Перейти к основному содержанию

Террористический «Статус» России

Пока в соцсетях оживлённо обсуждают российский «Статус-6», вот вам редакторский материал по теме.

В соцсетях пронёсся шквал обсуждений новой российской вундервафли «Статус-6». Ну как новой — ново-старой. По сути, современная реинкарнация Сахаровской идеи ядерной торпеды из 1950-х годов.

Правда, обсуждения крутились только вокруг возможности или невозможности реализации этого проекта и достижимости или недостижимости задекларированных характеристик.

Мы бы хотели поговорить о другом, гуманистическом, разрезе данной проблемы. Само объявление разработки и постановки на вооружение этого подводного дрона показывает: РФ уже в своём мнимом противостоянии с США уже не скатывается, а скатилась к открытым заявлениям «да, мы террористы. И чо?».

Проще говоря, заявляет, что готова воевать со всем миром террористическими методами. Есть тонкая разница между ними и военными.

Но ладно, давайте по порядку. Сначала о возможности создания системы вооружения, подобной «Статусу-6», в условиях современной России.

Реально ли собрать такую мегадрянь?

Мы считаем, что это возможно. Но только не в таком виде, в котором её рекламировал Путин — с громадными скоростями, неуязвимой, малошумной, получающей команды на выбор цели по каналам подводной связи и умеющей успешно поражать движущиеся групповые цели в виде авианесущих групп. Всё это хотелки и пугалки недодиктатора, а также информационный туман и прикрытие его реальных планов.

Что же из того, что декларируют, можно построить на самом деле?

В реальности РФ может построить подводный военный аппарат, который:

  • способен нести ядерный заряд мощностью 100 Мт и более при огромной автономности (как по времени пребывания в режиме боевого применения — годы, так и по дальности — несколько экваторов);
  • способен в автоматическом режиме по сложной траектории движения доставить его к побережью США и произвести взрыв.

Давайте подтвердим это фактами. Первое — по достижимости мощности ядерного заряда в 100 Мт и даже более. Это вполне реально.

Испытанная ещё в 1961 году, «Царь-бомба» имела мощность взрыва 58 Мт (по проекту — 51 Мт), но ведь она была испытана с половинным зарядом (полная проектная мощность — 102 Мт). Но даже не это главное. Успешные испытания изделия АН602 с его многоступенчатой конструкцией показали, что практическая максимальная мощность термоядерного боеприпаса не ограничена… практически ничем. Возможно создать боеприпас неограниченной мощности. Причина именно в многоступенчатой конструкции. Когда урановый заряд (первая ступень) запускал термоядерную реакцию второй ступени (50 Мт), а образующие в результате этой термоядерной реакции быстрые нейтроны инициировали ядерную реакцию третьей ступени. И самое интересное в том, что процесс на этом может не заканчиваться и можно создать в такой архитектуре, добавляя ступени, ядерный заряд ещё большей и большей мощности.

Так, в СССР был разработан ядерный боеприпас мощности 150 Мт для ракеты УР-500 (потом на её базе создали до сих пор летающую ракету «Протон»). Но и это не предел. Для боевого применения «лунной» ракеты Н-1 вообще разрабатывали боевую часть с запредельной мощностью 250 Мт.

И технологии эти не потеряны. Просто они не нашли применения в современной войне.

По многим причинам. Перечислим основные.

Во-первых, это реальное оружие Апокалипсиса. Его применение может просто уничтожить жизнь на Земле.

Во-вторых, военных задач для такого сверхмощного боеприпаса просто нет.

В-третьих, и, может, это и самое главное — с развитием системы ПВО/ПРО стало невозможно гарантировать доставку такого мощного, но одновременно и уязвимого боеприпаса в точку назначения. Носитель с этим монстром был максимально уязвим для ПВО. Такие себе яйца в одной корзине. Именно поэтому вместо одного «монстра» стали применять много разделяемых боеголовок, их которых хоть несколько, но прорвутся через ПВО.

Ну и в-четвёртых. Значительно повысилась точность нанесения ударов, а с повышением точности попадания (близости эпицентра взрыва от поражаемого объекта) снижается необходимая для его уничтожения мощность боеприпаса. Поставленные военными задачи стало возможным решать и без использования сверхмощных боеприпасов.

Теперь о возможности РФ создавать современные подводные объекты военного назначения. Конечно, военное судостроение в России не блещет успехами. То док с «Кузнецовым» утонет, то ремонт очередного крейсера продлят ещё на 2–3 года, при том, что его и так уже пятилетку ремонтируют. РФ за всё время после развала СССР не создала ни одного корабля крупнее корвета. Даже проекты фрегатов реализуют через пень-колоду. Всё это правда. Как правда и то, что современные подводные лодки Россия клепает успешно и достаточно интенсивно. Практически раз в год спускают современные атомные лодки «Борей», «Ясень-М». Делают и для себя, и на экспорт дизельные «Варшавянки». Последних только на экспорт сделали 22 штуки, и все они активно эксплуатируются.

Так что хотелось бы нам или нет, но РФ может создавать современные подводные лодки. И это доказанный факт.

