Перейти к основному содержанию

Слово за курдами

О соотношении права на самоопределение и принципа нерушимости границ

Примечание редакции. Курды хотят независимости. Ирак, разумеется, против. Бывший американский дипломат, а ныне президент Совета международных отношений Ричард Хаас рассуждает, чем курдский случай отличается от остальных, в своей колонке для Project Syndicate. Материал сам по себе спорный, как и все, что касаются соотношений права на самоопределение с принципом нерушимости границ — но нужно понимать, в каком ключе идёт обсуждение вопроса в американских think tank-ах.

ScreenHunter_1212_Oct._01_11.20

 Фото: Safin Hamed / Getty Images

Многие из восьми миллионов иракских курдов пришли на референдум о независимости Иракского Курдистана и других территорий с преобладающе курдским населением. Абсолютное большинство избирателей — согласно отчётам, более 90% — проголосовали «за». Многие в мире, однако, смотрят на происходящее без симпатии, а ведь государственность в наше время упирается в признание другими странами. Что же будет происходить дальше?

Разумеется, в мире не должно быть никакого автоматического права на самоопределение. Одно дело, когда обитатели колоний, управлявшихся правительствами за тысячи миль от них, лишённые многих прав, рванулись за независимостью по завершении Второй мировой войны. Другое дело, когда регион пытается отделиться от существующей независимой страны. Мир постоянных сецессий был бы в ещё большем беспорядке, чем он есть сейчас.

Однако встаёт вопрос: в каких случаях можно поддержать лидеров и народы, желающие покинуть состав одной страны и создать собственную? Универсального набора стандартов не существует, но позвольте мне предложить критерии, которые могут быть применены:

  • история, которая свидетельствует о чёткой коллективной идентичности народа;
  • убедительные основания: народ должен показать, что сохранение статус-кво имеет слишком высокую политическую, физическую и экономическую цену;
  • население явно хочет нового отдельного политического статуса;
  • новая страна жизнеспособна (миру не нужны новые failed states);
  • сецессия не ставит под угрозу жизнеспособность страны, от которой отделяется регион, или безопасность соседних стран.

Все эти критерии совпадают, если мы обсуждаем независимость курдов. У курдов — сильное чувство коллективной истории и национальной идентичности, и то, что им не удалось получить государственность после Второй мировой, было явно не их виной — их амбиции были не менее убедительны, чем у тех стран, чьи требования были удовлетворены. Курды Ирака значительно пострадали, были подвергнуты химическим атакам, при режиме Саддама Хусейна. Независимый Курдистан жизнеспособен, учитывая его энергетические запасы. Равно как и Ирак без Курдистана, равно как и соседние страны.

Однако желание курдов Северного Ирака жить в собственной стране встречает сильное сопротивление. Центральное правительство Ирака, обеспокоенное потерей территории и значительных нефтяных запасов, активно противостоит курдскому отделению. Турция, Иран и Сирия выступают против курдской независимости где бы то ни было, опасаясь, что их собственные курдские меньшинства могут «заразиться вирусом» курдской государственности и пытаться отделиться самим или присоединиться к новому государству иракских курдов.

Irakskiy-Kurdistan

25 сентября 2017 года на референдуме 91,83% избирателей проголосовали за независимость Иракского Курдистана

Правительство Ирака угрожает закрыть воздушное пространство для самолётов, летающих в курдские регионы или из них. А Турция угрожает перекрыть трубопровод, на который Курдистан полагается при экспорте нефти. Опасность таких шагов — в том, что жизнеспособность нового образования, не имеющего выхода к морю, окажется под угрозой, не говоря уже о рисках прямых военных столкновений.

США противятся курдской независимости, учитывая, что противостояния соседних государств могут внести лишнюю смуту на уже и без того слишком нестабильный Ближний Восток. Но правда и то, что курды подпадают под многие критерии государственности, имея политическую систему с элементами демократии и являясь верным и эффективным союзником в борьбе против «Исламского государства» как в Ираке, так и в Сирии. А противодействие антилиберальной Турции, империалистического Ирана, подпавшего под его влияние Ирака и сирийского режима, обязанного своим выживанием российскому и иранскому вмешательству, только усиливает геополитический аргумент в пользу курдской государственности.

Одним из вариантом действий для США и ЕС (который отнёсся к идее курдской независимости столь же прохладно) могла бы стать поддержка переговоров между курдским региональным правительством и руководством Ирака в Багдаде — или даже участие в них. Эти переговоры могли бы привести к компромиссному решению о разделе территорий и ресурсов. А параллельные переговоры курдского регионального правительства с Турцией могли касаться вопросов экономики и безопасности.

США и ЕС также стоит понимать, что, поддерживая курдский сепаратизм, прецедента они не создадут. В мире более 190 стран, и создание новых никогда не было ни простым, ни прямым. Каждая ситуация должна быть рассмотрена отдельно. Курды имеют право принимать участие в определении своего будущего, но не решать такие вопросы самостоятельно. Курды Ирака свою заявку сделали, несправедливо и неприемлемо было бы не принять её всерьёз.

Перевод Виктора Трегубова.

Источник: Project Syndicate.

''отсканируй
и помоги редакции
Загрузка...