Перейти к основному содержанию

Зе риал зрада

А вот вам немного качественной зрады. Тут есть всё: генералы-идиоты и предатели, идиотская миролюбивая политика государства, беззубость властей и политическая импотенция, голодуха, провалы в снабжении.

Хайфский Бомж

А вот вам немного качественной зрады. Тут есть всё: генералы, идиоты и предатели, идиотская миролюбивая политика государства, беззубость властей и политическая импотенция, голодуха, провалы в снабжении, синдромы участника боевых действий и массовый тотальный идиотизм.

Родом из 2007 года.

Вторая Ливанская война и Армия обороны Израиля – одна из самых боеспособных армий мира. Также текст будет очень полезен фанатикам «мызамирия» и прочих вещей.

Вы же знаете, что «Д/ЛНР», как и ХАМАС, имеет официальное представительство в Москве?

Автор – Хайфский Бомж (тут или тут) – призывник ЦАХАЛа. Было опубликовано на «Удаф.ком». Потому текст подвергся редакции для повышения читаемости.

Часть первая

Как-то раз Александр Македонский скакал куда-то по пустыне со своими солдатами. И встретился им пастух. И, сжалившись, налил он измученному жаждой Александру воды в шлем. Только Александр собрался попить, как увидел глаза всех страждущих солдат, устремлённые на него... И не в состоянии оделить водой всех, не стал пить и сам, а выплеснул воду в песок...

Среди ставшей пустыней от пожаров окрестностей Кирьят-Шмоне шара***тца рота голодных солдат-резервистов. Ротный Шай ковыряется в рации. Останавливается какой-то кент на «Мицубиси 323» и с жалостью смотрит на него: «Хочешь пиццу?». «Не отказался бы», – сглотнув слюну, бормочет Шай. Кент уезжает, х** знает, где находит пиццерию, скоро возвращается с горячей, с пылу, с жару, посыпанной кружочками оливок пиццей. Круто, но хватит в лучшем случае человек на шесть. Шай не получил греческого воспитания. Он не стал швырять пиццу перед солдатами в пыль. Вместо этого он смотрел прямо в глаза благодетелю: «У меня тут рота. Что я буду делать с одной пиццей?». Благодетель крякнул, хмыкнул, залез за руль и привёз ещё 10 огромных «семейных» пицц. Было вкусно.

Вообще поражало, насколько мало заботилась о нас армия и насколько много – люди. От армии мы получили автоматы, сухие пайки, спальные мешки и неясные, постоянно меняющиеся приказы. Люди нас реально кормили, поили, одевали, выделяли место, где жить, и обеспечивали всем – от зубной пасты до носков, трусов и сигарет. Причём это не были какие-то организации или пара миллионеров. Встаёшь с утра – стоят коробки с круассанами. Откуда? Какая-то пекарня решила с полдня поработать на нас.

Сидим в теньке клуба, в котором живём (выделенном местными жителями, до этого спали на бронежилетах под персиковыми деревьями), подъезжает машина и добрая тётенька начинает раздавать нам упаковки с носками, майками, шампунями. «Откуда?» – спрашиваем. – «Ааа, несколько друзей-соседей скинулись, закупили вещи, погрузили в машину одного из них и поехали на север. На вас, солдатики, первыми натолкнулись, вам и раздаём вещи. И не говорите спасибо. Спасибо вам!». До сих пор не знаю имени ни одного из людей, за чей счёт жил эти недели войны.

Зато знаю имя одного человека, чей счёт от войны не пострадал, который, как узнал о похищении наших солдат «Хизбаллой» и надвигающейся войне, первым делом стал заниматься сбыванием своих акций на бирже – Дан Халуц – мой главнокомандующий.

В армейском биотуалете есть зеркало. Так что когда вытираешь задницу, имеешь счастье наблюдать своё лицо. Наверное, в этом есть какой-то глубинный психологический смысл, но я его, как, впрочем, и в большинстве армейских заморочках, не обнаружил. С бумагой у меня проблем не было. Не знаю, как ты, любезный фтыкатель, но я, отправляясь на военные операции, набеги и диверсии, твёрдо знаю, что первым делом надо позаботиться о запасе туалетной бумаги. Такая фигня, как вода, еда и боеприпасы – дело второстепенное.

