Перейти к основному содержанию

«Война «Тойот»

Давно доказано, что никто так чётко не вселяет веру в светлое будущее, как #Ронин. У вас как раз есть возможность проверить.

Кирилл Данильченко ака Ронин

Уже в нескольких статьях мы прямо или косвенно упоминали «войну «Тойот». И на фоне того, что Запад присылает сюда сотни пикапов, колёсных бронемашин и специальной техники. И как иллюстрацию того, что Украине с её бюджетами в 2-3 млрд долларов будет трудно перевооружить ВСУ, не используя параллельно «суррогатные части», моторизованную пехоту и халявное вооружение со складов хранения, включая реально древние экземпляры – БТР –60, «Максимы», противотанковые орудия времён конца Второй мировой войны.

Те из вас, кто следит за моими статьями, помнит, о чём я говорил два года назад: тенденция к использованию лёгкой пехоты, классических моторизованных частей, мобильных групп на колёсной технике будет возростать, ибо исчерпание ресурса БМП с ростом экономики на 2-3% в год не дадут нам содержать массовые механизированные подразделения.

В конце-концов, никто, кроме СССР, не мог штамповать десятки тысяч единиц тяжёлой гусеничной техники. Даже США, начав с орд М-113, закономерно урезали осетра до бригад на «Хамви» и лёгкой пехоты. «Техническая армия» – это очень дорого: передвижные мастерские, эвакуаторы, ремонтные части; гигантские склады, выдающие десятки видов смазочных материалов только отдельно для «Тунгуски»; стеллажи аккумуляторов к ПЗРК и такелажные работы, чтобы переложить и проверить тысячи ПТУР, ракет, ТУР (у которых часто разные температурные режимы хранения, влажность, потребность в ТО).

Рембат батальонной группы прёт с собой только до трёх тонн ЗИП, а с топливом, водой, запасными траками, торсионами, сменными блоками динамической защиты, бочками масел и тоннами боеприпасов всё это хозяйство может весить десятки тонн и стоить миллионы долларов. А именно их у нас нет и не намечается в ближайшем будущем.

Украина – страна, которая имеет незавершенный конфликт, границу в тысячи километров с вероятным противником и финансирование в 2-3 млрд долларов в год, просто обязана изучать опыт противостояния лёгкой пехоты на колёсном транспорте тяжёлым механизированным частям. «Война «Тойот» – отличный пример, а ещё яркая иллюстрация того, как Запад решает проблемы диктаторов и аннексий.

«Война «Тойот» – финальный эпизод гибридной войны Чада и Ливии. Тогда ещё молодой и полный сил полковник Каддафи со своими идеями Джамахирии вёл агрессивный конфликт против Чада. Как всегда, причиной всех территориальных вопросов в постколониальной системе было то, что в своё время границы нарезались толстым маркером по крохотному глобусу, без учёта местных реалий.

С уходом французов и получением Чадом независимости в 60 году началось веселье. Негроидный юг был крепко привязан к Франции, её бизнесу, её интересам, её политике в Северной Африке. Север, населенный преимущественно мусульманами и кочевниками народности тубу, мало того, что ощущал себя ущемлённым в экономической жизни страны, так и воспринимал южан как пособников колониалистов. 

Столица Чада – время застыло здесь, как муха в янтаре. Рядом кричит с минарета муэдзин, звонят колокола на вечернюю службу в католический храм, во дворике, спасаясь от жары, отцы говорят о свадьбе и верблюдах за чашкой кофе

Ситуация наложилась на призрак Сахарской Империи в голове у соседнего диктатора и религиозные распри – война была неизбежна. По факту, вялотекущий конфликт шёл в регионе всегда, но в 60-х ситуация резко обострилась. В северных провинциях действовало несколько группировок повстанцев – местные милиции, ФРОЛИНАТ (Front de Liberation Nationale du Tchad), отряды НВС (народных вооружённых сил), «Армия Вулкан», панафриканские социалисты и марксисты. Можете себе представить адскую смесь мусульманских фундаменталистов с коммунистами и вождями племён в несколько тысяч человек? Всё было именно так и ещё хуже. Вооружаемые Ливией, часто с прямой поддержкой армейских частей и авиации, их подразделения доминировали в трёх северных провинциях. Страна пережила две интервенции Франции и войну малых групп в Буше, когда марокканская гвардия Чада и Иностранный легион охотились за головами полевых командиров. 

Армия Чада – всё своё вожу с собой. Отделение с крупнокалиберным пулемётом и РПГ, несколько таких отделений – рота. Ей уже придают несколько миномётов или ПТУР, если прислали из США или Франции. А штаны уже необязательно 

Тут ещё нужно понимать специфику Чада – нищая страна, живущая с продажи хлопка и крупного рогатого скота. Традиционные ремесла, ковры, добыча соли и сельское хозяйство на выжигаемых солнцем бедных почвах. Нефть в описываемое время не актуальна, трубопровод ещё не построен. Север – песчаная сковородка с редкими вкраплениями оазисов между нагорьями и плато, «горные люди» сунниты, выращивающие свои финики и живущие с грабежа караванов. Юг – гигантское реликтовое бессточное озеро Чад, в жару высыхающее примерно на четверть, примитивные фабрики переработки хлопка, шахты, маслобойни. Столица Нджамена – каменные и панельные здания там и сейчас можно пересчитать на пальцах: сотни тысяч человек ютятся в глинобитных традиционных домах, держат в них скот и кур, вокруг настоящий плавильный котёл культур и религий. 

