Перейти к основному содержанию

Так зачем России Чёрное море? Раскол как инструмент

Сражение за турецкую удавку

Стратегический подход России к Чёрному морю основан на многовековой истории конфронтации с крупнейшими державами Европы, а также на длительном геополитическом соперничестве России с Турцией. Но сейчас в эту цель вписывается предотвращение действий НАТО в любом направлении — будь то центр России или её блокпост в оккупированном Крыму.

Также Кремль желает подорвать сплочённость НАТО. Для этого он пытается разжечь мелкие конфликты между членами Альянса вдоль Чёрного моря. И во что бы то ни стало помешать сразу двум странам — Украине и Грузии — присоединиться к союзникам.

В более широком смысле Москва считает регион жизненно важным для своей геоэкономической стратегии: проецировать влияние России в Средиземноморье; защищать свои экономические и торговые связи с ключевыми европейскими рынками; в конце концов, наращивать зависимость Южной Европы от российской нефти и газа.

Прекрасно осознавая возможность «оттока нестабильности» с Ближнего Востока в Россию (особенно на Северный и Южный Кавказ), Кремль также рассматривает Чёрное море как важную буферную зону. Формальную точку силы, защищающую РФ от нестабильности, которая может просочиться в страну с южного направления. Москва зависит от этого водоёма хотя бы в плане доступа к Средиземному морю.

На кону стоят и военные операции за пределами своего непосредственного соседства, и экспорт жизненно важного товара — углеводородов. Россия прекрасно понимает, что в Средиземноморье доминируют члены НАТО. Но она пытается найти здесь возможности для политических, экономических и военных действий с ключевыми региональными государствами. Так, как это уже было реализовано в Сирии.

Например, Россия рассматривает возможности для расширения своего влияния в странах Средиземноморья: Кипр, Египет, Израиль, Ливия, Турция. Это далеко не свежий взгляд на вероятную экспансию. Ещё в 1783 году Екатерина II искала удачную стартовую отметку для своих морских амбиций, впервые захватив Крым. Местные порты были ценны для России тем, что в них можно было плавать круглый год, в отличие от транспортировки грузов на севере страны.

С тех пор Россия оставалась важной державой в регионе. И часто вступая в конфликт с Османской империей (а затем с более привычной нам Турцией) из-за выхода к морю. Другие европейские державы — а именно Франция и Великобритания — также активно действовали в Чёрном море. Особенно это было заметно во время Крымской войны. Но гораздо позже, уже во время холодной войны, Москва вновь стала доминирующим игроком в регионе.

Кремль контролировал северные и восточные берега. На западе сосредоточились вполне послушные социалистические страны — Румыния и Болгария, тогдашние члены Восточного блока. Разве что Турция служила достойным противовесом Советскому Союзу в Чёрном море, которое в то время называли «советским озером».

После холодной войны Россия пережила переворот в черноморском регионе, когда Болгария и Румыния присоединились к НАТО. Грузия и Украина также заявили о своём намерении присоединиться к Альянсу — всё это было чревато смещением регионального баланса в пользу соперников Кремля. Конечно же, Россия сохранила контроль над большей частью Черноморского флота СССР.

Этого она добилась посредством ряда соглашений с Украиной, разделивших флот между странами и позволивших Кремлю арендовать украинский порт Севастополь под полноценную базу. Но и здесь Москва столкнулась с конкуренцией со стороны Турции. Та как раз перешла к стратегии развития постсоветских республик, особенно стран мусульманских или с тюркоязычным населением. Включая Украину, где Анкара открыто выступала за права крымских татар.

Теперь Москва пытается оправдать свои войны с Грузией (2008 год) и Украиной (с 2014 года) как необходимость предотвратить сдвиг баланса в пользу НАТО. Просто чтобы заставить другие постсоветские государства задуматься, отогнав их даже от мысли о присоединении к западному блоку. Отпугнуть, пока есть такая возможность.

Агрессия показала готовность Москвы использовать активные боевые действия как ширму для борьбы даже с формальным вступлением в НАТО бывшего советского государства. За исключением стран Балтии, присоединившихся к Альянсу в 2004 году. И даже в том случае, когда членство в НАТО оставалось лишь отдалённой возможностью для Грузии и Украины — в то время, когда Россия начинала с ними воевать. В Кремле считают, что угроза со стороны Чёрного моря за последнее время возросла и нынче являет собой нечто большее, чем обычные региональные вызовы.

Значительная часть Западной России может оказаться в пределах досягаемости американских ракет средней дальности — как морского, так и наземного базирования. Российские чиновники уже жаловались, что развёртывание системы противоракетной обороны НАТО в Румынии представляет собой посягательство стратегической инфраструктуры США на соседний регион России. И якобы направлено на подрыв безопасности РФ.

Потому нет ничего удивительного в том, что сейчас Россия рассматривает Крымский полуостров как плацдарм. Планы Москвы по восстановлению былого влияния в регионе немного отошли на второй план после холодной войны. Равно как и стратегическая важность Крыма в сдерживании США и НАТО. С тех пор РФ использовала аннексию полуострова, чтобы исправить эту слабость.

Но агрессивное поведение Кремля — особенно реакция на военно-морское и воздушное патрулирование США в Чёрном море — ясно намекает, что Россия по-прежнему считает себя уязвимой. Тем более, у неё есть слабые стороны из-за географически-политического коктейля. Новороссийск и Крым, действительно, способны обслуживать флот, однако все суда попадают в Чёрное море (или в обратном направлении) под контролем Турции.

Контроль Анкары над проливами подтверждён Конвенцией Монтрё (1936 год). По условиям соглашения, Турция позволяет гражданским судам проходить здесь в мирное время и накладывает некоторые ограничения на военные суда, не принадлежащие прибрежным государствам Чёрного моря. Так что Россию уже давно беспокоит способность Турции использовать своё расположение как удавку на случай лишних обострений.

Так Кремль увязался в сложнейший геополитический манёвр. Владимир Путин и Реджеп Тайип Эрдоган — почти символ сложных отношений. Москва предоставила целый набор приманок для Турции: системы ПВО, строительство атомной электростанции и дипломатическую поддержку во время попытки государственного переворота в 2016 году. И всё это наряду с давлением и слегка завуалированными угрозами в адрес Турции, так или иначе связанными с Сирией.

Ведь такие же трения происходят между Анкарой и Вашингтоном, развиваясь при Джо Байдене. Москва получает возможность подорвать сплочённость союзников и их общие позиции к югу от себя. В Турции тем временем нарастает авторитаризм — и вызывает разочарование европейцев. Так Кремль лишь облегчил себе задачу по использованию раскола между Анкарой и Брюсселем.

У самурая нет цели, есть только путь. Мы боремся за объективную информацию.
Поддержите? Кнопки под статьей.