Явились больше 100% резервистов. То есть небольшое количество внезапно отключивших телефоны, поменявших адреса, каким-то образом увильнувших от призыва было с лихвой перекрыто людьми, ради защиты своей страны вернувшихся из-за границы (израильтяне очень много времени проводят за границей), отложившими в сторону свои личные легитимные отмазки типа возраста, состояния здоровья, семейного положения. Главный фельдшер роты оставил дома в одиночестве жену в конце девятого месяца беременности. Или Mergen – почётный многократный первонах, постоянно фтыкающий в «Удафкоме» во все креативы, включая комменты, рекламу и, как мне кажется, даже перечитывающий каждый раз заново сакраментальное пожелание «Удава» внизу страницы.

На его бланке призыва сверху красным фломастером были размашисто написаны два волшебных слова «бэн яхид» (единственный ребёнок в семье). Что значит: как не обязан был проходить срочную службу в боевых частях, так и не обязан сейчас участвовать в боевых операциях. «Езжай домой, шлимазл», – сказал ему Шай. «Где моя снайперская пукалка?» – выпятив грудь колесом, бестрепетно ответствовал ему Mergen. Свою M24 он, однако, не получил. У государства нет денег для обеспечения всех снайперов винтовками. Все деньги ушли на пособия стонущим под пятой сионизма неработающим (если не считать сбыта наркоты и провоза за неплохие деньги шахидов с территорий) арабам Восточного Иерусалима.

Mergen, отличный снайпер с боевым опытом, был использован как таскальщик рюкзака с бутылками воды.

Часть вторая

Военные действия вели коряво. Главком Дан Халуц, сам боевой лётчик, думал, что партизанскую войну можно выиграть авиацией. Идиотизм в квадрате, как сказал бы Швейк. Лучше бы сидел акциями своими занимался, а командование передал первому попавшемуся бойцу. Авиацией, хоть и добились многого (разрушили дороги, мосты, чем сильно затруднили «Хизбалле» подвоз провианта, боеприпасов и подгон новых стад кандидатов в шахиды, расх**рили их штабы и бункеры), но ясно, что основную войну выносит на своих плечах и ставит последнюю точку пехота. Так было, есть и будет. Со времён Ашшурбанипала и до прихода мессии. Пехоту и танки ввели поздно, потеряв эффект внезапности.

Приказы были туманны, всё время менялись. У солдат не пропадало чувство, что в штабе сидят страдающие болезнью Паркинсона и дауны, постоянно дёргающиеся от кнопки к кнопке, не в состоянии сосредоточиться и принять окончательное решение ни по одному вопросу. Моя рота несколько раз, разукрасившись в чёрно-зелёные тона, заходила метра на полтора в Ливан и была отозвана назад. Не хватало перевязочных материалов, оружия, боеприпасов, всяких ботинок, касок и даже воды и еды. Потом наш неумный глава правительства Ольмерт (прим. ред.: Эхуд потом получит 6 лет за взятки) сказал, что ожидаемая победа в войне позволит отдать ещё земли арабам, выгнав оттуда своих, как Ольмерт умеет.

От всего этого люди были на взводе. Пару раз чуть не доходило до драк с офицерами и сержантами. Усугубляло положение то, что большинство резервистов (как и я сам) у меня в роте – выходцы из «Голани» (дивизии, где невыполнение приказа или мятеж – дело обыденное и регулярное). Спасало то, что солдаты, сержанты и офицеры – часто одного призыва – вместе тянули лямку на срочной и знают, как помириться даже после серьёзной ссоры.

Не во всех дивизиях резервистов проходило так гладко. Дошло до того, что резервисты дивизии «Александрони» (тоже в большинстве бывшие «голанчики») сегодня чуть ли не пинками выгнали своего комдива с заключительного разговора. На обвинения в тупом командовании, забивании на потребности солдат в еде, воде и боеприпасах он стал бормотать что-то насчёт недостатка у них патриотизма и мотивации! И это солдатам, которые иногда по трое суток без пополнения боеприпасов, практически без еды и воды вели, наверное, тяжелейшие в этой войне бои и потеряли друзей! Короче, дятла закидали всем, попавшимся под руку, и выгнали со сходки.

Были ещё причины, по которым солдаты моей дивизии не устраивали особо проблем офицерам. Наша дивизия резервистов «Одэд», хоть и засунула Ливану глубже всех (заняла Мардж Аюн, дошла за 2 км до реки Литани) и перебила порядочно «хизбаллонов», была руководима относительно грамотно. Ни разу не стреляли свои в своих, ни разу не было глупостей типа движения днём или плохо подготовленной атаки. Хоть мы и понесли тяжёлые потери, но относительно других дивизий они были приемлемы.

