Перейти к основному содержанию

«Томоc раздора» и государственная безопасность Украины. Часть 1

Обретение независимости украинской церковью: информационная война вокруг процесса и немного истории
Источник

Каждый президент независимой Украины, кроме Виктора Януковича, пытался сделать Украинскую православную церковь независимой от российской и, устранив этот камень преткновения, объединить три разделённые православные церкви Украины. Однако только в прошлом году президент Порошенко взялся за это дело со всей серьёзностью и заручился поддержкой Вселенского патриарха. Поскольку Украина практически обрела собственную независимую поместную православную церковь, давайте посмотрим внимательнее на этот процесс, на его историю и логику, а также на информационную войну вокруг него.

События 2018 года

В начале апреля 2018 года президент Украины Пётр Порошенко провёл переговоры о перспективах украинского православия с Вселенским патриархом Варфоломеем I, предстоятелем Константинопольского патриархата и духовным лидером православных христиан во всем мире. Затем 17 апреля последовал официальный запрос о предоставлении церковной независимости, или автокефалии, для Православной церкви Украины (ПЦУ) от России и Русской православной церкви (РПЦ).

Фанар (официальная резиденция Вселенского патриарха) начал изучать этот вопрос и провёл консультации об объединении трёх отдельных православных церквей в Украине: Украинской православной церкви Московского патриархата (УПЦ МП), Украинской православной церкви Киевского патриархата (УПЦ КП) и Украинской автокефальной православной церкви (УАПЦ) в ПЦУ для преодоления многолетнего раскола в украинском православии. Летом в Украину были отправлены экзархи Вселенского патриархата. Фанар официально объявил об окончательном положительном решении 11 октября.

В ответ РПЦ после синода своих епископов в Минске 15 октября объявила о разрыве всех связей с Константинополем, тем самым спровоцировав массовый раскол в православном мире. Подготовка Томоса об автокефалии ПЦУ была завершена 29 ноября, после синода Вселенского патриархата. Документ должен быть передан вновь избранному предстоятелю объединённой церкви.

Объединительный собор украинских православных церквей успешно прошёл 15 декабря 2018 года. В нём приняли участие представители всех трёх украинских православных церквей, по итогам Собора была сформирована единая поместная Православная церковь Украины и избран её предстоятель — митрополит Епифаний (Думенко). УПЦ КП и УАПЦ самораспустились. Церемония передачи Томоса об автокефалии была запланирована на 6 января 2019 года, накануне Рождества по юлианскому календарю.

Верховная Рада Украины приняла закон, запрещающий УПЦ МП называть себя «украинской» церковью, отныне обязывая её называться «Русская православная церковь в Украине».

Это очень короткое и сухое изложение основных событий 2018 года внутри и вокруг украинского православия. На самом же деле процесс автокефализации был полон драматизма, он встретил жестокое сопротивление со стороны РПЦ и Российской Федерации.

СМИ и информационная война

К нашему удивлению, новости об автокефалии для украинского православия и анализ событий в основных западных СМИ были более-менее корректными как на уровне описания фактов, так и на уровне их интерпретации. Упоминались такие факторы, как российская агрессия, поддержка со стороны РПЦ гибридной войны на востоке Украины и, как следствие, падение популярности УПЦ МП.

Было небольшое количество и явных ляпов, таких как твит Reuters «После 1000 лет Украина откалывается от русской церкви». Но после того как проукраинское сообщество отреагировало на очевидную абсурдность этого заявления, запись была оперативно удалена.

С другой стороны, подконтрольные российским властям средства массовой информации реагировали резко отрицательно, повторяя риторику РПЦ и называя происходящее «расколом». Освещение процесса предоставления автокефалии со стороны РТ и ТАСС не назовёшь иначе как пропагандистской кампанией. В заголовках на их сайтах говорилось о «вмешательстве Киева в религию», упоминались «идолопоклонники с кровью на руках» и даже звучали суровые предупреждения от патриарха Кирилла: мол, «раскольники приведут Украину к духовной смерти». Администрация президента России, известная своей склонностью общаться с международным сообществом с помощью «сигналов», также намекнула на возможное кровопролитие в Украине на религиозной почве.

Вот некоторые из заголовков российских СМИ:

РТ: «Украинские раскольники — это идолопоклонники с кровью на руках»

Однако излюбленные постулаты российской пропаганды об автокефалии Украинской православной церкви мы обсудим в следующей части, а сейчас давайте рассмотрим причины, по которым вопрос о независимости ПЦУ от РПЦ стал настолько важным. Настолько, что президент Украины задействовал в этом процессе все доступные ему рычаги дипломатического влияния. Почему Порошенко называет предоставление автокефалии вопросом национальной безопасности для Украины и относится к этому соответственно?