Третье. По поводу возможности «Статуса» даже при запуске с территории РФ в режиме автопилота выйти в заданную точку мирового океана у берегов США по сложной траектории движения. Это тоже не из области фантастики. Вполне реальная технология. При этом задача для автопилота очень даже простая. Подводная среда на глубинах больше 100 м достаточно консервативна. Большой точности и быстроты реакции для автопилота не требуется. Использование технологии ориентации по внешнему виду морского дна с сопоставлением с введёнными в память «Статуса» картами океанов в комплексе с инерционной системой наведения позволяет определять координаты с точностью до 200 м. И этого вполне достаточно, чтобы пройти по любому маршруту, хоть вокруг света. При этом неограниченная автономность беспилотного дрона с ядерной установкой (ведь он по автономности далеко опережает любую АПЛ, в которой единственным ограничением выступает необходимость обеспечения жизнедеятельности экипажа) даёт возможность проходить траекторию с любым количеством промежуточных остановок и «зависаний на дне». Хоть на день, хоть на месяц.

"

Так что «Статус-6» — это вполне реальный вид оружия. Вот только оружия людоедского. Оружия террориста.

Хуже любой привычной бомбы

Ведь цель не уничтожение авианосных группировок или военно-морских баз. Для этого он не подходит. Ну, если смотреть в лицо реальности, а не принимать на веру все озвученные РФ СМИ «суперсвойства» этого оружия в виде незаметности, сверхскорости, возможности оперативного управления с надводного судна и др.

В реальности «Статус» — это оружие «неотвратимого возмездия». Такой ответ на американскую концепцию «ошеломляющего удара». Если кратко, в США все понимают, что никто первым не начнёт ядерную войну. Поэтому разработали концепцию, по которой возможно превентивное молниеносное уничтожение основной ядерной триады РФ обычными видами вооружения. А то, что не будет уничтожено, гарантированно перехватит ПРО. РФ в ответ на это и прорабатывает концепцию «неотвратимого возмездия». Типа, даже при успехе вашего «ошеломляющего удара» мы всегда сможем ответить и нанести непоправимый урон территории США. Такое себе продолжение давнишней советской доктрины «Маленкова-Хрущёва», которая предполагала принятие геополитического и военного вызова США с участием Советского Союза в ядерной гонке, но предполагала ведение этой гонки со стороны СССР «в выраженно асимметричном стиле».

Именно для этого и «Статус», и гиперзвуковой «Авангард». Для «Статуса» не важно, что ответный удар будет через неделю или даже месяц. Он может по сложной траектории подойти к любому участку побережья США в любое время. И именно эта возможность отсрочить ответный удар делает его перехват более сложным. И прорываться ему непосредственно к побережью не надо. Взрыва на границе 10-мильной зоны хватит. От самого взрыва радиус полного уничтожения — 72 км, катастрофическое цунами — 150 км, зона критического радиационного заражения — эллипс 300–1500 км.

С учётом того, что практически все крупные города США расположены на побережье в устье рек, последствия от применения подобного оружия будут катастрофическими даже при взрыве заряда в 30–40 км от побережья. Это вне контроля современной стационарной системы ПЛО побережья США. И такой взрыв точно приведёт к запредельно неприемлемым потерям для США даже при гипотетической возможности применения такого оружия. Представьте себе взрыв такого заряда у Нью-Йорка, Лос-Анджелеса, Сан-Франциско, Майами, Вашингтона с Балтимором, Филадельфии, Бостона, Сиэтла и других мирных мегаполисов. Это десятки миллионов жертв и экономический коллапс.

«Статус» — автономная система. Она не будет ходить в море на боевом дежурстве и управлять ею дистанционно никто не будет. Это автономный робот, которого применяют уже после случившегося трындеца. И никому уже не интересно, какие будут дополнительные негативные последствия его использования. Это оружие Армагеддона.

Для такого применения «Статус» точно подходит. Но вот только то, о чём мы сказали, не является оружием военных. Это оружие террористов.

Ведь военные воюют с военными. Их цель — уничтожение военной мощи противника. Личного состава, военной техники, системы базирования и материального обеспечения. Вот это война. А если целями становятся незащищённые города с мирными жителями, то это не война, а террористическая атака, типа проведённой 11 сентября «Аль-Каидой».

Вы можете сказать, мол, ядерное оружие тоже не очень разбирает, где военный, где гражданский. Это правда. Но ядерное оружие, равно как и химическое, всё-таки в первую очередь предполагает не массовое уничтожение мирного населения, а удары по военным и промышленным центрам, лишение противника способности продолжать войну. Потери среди гражданских — даже чудовищные — проходят как неизбежные сопутствующие. Совсем другое дело — бактериологическое оружие, характерное максимальной неизбирательностью.

А есть оружие террористов. Например, грязные бомбы, чья цель — заразить радиацией определённую территорию. Они не опасны для военных (те просто покинут заражённое пространство до того, как получат критическую дозу радиации), а вот для мирных — очень даже.

Озвученный проект — именно такое оружие террориста. В первую очередь предназначенное для уничтожения именно мирного населения.