Хотя что я говорю? Какое приемлемы! Мы потеряли Давида Шамидова. Что можно сказать его матери? Что мы лихо заняли Мардж Аюн?! Не завидую комдиву, который ездил к его семье на похороны.

Парень был родом из Беларуси. За час до призыва вернулся из поездки в Прагу. Вернулся. Хотя мог потусить в Праге ещё недельку и никто бы его там не вызвонил, и никто бы его этим не попрекнул. Хотя, как и все резервисты боевых частей, прекрасно знал, что через день-два увидит имя своего ротного на экране сотового. Вернулся и через час после посадки получил звонок от ротного. Честь, слава и вечная память.

Наверное, самое тяжёлое впечатление от этой войны – обугленные домики пасеки на краю выгоревшего от попадания снаряда из «Катюши» поля. Может, это не этично, но когда я вижу радостную бороду Насраллы, мне приходят на ум не погибшие люди, а спаленные в жарком дыму, не имеющие никакого отношения к происходящему и не понимающие «за что?» пчёлы.

«Катюша»

Единственный мой шрам с этой войны – порезался, когда вскрывал сейф на ливанском заводе-каменоломне (какие там офисы с кожаной мебелью, компами, кондиционерами – мы офигели!), который мы заняли. Рота, которая там была до нас, пыталась крутить кодовый замок, подбирать код (например, «Насралла 666», «Хизбалла форэва», «Ольмерт капут»), стрелять в него и т. д. и т. п. Но мы ж, бывшие «голанчики», знаем, что напрягать мозги – дело пустое и бездивидентное. Я взял топор, молоток, тупо и спокойно вырубил у сейфа дно. Нашёл только бумаги, денег не было. Честно-честно. Вы не верите?! Никто не верит ..... Не было там денег! НЕ БЫ-ЛО!

А потом, как вывели с Ливана, поехали мы всей дивизией на выделенный нам бесплатно частный пляж на ручье Шорэк, попрыгали в ледяную воду с крутого берега, раскачавшись на тарзанке, поели шашлычки. Комдив отчитался перед нами о роли нашей дивизии на этой войне, недочётах, потерях, корявых приказах и пр., ответил на вопросы (стендапист какой-то – половину разговора мы ржали от его шуток. Гаге до него ещё учиться и учиться). И мы разъехались по домам. Хотя автоматов у нас ещё не забрали. Что-то Сирии неймётся.

Окончание следует.

Часть третья

Тут вечности запах томительный,

И свежие фрукты дешёвые,

А климат у нас – изумительный,

И только соседи – х**вые.

Игорь Губерман

Обещанную статью о фотошопе в снимках агентства «Ройтерс» (за это уже уволен фотограф, освещавший «бойню в Кане», где, кстати, дом упал почему-то через 7 часов после бомбёжки); женщине, которая на разных фотографиях то неутешная мать, то хозяйка разбомбленного дома; трупе, который, не зная, что съёмки не закончены, встал из-под простыни; «свежих» в разных фотках одних и тех же трупах, которые причём не оставляют крови на простынях; опустевшем морге в тире и пр. – в отдельной статье. Как-нибудь потом. Скоро.

В первых двух частях были рассказы из быта ЦАХАЛа и всякие забавные моменты (во время этой войны). Теперь в заключительной части кидаем беглый взгляд на другую сторону.

И те, которым (в комментариях первых 2 частей) не нравилась наша армия, уясните: нормально, когда солдаты требуют отчёта от своего комдива за ляпы; нормально, когда один погибший на дивизию считается тяжёлой, неприемлемой потерей. Нет, вы не согласны? Тогда у вас никогда не станет нормой 100% явка людей, готовых сражаться за свою страну.