Хотя западные СМИ широко признают «неспособность русского православия осудить кровопролитие на востоке Украины, которое стоило 10 000 жизней» и соглашаются, что «действительно, российские православные бизнесмены и чиновники сыграли определённую роль в разжигании конфликта» (FT), они всё ещё настаивают на том, чтобы называть РПЦ «церковью» и рассматривать её как таковую. Однако эта организация на самом деле является не церковью, а, скорее, продолжением российского государства, структурным звеном ФСБ (а до этого КГБ) и Администрации президента Российской Федерации. Она используется как пропагандистская и агентурная сеть, а также как бизнес-прикрытие.

Немного истории

Ключ к этому выводу лежит в истории жестокого преследования православной веры в первые десятилетия советского власти и последующего «приручения» церкви.

Кровавые нападения на православное духовенство, его массовые убийства в России и на других территориях, оккупированных большевиками, начались ещё в 1917 году и продолжались с разной степенью жестокости до 1943 года. В 1917-1935 годах было арестовано более 130000 русских православных священников; 95000 из них были убиты. В первые годы правления большевики зачастую предавали священников показательно жестоким публичным казням. Затем, только во время чисток 1937 и 1938 гг., церковные документы зафиксировали аресты 168300 представителей русского православного духовенства, из них более 100000 были расстреляны. В результате репрессий 1917-1943 гг. была физически уничтожена подавляющая часть старого православного духовенства, остальные были запуганы до полной покорности.

Во время Второй мировой войны Иосиф Сталин решил возродить Русскую православную церковь, чтобы использовать её как политический и идеологический инструмент. Сталин вызвал трёх митрополитов Русской церкви 4 сентября 1943 года и предложил создать Московский патриархат. Митрополиты приняли предложение и получили разрешение созвать Поместный собор. Один из трёх, Алексий (Симанский), был избран Патриархом Московским и всея Руси в 1945 году. Архив Митрохина и архивы КГБ, обнародованные СБУ в декабре 2017 года, подтверждают, что делегаты того Поместного собора РПЦ тщательно отбирались и проверялись местными организациями НКГБ. Это привело к тому, что все делегаты оказались или агентами, или офицерами НКГБ, предшественника КГБ СССР.

Соглашение со Сталиным положило конец системному кровавому преследованию православной церкви в России и стало началом сотрудничества РПЦ с советским государством. В период между 1945 и 1959 годами официальная организация церкви была значительно расширена, хотя отдельных членов духовенства иногда всё ещё арестовывали и высылали. Количество действующих храмов в СССР достигло 25000. До 1957 года открылось около 22000 храмов РПЦ. Но в 1959 году Хрущёв начал кампанию против РПЦ и заставил закрыть около 12000 церквей. К 1965 году оставались активными менее 7000 церквей. Члены церковной иерархии попадали в заключение или лишались мест, их меняли на послушных клириков, многие из которых были связаны с КГБ.

В 1965 году государственный контроль над православной церковью в Советском Союзе, и в первую очередь в России и Украине, был укреплён за счёт объединения двух правительственных органов по религиозным делам в единый Совет по делам религий (СДР) при Совете Министров СССР. За этим органом были законодательно закреплены диктаторские полномочия по управлению религиозными организациями на всей территории СССР. Несколько лет спустя Василий Фуров, заместитель председателя СДР, написал в отчёте в ЦК КПСС:

«Синод находится под контролем Совета. Вопрос подбора и расстановки его постоянных членов был и остаётся всецело в руках Совета, кандидатуры непостоянных членов также предварительно согласуются с ответственными работниками Совета. Все вопросы, которые предстоит обсуждать на Синоде, патриарх Пимен и постоянные члены Синода заранее обговаривают у руководства Совета и в его отделах, согласовывают и окончательные «Определения Священного Синода».

В 1975 году СДР получил полный официальный контроль над делами церкви на низовом уровне благодаря праву решать вопросы регистрации религиозных общин или приходов и выдавать разрешение на богослужение. Этот орган готовил доклады для идеологического отдела ЦК КПСС и передавал информацию в КГБ. В Украине его даже критиковали за чрезмерно жёсткую позицию.