Причём такое разделение на войну и терроризм проходит не только в общегуманитарном смысле.

Международное гуманитарное право чётко определяет, что при ведении войны:

  • Женевская конвенция 1949 года: «Воюющие стороны должны стремиться предотвращать жертвы среди мирного населения, способствовать сохранности гражданских объектов и культурных ценностей»;
  • Гаагская конвенция 1907 года: «Воспрещается атаковать или бомбардировать каким бы то ни было способом незащищённые города, селения, жилища или строения» и «При осадах и бомбардировках должны быть приняты все необходимые меры к тому, чтобы щадить, насколько возможно, храмы, здания, служащие целям науки, искусств и благотворительности, исторические памятники, госпитали и места, где собраны больные и раненые, под условием, чтобы таковые здания и места не служили одновременно военным целям».

Применение оружия подобного «Статусу» должно быть противным любому нормальному / цивилизованному военному. Так же, как и жертвы среди мирного населения  — то зло, на которое человек, отдающий приказ, ВЫНУЖДЕН идти, сознавая всю свою ответственность.

Даже СССР, хоть и был общепризнанной «Империей зла», не опускался до таких методов ведения войны. Из воспоминаний Сахарова о его разговоре по обсуждению проекта Т-15 с адмиралом Фоминым: «Он был шокирован "людоедским характером" проекта и заметил в разговоре со мной, что военные моряки привыкли бороться с вооружённым противником в открытом бою, и что для него отвратительна сама мысль о таком массовом убийстве. Я устыдился и больше никогда ни с кем не обсуждал этот проект».

То есть для СССР и советских военных этот проект был «людоедским», а для современного российского руководства с его чекистской школой массовых расстрелов и организации геноцида целых народов — всё нормально, в порядке вещей. Эффективное оружие в рамках «несимметричного ответа» на американскую угрозу…

Вот и получается, что, разрабатывая и ставя на вооружение «Статус», да и просто пугая им, РФ прямо признаётся в использовании террористических методов ведения войны. То есть прямо признаётся в том, что является государством-террористом...

P.S. Что бы мы тут не говорили, американцы воспринимают эту угрозу очень серьёзно. Для противодействия таким аппаратам они создают дальнюю систему ПЛО, которая будет базироваться не на стационарных подводных датчиках (как сейчас), а на беспилотных морских охотниках. Они смогут постоянно патрулировать и 200–300-мильную зону побережья, и отдельные районы Мирового океана, по которым будут пролегать наиболее вероятные маршруты «Статусов» и подобного вооружения.

И дело не только в конкретном «Статусе» и конкретно в угрозе со стороны РФ. «Статус» — на самом деле оружие достаточно простое, и его в недалёком будущем точно смогут повторить не одно-два, а десяток стран. Поэтому угрозу нужно купировать системно. Благо у США и ресурсы, и технологии есть…

Эпилог от Трегубова

Большая часть этого материала написана Дмитрием Подтуркиным. Он по научно-образовательной специальности разбирается в системах вооружений. Я же по своей — в терроризме и информационных войнах. Поэтому кое-что добавлю.

В определённом роде любой политический терроризм — это, как бы кощунственно это не звучало, форма пиара. Почему «ИГИЛ» устраивает демонстративные, театрализованные казни? Потому что они хорошо расходятся по соцсеточкам, привлекая в его ряды новых сторонников. Почему еврейские бомбисты в британской Палестине и та же ИРА иногда проводили атаки против пустующих объектов или давали время на эвакуацию? Потому что не так важно взорвать людей, как показать противнику, что он нигде не защищён. Закошмарить его. Повлиять на массовое сознание и, как следствие, на политические решения.

Новый террористический курс РФ, согласно доктрине Герасимова, ориентирован в первую очередь именно на поражение массового сознания противников. Заявления о «ядерном пепле», ролики с ракетами, поражающими Флориду, теперь «Статус», рекламируемый лично президентом задолго до его создания — всё это важно уже как заявление. Даже если «Статус» на самом деле никогда не будет создан. Подобно корейским Кимам, гремлин из Кремля включил тактику «Я дурак, бросай оружие».

И в этом с ходу перескочил ограничения, к которым не осмеливались приближаться его советские наставники.

Мол, не смейте мешать нам в Украине (Беларуси? Странах Балтии?). Мы дураки. Мы опасны. Мы можем вас всех уничтожить, считайтесь с нами! Полезно и для внешнего запугивания, и для внутреннего потребления. «Зато мы делаем ракеты», да.

Мы уже писали, что психология кремлёвских — психология гопников. У гопников же, как правило, чем хуже реальная ситуация, тем громче блеф.

Чем больнее бьют санкции, тем громче будут звучать угрозы. Чем хуже будет состояние российского ядерного арсенала, тем громче и беспринципнее будут заявления о «ассиметричных ответах». В конце концов, у Кимов же получалось?

Так что, полагаем, «Статус» — ещё не последняя угроза. С нетерпением ждём запугивания бактериологическим оружием или рассеиванием дроби на орбите.

В мире есть множество способов показать, что у тебя отбита голова.

''отсканируй
и помоги редакции