Многие тут говорили: «Это рассказывает израильтянин, а вот бы послушать ливанца». Вот вам ливанец, шиит, д-р Мунир Герцаллах:

«Я жил до 2002 г. в маленькой ливанской деревне возле Мардж Аюн (это где я вляпался в эту войну – пример ХБ), в которой большинство жителей – шииты, как и я. Когда израильтяне ушли из Ливана, не много времени прошло, как «Хизбалла» взяла под свой контроль нашу и другие деревни в округе. Их приняли как победивших воинов сопротивления. Они были вооружены до зубов и стали складировать ракеты в бункерах везде, и в нашей деревне тоже. Социальная работа этой «Партии Б-га» ограничилась тем, что они построили школу и жилой район над этими бункерами. Местный шейх объяснил мне, смеясь, что евреи проиграют в обоих случаях: или ракеты выстрелят в них, или они разбомбят хранилища ракет и будут осуждены всем мировым общественным мнением за убийство мирных жителей. Эти люди не беспокоятся о ливанском населении, они используют его как щит, а если погибнут, то для пропаганды. Пока они находятся здесь, не будет ни мира, ни спокойствия».

Ливанский журналист Бехе (по ходу христианин) «В Бейруте»:

«...Фактически наша страна стала филиалом Ирана, а наши так называемые политические партии служили политической и военной ширмой для исламистов Тегерана... Они превратили нашу страну в форпост их исламской доктрины и основанной на ней борьбы с Израилем... Чтобы обеспечить будущее Ливана, пора заключить мир с теми, с кем воевать у нас нет причины».

О «Хизбалле». Цель – весь мир под властью шиитского ислама. Израиль – лишь одно из препятствий к цели.

Флаг «Хизбаллы»

Поражает людская наивность. Ведь вроде за компьютером должен сидеть человек уровнем выше, чем один из толпы под балконом шахского дворца, раскрыв рот, слушающей разглагольствования Махмуда А. Разглагольствования о воодушевлённой молодёжи Ливана, молитвой и примитивным оружием прогнавшей сионистских оккупантов.

Тех, кто не в курсе, спешу просветить: «хизбаллоны» – это не пастухи-крестьяне, взявшие в руки охотничьи берданки, чтобы защищать родной дом. «Хизбаллоны» – это нереально натренированные профессионалы, прошедшие многолетние и регулярные тренировки (не как мы, резервисты-раздолбаи: раз в год – три дня учений и пару недель стоять на блокпосте), иногда и получившие опыт во всяких Чечнях да Балканах.

С личным вооружением и приборами (ракетами, миномётами, всякими штуками-дрюками типа GPS), на порядок превосходящими вооружение израильских солдат, у которых не хватает раций, приборов ночного видения и даже касок. Даже у элитных подразделений. Даже если бы об этом не писали сейчас все наши газеты, я это знаю, так как сам участвовал в боевых действиях. Компьютерное, радарное и прочее обеспечение «Хизбаллы» совсем не хуже, чем у ЦАХАЛа. (За что в данный момент имеют во все щели главкома Дана Халуца и министра обороны Переца. Чему я, признаться, несказанно рад. Так им и надо!)

Надеюсь, мне не надо вас убеждать, что бывают общества, где нереальные горы денег, заработанные от продажи природных ресурсов, предпочитают тратить не на людей, а на военную пое*ень. Мы с вами всё это проходили в СССР. Но тут куда больший и пофигизм по отношению к своим людям, и куда большее стремление к цели, да и нефть – это вам не лес...

Как рассказывают камрады, которым довелось завалить поборников власти шиитского ислама над всем миром, карманы у этих последышей гассасинов набиты колёсами экстази. Такая вот фигня.

Пока умма-иль-исламийя в виде Сирии и Ирана (остальные только подкидывают нефтяные деньги – информация не секретная, они этим весьма гордятся) воюет с нами посредством организаций типа «Хизбаллы». А что будет, когда они сами подпишутся?

Цитата одного далеко не глупого россиянина: «За последние годы мы поставили сирийцам новейшее оружие на 8 млрд долларов, и ПТУР с лазерным наведением «Корнет» – это цветочки. К сожалению, Сирия – это не партия Аллаха, и ракетный удар по Израилю будет точным и мощным. Установки «Искандер» сметают целые кварталы, а бьют они далеко и с точностью до метра». Ну что тут можно сказать? Спасибо тебе, матушка Россия.

Присяга юных насралланят

Месьё фтыкатель Рвокль тут, глумясь, спросил, какой я некролог по себе хочу.

Почему-то у меня такое чувство, что за время, отведённое на перезаряжение атомной пушки Махмудом А. и время, отведённое очередной бомбе долететь из Тегерана в Москву, он не успеет написать мне некролог.

Данная рубрика является авторским блогом. Редакция может иметь мнение, отличное от мнения автора.

 

''отсканируй
и помоги редакции
Загрузка...