Перейти к основному содержанию

Так будут ли плевать в спину Героям?

Осторожно, взрывоопасно

Примечание ДР. Тут у нашего старого автора созрели вопросы по поводу недавней статьи Виктора Муженко на ПиМе — напоминаем, рубрика «Гринлайт» может не совпадать с мнением редакции. А теперь, раз мы в безопасности, придётся накалить обстановку и призвать всех к диалогу вместо агрессии. Прямо Демократической партией США себя почувствовать можно.

В предновогодние недели «политический истеблишмент» отметился всплеском дискуссии на тему обороноспособности.

Вот Виктор Муженко в своей недавней статье «Чи будуть діти воїнів соромитись батьківських нагород?» сообщает нам о том, что кто-то, цитирую: «… у ʺзаконний спосібʺ зробить так, щоб у нашій країні тим, хто захищав державу від російської агресії з 2014 року, ʺплювали у спинуʺ і вони ʺбоялися одягати свої нагородиʺ, а імена загиблих за незалежність держави канули в небуття». Далее в подобных печальных перспективах автор обвиняет текущую власть и «кремлівських запроданців».

Текущая власть, в лице президента, выдвинула в свою очередь популистскую идею массовой мобилизации в случае усиления агрессии России, которую Зеленский озвучил в интервью журналу «Фокус». После чего ему возразил заместитель секретаря СНБО Сергей Кривонос, заявив, что большинство украинцев идеологически не готовы к войне, и не обучены и не хотят воевать: «Мы, которые это прошли и видели в своих реалиях, понимаем, что даже если теоретически сможем мобилизовать женщин и мужчин — а обучены ли эти люди держать оружие в руках? Нет. Хотят ли эти люди это делать? Нет». И ещё: «У нас патриотизм не поддерживается на уровне государства. И 2014 год показал, что огромное количество [мобилизованных] шло [воевать], но ещё большее количество убегало от мобилизации. Убегало. И 2018 год, когда ввели военное положение, также показал, что огромное количество убежало [от мобилизации]».

 

В итоге, если представитель условной оппозиции пытается предупредить о будущих проблемах из-за действий власти, то представители действующей власти смело заявляют о том, что проблема давным-давно существует и ужасно запущена.

Однако кто виноват — так и не ясно. То ли «действующая власть» и «кремлівські запроданці» (по версии Муженко), то ли вообще всё государство и «папередники» (по версии Кривоноса).

Так что тема для нового урока диванной аналитики образовалась сама собой: кто же всё-таки виноват и что делать?

Чтобы легче было понять, что с нами происходит, всегда есть смысл изучить опыт тех, кто испытывал похожие проблемы. Особо подчеркну — даже похожие исторические ситуации не бывают одинаковы. И абсолютизировать исторические примеры нельзя. Но они дают возможность ярче проиллюстрировать текущие реалии и правильнее сориентироваться в текущем моменте.

Так, Деникин, белогвардейский генерал времён гражданской войны с большевиками, вспоминал: «Казнокрадство, хищения, взяточничество стали явлениями обычными. Традиции беззакония пронизывали народную жизнь, вызывая появление множества авантюристов, самозванцев — крупных и мелких... В городах шёл разврат, разгул, пьянство и кутежи...». И вот ещё: «В области тылового быта и тыловых нравов ситуация всё время эволюционировала в одну сторону — в сторону усиления всякого рода бесчестной спекуляции, взяточничества и казнокрадства. Смена вождей и руководителей военных действий и гражданской политики нисколько на этом не отражалась. Если при Врангеле тыловой разврат был ещё значительнее, чем при Деникине, то только потому, что Врангель был после Деникина, а не наоборот»,— это последнее замечание просто точно как про нас.

Но вот и про киевлян немного есть. Медсестра Мария Нестерович-Берг вспоминала: «Как чувствовал себя киевский обыватель? Обыватель веселился — пир во время чумы. Пусть где-то сражаются — нас это не интересует нимало, нам весело; пусть потоками льётся офицерская кровь — зато здесь во всех ресторанах и шантанах шампанское: пей, пока пьётся».

