Перейти к основному содержанию

Территориальная оборона республики

Тероборона под микроскопом

В сегодняшней статье мы подробно рассмотрим процесс создания территориальной обороны Республики Польской. Как раз удачно вышло интервью генерал-майора Кривоноса для «Армии Информ», который считает, что территориальную обороны в Украине так и не создали, а родили что-то вроде ополчения образца 1941 года. Вообще, Польша идеальный «барометр» для усилий в военных реформах Украины. Восточная граница с Украиной, Беларусью и Россией свыше 1100 км. Польская армия с конца 80-х годов провела три сокращения подряд, расформировав резервные подразделения и часть дивизий на западной границе. У поляков те же болезни с постсоветской техникой — «Гвоздиками», БМП-1, автомобилями. У них ушли те же годы на разработку «Крабов», отечественное ПВО и локализацию противотанковых комплексов. Присутствует нехватка бюджета между постановкой на вооружение новой техники и отвлечение финансирования на лёгкую пехоту в формате территориальной обороны. При этом мы всегда можем вполне ясно увидеть многие вещи. Что сможет построить Украина, когда её бюджет на силовиков дойдёт до 10-12 млрд долларов в год? Как это будет выглядеть? Как быстро? С какими препятствиями?

Итак, Польша начала формировать свою систему ТРО весной 2016 года. Ибо они своими глазами наблюдали, как в считанные недели был захвачен Крым, накал боёв на Донбассе, «войну школьных автобусов» и как прилетала реактивная артиллерия по городам. Быстро же подготовить строевые части невозможно по многим причинам, но основная — финансовая и возможности производства. 732 бронетранспортеров «Росомаха» для 4 общевойсковых бригад и 1 полка Польши производились по лицензионному соглашению с 2003 года — количество сданных машин в год и перспективы вполне можно понять без глубоких познаний в военном деле.

Кроме того, в ходе подобного конфликта размывается само понятие между войной и миром. Официально в Донецкой и Луганской области разведение войск, прекращение огня и мирный процесс. А по факту беспрерывная операция малых групп в серой зоне, угроза инфильтрации противника сквозь полосу обеспечения и постоянный риск общевойсковой операции. Протяжённые пространства, проткни на которых неглубокую полосу инженерной подготовки, а за ними сотни километров городской застройки, в которых власть — это три наряда полиции.

По концепции оборонной доктрины в ответ на такие гибридные угрозы в Польше хотят создать 17 территориальных бригад — по одной на каждое воеводство, а в Мазовии, которая подвергается угрозе как со стороны Беларуси, так и со стороны российского анклава в Калининграде сразу две. Часть из них общевойсковые, включая части обороны побережья и горные подразделения — они будут привлекаться к действиям на линии боевого соприкосновения. А часть строго в формате лёгкой пехоты, которую вообще не планируется выводить из родных воеводств. Их задачи — работа против диверсантов, караульные функции, гражданская оборона – нечто среднее между Национальной гвардией и жандармерией.

Всего руководство Польши намерено привлечь до 80 тысяч человек персонала. Стоить для страны это будет немало — от 300 млн на старте до 900 млн евро в год на пике, возможно и больше, если учесть перевооружение, медицинские страховки и компенсации работодателям.

Начальными точками формирования бригад ТРО стали Белосток, Люблин и Жешув — все на восточной границе. Штат — 413 профессиональных военных из управления и тыла, 70 служащих и 3000 человек резервистов. Активно набираются и обучаются капелланы — свыше 80 человек, сколько же, сколько проходит службу во всех Сухопутных войсках на сегодня. Большую часть года бригада остается в состоянии кадра, а учебный процесс размазан по выходным в течение 12 месяцев. Основа всех подразделений — патриотические организации, стрелковые клубы и различные общества обороны. FIA, «Liga Obrony Kraju», «Bractwo Kurkowe», «Поморская оборона», «Оборона народова» — тысячи их.

Они уже занимаются тактической медициной, туризмом, активно стреляют. Их члены уже приобретают оружие и амуницию — за свои или краудфандингом. По факту неравнодушные граждане, не готовые идти служить, поддерживают копейкой тех, кто готов. Они уже строят десятки тиров и стрельбищ, которые потом государство проверяет на соответствие программе подготовки ТРО. С 2017 года государство решило заинтересовать их финансово и разбавить резервистами, офицерами запаса и годными по здоровью категории D.

Выглядит это так. Не знакомых с военной службой призывают на 16 дней на казарменное положение. Там они проходят курс молодого бойца, инструктаж по обращению с оружием и физическую подготовку. Дальше учебный год — в месяц минимум два занятия. Посетил их всех — получил зарплату, 208 злотых в месяц для рядового и 365 злотых доплаты за боевую готовность.

