зауру, где уже три года держит оборону местный гарнизон.

29 июля появилась информация, что армия Сирии впервые за три года вошла в провинцию Дайр-эз-Заур и достигла городка Эс-Сухна. Теперь главный вопрос, насколько быстро сирийцы смогут захватить провинцию и деблокировать гарнизон.

По итогам операции сирийские войска должны выйти к границам Ирака и Иордании и соединиться с Силами народной мобилизации в Ираке. Ситуация осложняется тем, что в этом районе орудуют группировки, финансируемые Иорданией и США, а также британские и норвежские силы. Американцы возвели тут несколько баз и подвезли боевикам оружие. Но это им не помогло, как и американская поддержка с воздуха. В наземном бою противники Асада были разбиты.

syria

Боевая ситуация на юге Сирии по состоянию на 10 июля. Красным — армия Сирии, зелёным — антиправительственные группировки

А теперь о том, какой будет страна после поражения «ИГ» и как ситуация может развиваться дальше.

Сирия после «ИГ»: большая битва за юг

На юге страны, рядом с Дамаском, находятся запасы нефти, прячутся в Дайр-эз-Зауре оставшиеся в живых лидеры «ИГ» и скоро, как считается, может развернуться новое важное сражение. Тот, кто захватит юг Сирии вместе с границами Ирака и Иордании (речь об этом уже шла выше), будет оказывать большое влияние на будущее всей страны и определит послевоенную динамику Сирии. Именно на юге идёт «прокси-война», именно здесь наращивают свои силы Россия, Иран и США. Группировки, контролируемые Тегераном и Вашингтоном, скоро могут сойтись в очном противостоянии. Иран желает захватить стратегическое шоссе Дамаск – Багдад для быстрого перемещения союзных им отрядов «Хезболлы» из Ливана. Кроме этого, в регионе находятся несколько пограничных переходов, самый важный из которых — Ат-Танф. Рядом с ним 18 мая силы коалиции ударили по сирийской армии с воздуха. Этот переход открывает дорогу на Ирак.

В Дайр-эз-Зауре «ИГ» собрало 20 тысяч боевиков, намереваясь удерживать свой последний плацдарм перед «уходом в пустыню» до последнего, ведь позади, кроме пустыни Анбар, и нет ничего. Это крайняя точка в истории «Исламского государства». Именно здесь, а не в Дабике, как утверждали их пророчества, решится судьба группировки.

Но даже после победы над «ИГ» проблемы и противостояние держав на карте Сирии продолжится, потому что каждый захочет кусок страны себе. В этих условиях армия Сирийской Арабской Республики будет вынуждена дальше решать оперативные задачи, что снова приведёт к столкновениям с группировками, которые поддерживаются из других столиц. Прекрасный пример — как один переход может столкнуть лбами Тегеран, Москву и Вашингтон.

«Такая ситуация вполне может привести Соединённые Штаты к столкновению с проправительственным альянсом в Сирии, особенно с "Хезболлой" и Ираном. С приходом президента Трампа его новые суннитские партнёры в Саудовской Аравии и Персидском заливе поднимают градус противостояния с Ираном. Тегеран и его союзники должны будут показать, что их нельзя запугать», — пояснил специалист по Ближнему Востоку из Американского университета в Бейруте Камель Вазне. Он добавил, что США «не могут позволить Ирану и его союзникам добиться победы в регионе за счёт американцев».

Интересна в этом контексте и позиция России. Якобы Москва поначалу убеждала иранцев не приближаться к американской базе. Но Ливан говорит, что Россия, в принципе, не собирается вмешиваться и лишь ждёт «слива» американцев. Будут ли США рисковать развязать большой прокси-конфликт ради защиты небольшой, но крайне важной базы на юге Сирии?

У Соединённых Штатов, действительно, нет стратегической причины контролировать Южную и Восточную Сирию, пишет Washington Post.  Но у них есть жизненно важный интерес к тому, чтобы Иран не смог установить господство в Средиземном море с поддержкой России. Это создало бы экзистенциальную угрозу для Израиля, который уже борется с иранской инфильтрацией с территории Голанских высот, примыкающих к Сирии. Это также подорвёт состояние союзников США в Иордании и Ираке.

Один дипломат, который был проинформирован о российской позиции, сказал NYT, что Москва хочет, чтобы поддерживаемые американцами повстанцы покинули этот район.