В идеологическом отделе КПСС и КГБ утверждались кандидаты на все ключевые должности в церкви, включая епископов. Священников использовали как агентов влияния во Всемирном совете церквей и в таких организациях прикрытия, как Всемирный совет мира, Христианская мирная конференция и общество «Родина» (основано КГБ в 1975 году). В 1989 году Константин Харчев, бывший председатель СДР, подтвердил, что Русская православная церковь строго контролировалась со стороны ЦК КПСС, особенно её идеологического отдела. Позже, в интервью от 8 июня 2015 года, он сказал о церковных иерархах:

«Они ведь были плоть от плоти советской власти. Посмотришь их биографии — они все одинаковые. Некоторые из них в молодости были даже секретарями первичных комсомольских организаций. Потом для них создавали «биографии». Потихоньку протаскивали через основные этапы церковной карьеры. Обязательно должны были пройти через должность ректора академии, потом правящим епископом. Их просвечивали, как на рентгене».

В Пятом управлении КГБ (контрразведка) существовал целый Четвёртый отдел, посвящённый церковным делам. Это как раз то управление, где Владимир Путин начал свою карьеру офицера КГБ. Там проверяли назначенных священников и «рисовали биографии» будущим иерархам. Этот отдел ковал агентурные кадры для Первого управления, которое отправляло иерархов церкви за границу — формировать благожелательное восприятие позиции и политики Советского Союза на международном уровне и собирать разведывательные данные.

В январе 1992 года в России была создана парламентская комиссия по расследованию причин и обстоятельств путча 1991 года. В отчёте комиссии, опубликованном 6 марта, содержались шокирующие разоблачения:

«Сотрудники КГБ, используя такие псевдонимы, как Святослав, Адамант, Михайлов, Нестерович, Огнев и другие, осуществляли зарубежные поездки, организованные Департаментом внешних сношений Русской православной церкви [который возглавлял митрополит Кирилл (Гундяев), будущий патриарх РПЦ], выполняя задания, назначенные им руководством КГБ. Характер их миссий показывает, что этот отдел был неразрывно связан с государством и что он возник как тайный агентурный центр КГБ среди верующих».

Все эти факты позволяют сделать вывод, что накануне распада СССР в РПЦ была выстроена эффективная двухуровневая система управления со стороны советского государства: от низового приходского уровня церковь более или менее открыто контролировало правительство через СДР, а церковная иерархия вплоть до самых высоких уровней находилась под негласным контролем КГБ. СДР был распущен в 1991 году, но существуют веские доказательства того, что ФСБ и Администрация президента Российской Федерации унаследовали и сохранили значительную часть контроля над делами РПЦ.

Подрывная деятельность РПЦ в современной Украине

Иерархи РПЦ, которые упоминаются как источники разведывательной информации и агенты влияния КГБ как в архиве Митрохина, так и в архивах КГБ, открытых СБУ, продолжили служить в церкви и развивать свою карьеру. Некоторые из них открыто признали сотрудничество с КГБ и покаялись, объясняя это как вынужденную меру для защиты прихожан. Однако большинство промолчали, включая патриарха Кирилла (Гундяева). Его связи с КГБ известны с начала 1990-х годов: Кирилл сотрудничал с организацией под псевдонимом «Михайлов».

Приведём ещё раз слова Константина Харчева из его интервью от июня 2015 года:

«После 1991 года РПЦ действительно оказалась вписана во власть. Получилось примерно то же самое, что и при царе. Церковь — государственный департамент. Теперь она напрямую контактирует со всеми министерствами и ведомствами, заключает договоры, указывает, как нам жить. Конечно, Совет по делам религий с его контролем за действиями руководства церкви в таких условиях им не нужен».

Кроме того, РПЦ получала щедрое финансирование и налоговые льготы от государства, которое позволяло ей продвигать свои бизнес-интересы под очень снисходительным государственным надзором. РПЦ окружала себя целой экосистемой «православных бизнесменов» с черносотенным менталитетом. Одного из них, Константина Малофеева, ФСБ напрямую привлекала к финансированию гибридной агрессии Российской Федерации на Донбассе. По странному совпадению в подчинении Малофеева побывали Игорь Гиркин (Стрелков) и Александр Бородай — офицеры ФСБ, которые сыграли центральную роль на ранних этапах войны на Донбассе.

СБУ перехватила телефонный разговор Малофеева, в котором он даёт подробные инструкции и тактические указания Гиркину и Бородаю. Эти и другие известные факты свидетельствуют о непосредственной связи Малофеева с ФСБ. Он также фигурирует во многих расследованиях InformNapalm, связанных не только с подрывной и террористической деятельностью в Украине, но и с финансированием правых и ультраправых политических партий и группировок в ЕС.