Полный цикл подготовки — 3 года. В финале учения в составе роты, батальона и бригады — придётся провести в полях отпуск. Различные мотивационные выплаты — 15 злотых за прыжок с парашютом, 35 за обучение разминированию, 45 за привлечение солдат к работам по устранению катастроф.

В общем, это не особо про деньги — 12 злотых в час зарабатывает грузчик. С одной стороны, в сельской местности в бригады ТРО записываются безработные и крестьяне, которые, откачав мёд и покормив скотину, могут на пару дней побегать на полигоне. С другой стороны, туда идут фанаты, ветераны миротворческих миссий и Афганистана, патриотическая молодёжь. Не могут взять деньгами — берут антуражем. Капелланами, клятвами со словами «Бог» и «честь», шевронами, ведущими к бригадам второй Польши. У каждого подразделения «патрон», например, у Подлясской бригады — это Владислав Линярский, который воевал в составе Армии Крайовой, а потом 10 лет отсидел при красном режиме.

Основа всего подразделения лёгкой пехоты — отделение (секция) в 12 человек. Поляки практикуют смешивать 6 бойцов с опытом службы и 6 человек неопытной молодёжи или возрастных солдат. Курс подготовки во многом взят с американских рейнджеров, но без «смертельной недели». Учат медицине, топографии, готовят радистов. Есть специализация по регионам. В горах Моравии соответственно трекинги и подъёмы, в лесистом Любушском воеводстве — упор на егерей. Активно привлекают территориальную оборону во время наводнений или ураганов — сотни солдат расчищали завалы и укрепляли дамбы после штормов в Люблинском повете.

Вооружение разделяется на три уровня. Взводное — штурмовые винтовки 5.56 «Берил», пулемет 7.62 УКП-2000, штурмовые винтовки 7.62 с 40-мм гранатометами GPBO-40, одноразовое противотанковое оружие. На уровне роты — секция 60-мм миномётов, взвод со снайперским оружием 12.7, ПТРК «Пират», револьверные гранатомёты. Уже возможность противостоять танкам и легкобронированной технике, оказывать огневую поддержку. Ну и на бригадном уровне ударные БПЛА, ПЗРК «Гром» и высокоточные «Спайки» — появляется «длинная рука». Классическая лёгкая пехота без станковых средств усиления и «коробок» — ноги, бортовые автомобили, багги.

Получается по-разному. Во-первых, ещё далеко до полного штата. Состоянием на 2018 год удалось подписать контракты с 14 тысячами добровольцев и 3 тысячами профи. А лимит на 2019 год был до 26 тысяч персонала. Так что от графика поляки немного отстают. А во-вторых, ещё и не успевает промышленность по поводу перевооружения. Тот же ПТРК «Пират» или копию нашего «Корсара» «Меско» пытается локализовать уже несколько лет подряд. Не успевают с грузовиками, которых только для территориальной обороны заказали свыше 500 штук.

Территориальным бригадам понадобятся сотни дронов – и корректировщиков «FlyEye», испытанных на востоке Украины, и одноразовых камикадзе, несущих боеголовки. Нужна хорошая оптика, монокуляры, прицелы ночного видения. 600 60-мм миномётов и сотни тысяч мин. Есть проблемы с твёрдым топливом к ПЗРК «Перун» и сроками сдачи.

Картина в целом? Трёхгодичный цикл подготовки бригады, некомплект и отставание от графика — в 2019 году 20 тысяч персонала рекрутировано, значительное участие людей снизу в приобретении амуниции, постройке тиров и содержании добровольцев. Нужны сотни автомобилей, багги и квадроциклов, так же на вчера, как и у нас. Желающие, прежде чем пройти тест и заключить контракт, готовятся к физическим тестам в своих клубах или дома с турником и гирями. Чтобы система заработала, помимо тысяч патриотов, в выходные готовившихся к маршам с полной выкладкой, нужно до миллиарда долларов в год. Готовность людей убить свой отпуск, меся говно, должна быть поддержана возможностью государства заплатить им страховку и дать сотни противотанковых комплексов. Впрочем, ничего нового. Те же шевроны, которые уходят корнями в прошлое Польши и Украины, те же наименования бригад и «патроны», те же местами нелепые каски прошлого века и карабины. Они просто выздоравливают на 15-20 лет быстрее. Zadna praca nie hańbi — ни одна работа не позорит, говорят поляки. Особенно если это работа — защищать свой дом.

Рубрика "Гринлайт" наполняется материалами внештатных авторов. Редакция может не разделять мнение автора.
''отсканируй
и помоги редакции
Загрузка...