Военный наблюдатель от Великобритании, Грэвс написал такие строки: «Во время пребывания в (белогвардейском) Омске был поражён пренебрежительным, если не сказать больше, отношением населения и власти к больным и раненным воинам, которое наблюдал повсюду. Было прискорбно видеть этих несчастных, предоставленных самим себе, в то время как веселящаяся толпа (мы насчитали до тысячи танцующих) в омском парке находилась в расстоянии не больше двадцати минут ходьбы от места, где умирали солдаты».

 

Деникин вспоминал: «Классовый эгоизм одинаково владел и хозяином, и работником, и крестьянином, и помещиком, и пролетарием, и буржуем. Все требовали от власти защиты своих прав и интересов, но очень немногие склонны были оказать ей реальную помощь. И в то же время претензии этих классов были весьма велики». Далее Деникин продолжает: «Добровольцы дрались на подступах к Ростову, зная, что сотни тысяч казаков и ростовской буржуазии за их спиною живут легко и привольно. Они были оборваны, мёрзли и голодали, видя, как беснуется и веселится богатейший Ростов, финансовая знать которого с большим трудом ʺпожертвовалаʺ на армию два миллиона рублей, растворившихся быстро в бездонной её нужде. Они встречали в обществе равнодушие». А уже один из его офицеров добавляет: «Мы ʺотвоевалиʺ пространство больше Франции. Мы ʺвладелиʺ народом в сорок миллионов с лишком... И не было ʺпополненияʺ? Да, не было. Люди за нашими спинами кофе жрут!».

Главнокомандующий союзными войсками в Сибири и на Дальнем Востоке генерал М. Жаннен писал: «Сообщают грустные факты о белогвардейцах. 200 тысяч комплектов обмундирования, которыми он их снабдил, были проданы за бесценок и частью попали к красным. Он считает совершенно бесполезным снабжать их чем бы то ни было». С юга России генерал Лукомский писал о том же, что запасы обмундирования, поступавшие от Англии, оказывались неведомыми путями на местных барахолках.

Итог подводит 7 июня 1919 года генерал Будберг: «...С ужасом зрю, что власть потеряла целый год, не сумела приобрести доверия, не сумела сделаться нужной и полезной». «Сейчас нужны гиганты наверху и у главных рулей, и плеяда добросовестных и знающих исполнителей им в помощь, чтобы вывести государственное дело из того мрачно-печального положения, куда оно забрело». Но вместо этого повсюду «только кучи надутых лягушек омского болота, пигмеев, хамелеонистых пустобрёхов, пустопорожних выскочек разных переворотов, комплотов и политически-коммерческих комбинаций»; «гниль, плесень, лень, недобросовестность, интриги, взяточничество... торжество эгоизма, бесстыдно прикрытые великими и святыми лозунгами».

Эти цитаты из прошлого дают на удивление яркое представление о том, в кого мы превратились сегодня. Но хочется подметить специфику нашей ситуации. Заметьте: все критические высказывания про обывателей того времени касаются в первую очередь маленькой в то время секты благополучного городского населения. Крестьянство в своей массе в войне принимало живейшее участие, ибо в той войне вопрос о земле был одним из главных. В городах же самыми боевитыми были городские маргиналы — рабочие-пролетарии, которые, как и положено маргиналам, были в оппозиции к текущим порядкам.

 

Сегодня же развитие цивилизации привело к тому, что в Украине даже пенсионеры живут сейчас так, как благополучные горожане не мечтали жить 100 лет назад. Городской образ жизни стал практически тотален, а земля перестала играть роль главного ресурса выживания для большинства. То есть сегодня практически всё население Украины стало в той или иной степени городским, комфортно живущим за счёт денежного обмена, а не натурального хозяйства. Эту социологическую разницу легко понять, представив, что 70% жилого фонда сегодня — это благоустроенные квартиры с тёплым сортиром и «белым камнем». И даже в глухих волынских сёлах в основном живут обычной городской жизнью, получая деньги на работе или на заработках, а продукты — в магазине. Используя землю главным образом как источник дополнительного дохода.