Но, похоже, американцы не собираются этого делать. Напротив, они создали «на районе» ещё одну группировку — «Фурсан аш-Шаркия» («Рыцари Востока»). Финансироваться и снабжаться ребята будут прямо из США при поддержке Иордании. Место дислокации — всё тот же горный массив Калямун и провинция Дамаск. Во главе станет бывший полковник ВС Сирии Мухаммед ас-Суфи. Это не первый его заход к боевикам. С 2012 по 2014 годы он уже воевал в составе исламистской группировки «Джейш ат-Таухид» («Армия единобожия») и коалиции «Южный фронт». Задача — захватить Дайр-эз-Заур раньше сирийской армии и очистить от террористов «ИГ». Правда, непонятно, как именно это будет происходить. И это уже третья группировка в регионе под эгидой США. Ранее были созданы «Джейш Магауир ас-Саура» («Армия революционных коммандос») и «Джейш Усуд эш-Шаркия» («Армия восточных львов»).

Чтобы более глубоко разбираться в сражениях на сирийском юге, стоит знать, что за ним стоит более широкий геополитический контекст гораздо более важной возни местных боевиков. И его центр находится в Персидском заливе.

Монархии Залива, а именно Саудовская Аравия, ОАЭ и Бахрейн, при поддержке Египта изолировали Катар за его тёплые отношения с Ираном и поддержку террористов. Конечно же, Сауды и ОАЭ и сами это делают, но именно дружба с Ираном стала последней каплей. После этого случился теракт в Тегеране со взрывами смертников и атакой здания Парламента. В Иране ответственность возложили на США, Израиль и злейшего врага— Саудовскую Аравию.

Градус накаляется, и вполне возможно, что на юге Сирии вместо борьбы с «ИГ» грядут разборки нескольких держав между собой своими силами и чужими руками. Если это произойдёт, то про «ИГ», скорее всего, все забудут, что даст террористам возможность отсидеться, переждать, усилиться и… вернуться. Почему бы и нет?

Американцы в Сирии: «ИГ» или Асад?

С приходом Трампа к власти позиция США в Сирии стала опасной и нестабильной, а кроме этого — непредсказуемой. Не имея правильной стратегии по региону, заключая миллиардные сделки с теми, кто финансирует терроризм в той же Сирии, атакуя правительственные войска одновременно с силами «ИГ», США, кажется, окончательно запутались в своей же паутине.

Сюда же и решение остановить всю помощь от ЦРУ боевикам, воюющим против режима Башара Асада. Больше не будет финансирования и снабжения оружием боевиков в провинциях Идлиб, Хама и Алеппо. Также, по некоторым данным, американцы постепенно сворачивают свои базы на юго-востоке Сирии и в курдской провинции Эль-Хасака.

Яркий пример — наступление на Ракку, о котором уже говорилось. Одно из подразделений, которое принимало в нём участие — «Эн-Нахба» («Элита»), возглавляет одиозный Ахмад Джарба, бывший лидер «Сирийского национального совета».

Так вот, теперь оно полностью вышло из состава коалиции, мотивируя свои действия сворачиванием помощи ему и разногласиями с курдами насчёт сотрудничества с Асадом (курды — за, «Эн-Нахба» — против).

Другой пример — «Аш-Шахада аль-Карьятейн» («Мученики Аль-Карьятейна»). Эти ребятки тоже были в составе коалиции во главе с США, но после окончания программы помощи … свалили на восток, в Хомс, и пригрозили вообще присягнуть «Халифату», требуя от США денег и оружия. Вот такой вот джихадистский шантаж.

А тут ещё и Турция удружила. В ответ на прекращение помощи, которое Турция назвала предательством, Анкара слила всю информацию об американцах в Сирии: где базы, блокпосты и т.д. Так что вскоре следует ожидать новых атак на позиции США.

Слив нашёл своё подтверждение не очень давно. Опасность использования такой информации в чужих руках была подчёркнута, когда «Хезболла» напала с помощью беспилотников на американский гарнизон. Один из её боевиков сказал NYT, что шиитские боевики и техники из Ирана следили за базой с помощью беспилотного летательного аппарата, который затем уничтожили американские самолёты. Пять человек, включая двух иранцев, получили ранения.

Второй беспилотник выстрелил в повстанцев и американцев, сказал боевик, который говорил на условиях анонимности. «Это послание американцам», — сказал он. «Они не могут указывать нам, куда нам нельзя приближаться».

Всё идёт к тому, что даже после поражения «Исламского государства» хаос в Сирии может продолжиться. Слишком многие хотят контролировать запасы нефти, дороги, переходы, города и воздушное пространство. Мирный процесс урегулирования, если он когда-нибудь и начнётся, будет сопряжён со многими сложностями и проблемами, договорами и предательством.

Но сначала нужно всё же закончить войну в Сирии.

Данная рубрика является авторским блогом. Редакция может иметь мнение, отличное от мнения автора.

У самурая нет цели, есть только путь. Мы боремся за объективную информацию.
Поддержите? Кнопки под статьей.

''отсканируй
и помоги редакции

Become a Patron!

Загрузка...