РПЦ стала центром притяжения для других групп православных фанатиков и шовинистов, таких как донские казаки, монархисты и даже православные фашисты в России. В свою очередь, эти группы стали основным источником «добровольцев» для незаконных вооружённых формирований (НВФ) на Донбассе с выраженной «православной» окраской, для всевозможных «казачьих войск», которые терроризировали Луганскую область, или для Русской православной армии (РПА) — незаконной вооружённой группировки, которую благословляла и поддерживала как РПЦ, так и УПЦ МП. Среди прочего, РПА причастна к грабежам, похищениям, пыткам и убийствам протестантских священников. УПЦ МП также стала прибежищем для целого ряда православных джихадистов по всей территории Украины.

Татьяна Деркач, журналистка сайта petrimazepa.com, провела масштабное исследование связей УПЦ МП с «казачьими» организациями в Украине и показала связь пятнадцати крупных епархий УПЦ МП в различных областях Украины с НВФ, принимавшими активное участие в российской агрессии на Донбассе. В частности, статьи Деркач содержат фотографии сборищ «казачков» с флагами Российской империи, флагами с иконами Христа, точно такими же флагами, которыми размахивали НВФ российской гибридной армии в зоне боевых действий на Донбассе. Серия статей «ПиМ» свидетельствует о системном привлечении УПЦ МП к подрывной деятельности РПЦ на территории Украины.

Идеологическую связь РПЦ с Администрацией президента РФ, а также системное вмешательство во внутреннюю политику Украины через РПЦ и УПЦ МП волонтёры InformNapalm продемонстрировали в серии расследований #FrolovLeaks. Наша команда проанализировала электронную почту «воцерковленного эксперта» Кирилла Фролова с 2004 по 2016 год. С одной стороны, он сотрудничал с такими политическими фигурами РФ, как Константин Затулин, Владислав Сурков, Сергей Глазьев, с другой — с разношёрстными «православными активистами» в Украине и иерархами УПЦ МП. Серия расследований демонстрирует долгую историю вмешательства в дела украинских церквей и политических кругов, распрей внутри РПЦ, громких публичных скандалов в России и Украине. Кульминацией саги является разоблачение в части VII непосредственного сотрудничества секретаря Одесской епархии с ФСБ в деле финансирования «Антимайдана» и сепаратистского движения в Одессе, что привело к кровопролитию 2 мая 2014 года в Доме профсоюзов.

УПЦ МП, дочерняя структура РПЦ в Украине, также служила и продолжает служить пророссийской пропаганде, молясь за армию РФ и Путина и одновременно отказывая в отпевании погибшим украинским воинам, пропагандируя восприятие россиян, белорусов и украинцев как «одного народа» и т. п., то есть повторяя основные пропагандистские штампы российских государственных СМИ.

Иерархи РПЦ и многие их коллеги в Украине известны своей жизнью на широкую ногу и любовью к роскоши, хотя согласно православным канонам они дают монашеские клятвы нестяжательства. Любовь к швейцарским часам, быстрым немецким автомобилям и яхтам наглядно показывает, что на самом деле это не представители духовенства, а ряженые в рясах.

Выводы

Мы осознаём, что в РПЦ есть и были высокодуховные и праведные священники, такие как Глеб Якунин или Александр Мень. Однако они являются скорее исключениями и маргиналами, которые, несмотря на свой высокий моральный авторитет, не попадают на хоть сколько-нибудь высокий уровень церковной иерархии. Именно такие священники и истинно верующие миряне сохранили церковь в самые тёмные периоды сталинских репрессий. Они также являются той силой, которая всегда стремится к самоочищению церкви.

Однако современная церковная иерархия РПЦ и УПЦ МП как в России, так и в Украине, была системно пронизана советскими спецслужбами. Есть серьёзные основания полагать, что в современной России ФСБ (правопреемник КГБ) в значительной степени сохранила власть над иерархической структурой РПЦ и, как следствие, УПЦ МП. Степень такого проникновения ставит под сомнение правомерность применения термина «церковь» в отношении РПЦ. Поэтому объединение трёх православных церквей в Украине и вывод украинского православия из сферы прямого влияния РПЦ давно назрели и имеют первостепенное значение для государственной безопасности Украины.

В следующей части команда InformNapalm постарается опровергнуть некоторые излюбленные постулаты российской пропаганды вокруг процесса объединения Православной церкви Украины и её автокефалии.

''отсканируй
и помоги редакции

''