Отсутствие массовой культуры владения оружием, карательная политика правоохранительных органов и историческое отсутствие законодательного права на адекватную самооборону ещё более усугубили качества изнеженного городского населения, фактически делегитимизировав все виды агрессии. Что выразилось в пресловутом «кризисе маскулинности». Который после 70 лет мирной жизни без войн превратил население в инертную массу, чуждую массовым мобилизациям и народным ополчениям. Причём поддержанное большинством движение за отказ от призывной службы началось в первые же годы Независимости.

Пресловутые городские и пригородные маргиналы (это не ругательство, а термин, обозначающий неблагополучные слои населения, не нашедшие своего прочного и постоянного места в городской экономике и жизни) по-прежнему остались, и как прежде, весьма боевиты. Но сегодня идут в первую очередь не в большевики, а в криминал или околокриминальные сферы теневой экономики. К этому добавьте старение населения, утечку молодёжи и людей среднего возраста за границу, высокую заболеваемость всеми болезнями всех возрастов — и социологическая картина маслом готова.

Те немногие, что способны и заняты делом по защите страны, давно уже превратились в мелкое меньшинство (синдром маленькой контрактной армии). Для которых вся патриотическая символика и риторика с точки зрения городской социологии давно уже превратилась в ещё одну субкультуру. «АТОшники» после прекращения интенсивных боевых действий, стали аналогами «готов», «рокеров», «байкеров», «верующих» в пёстрой социо-культурной палитре современного городского общества. Добавить к этому экономический коллапс и эпидемию, которая ещё раз обнажила убогость сложившейся системы — и поймём, что патриотизм, как стержень военно-патриотической субкультуры, потерял всякое свое реальное «пенсионно-колбасное» наполнение. В итоге, Защитники страны превратились в защитников пустоты, которую все тихо ненавидят. Удел которых — редкие подачки внимания. Которых пока ещё любят и уважают, но в которых уже давно никто не верит, больше надеясь на санкции Запада или смерть Путина и распад России. В результате Украина от сценария освободительного народного восстания скатилась до белогвардейской рутины, которая надеется на что угодно, кроме себя.

 

Прошло уже почти тридцать лет независимости, а в Украине так и не появилось адекватного стратегического национального проекта. Который бы системно решал текущие проблемы выживания украинского общества. Повсеместно продолжается бессистемное латание дыр в том проекте олигархической республики, который уже умер вместе с бегством Януковича. И всё реже вспоминают о том, что мы когда-то хотели жить по-новому.

Естественно, речь идёт не только о коррупционерах, которые продолжают по-старому воровать, но и о простых украинцах, которые по-старому не организованы в структурах гражданского общества.

Мы и не заметили, как в борьбе за Независимость главным оружием стала иностранная помощь и надежды на скорый развал страны-бензоколонки, которая тем временем увеличивает продажи своих товаров в нашей стране.

Нам повезло — там за поребриком всё так же плохо. Пока. Но те, кто надеется на смерть Путина, пусть вспомнят, как сами россияне ждали облегчения от прихода Трампа. Мы можем обломаться точно так же. А те, кто надеется на распад России, пусть вспомнит, из какого хаоса вылезли большевики и куда делись их противники — белогвардейские господа офицеры.

Блог автора о военной аналитике: Telegram

Рубрика "Гринлайт" наполняется материалами внештатных авторов. Редакция может не разделять мнение автора.

У самурая нет цели, есть только путь. Мы боремся за объективную информацию.
Поддержите? Кнопки под статьей.

''отсканируй
и помоги редакции

Become a Patron!