Всё, как и тысячи лет назад: мёртвые нагорья, караваны, палящий песок, выборы главы 36 кланов «дерде», кровная вражда за угон скота и воровство невест, поборы с караванов и бесконечная война 

В стране только недавно начали строить железную дорогу, 80% людей тогда жили за чертой бедности, армия с трудом дотягивала до 10 тысяч человек. Ливия же в то время – региональный лидер с прямой поддержкой СССР.

Стратегические бомбардировщики ТУ-22, ударные истребители, танки Т-55, ствольная артиллерия, тактические ракеты, проекты озеленения пустыни и рукотворных рек. Ни о каком паритете не могло быть и речи. Ливийские войска совместно с северянами перли катком, выбивая регулярную армию из стратегических оазисов и засыпая их артиллерийским огнём, снося инфраструктуру и склады армейцев. Линия Аузу – спорный район на северной границе ливийцы оккупировали вполне открыто, не таясь. Полоса шириной в 100 км была аннексирована «другом всех бедуинов» с оглядкой на то, что нынешнее правительство Чада не заключило договор о демаркации границы с Ливией.

Война продолжалась до 80-х годов. В свои лучшие годы НПС при помощи ливийских танковых кулаков контролировали столицу, прижимая лоялистов к суданской границе. Во время французских интервенций отходила к линии впадина Боделе–Фая-Ларджо­­­, опираясь на фланг в Фаде. Французы крайне не хотели вступать в колониальную войну в третий раз. Каждый раз коалиция, которую они сколачивали, распадалась, а племенные вожди резали друг-друга, как скот.

Так был смещён проевропейский Франсуа Томбалай и поставлен Уэддей Гуккуни – северянин, укушенный идеями панарабизма и социализма. Долго он не проправил, успел заварить каши в столице и бежал на север, под крыло ливийцев. Французы до колик не хотели снова влазить в этот котёл, каждый раз варящий всё ту же кровавую кашу. 

Уэддей Гуккуни – всем добра и исламской республики Сахель на ливийских штыках 

Но выбора у них особо и не было. Разведка США доложила, что в полосе Аузу обнаружены урановые руды, а войска НВС и прочие проливийцы вышли к Абеше, перерезая дорогу на Судан для прозападных группировок. Положение в стране сложилось критическое, а соседние африканские режимы просто засыпали Франсуа Миттерана просьбами о помощи, ведь грош цена такой системе безопасности, где марксисты получают доступ к залежам урановых руд, а кочевники выпиливают законное правительство, а потом ещё одно, сформированное в результате договорённостей. К тому времени было уже три «красных линии» во время переговоров, за которые не должны были продвигаться ливийские войска. И каждый раз они сдвигались южнее и южнее – в финале более двухсот километров глубже от Мао – Абеше. 

 Форма одежды номер 8 – что родили, то и носим. Ну и, конечно, визитная карточка этой войны

Франция сделала свой ход – 10 августа 1983 года стартовала операция Майа. По воздушному мосту началась переброска частей ПВО, Иностранного легиона, инструкторов и оснащения. Десятки тяжёлых транспортных самолётов садились в Нджамене и Абеше – на фото в газетах мелькали нашивки 8 полка морской пехоты, парашютистов, парней из разведки в строгих костюмах. По отчётам МО Франции, в Чад перебросили 4 тыс. человек, в месяц транспортные борта перевозили для них 85 тыс. галлонов только воды в бутылках, не считая боеприпасов и техники для регулярных войск на десятки миллионов долларов. План был прост и изящен – создать на юге зону безопасности, в которой реально будет обучать пополнение, а войска южных гарнизонов – отправить на передовую. Ставка была сделана на Хиссена Хамбре – тоже этнического северянина. Однако как политик он был резко против вмешательства Ливии в дела Чада. Действуя с территории Судана, его отряды пользовались поддержкой США и местных племён.  

Хиссен Хамбре – надежда Запада. Его любимое занятие – вставлять выхлопную трубу «Тойоты» в рот пленным и немного газовать. Эль Президенте даже не ввёл электронное декларирование и убил 40 тыс. людей, но Запад от него устал только недавно – парня судят за старые проказы 

Тем летом они совершили марш глубоко в тыл противника и нанесли удар в Фая-Ларджо, пока фронт стоял под Абеше. Войска северян были разгромлены – около полутора тысяч человек попало в плен, ещё больше было убито и ранено. Но ливийцы не дали развить успех – неделю их авиация равняла городок с пустыней, уничтожая трофеи, пленных, войска Чада и мирное население. Южане покинули город, несмотря на то, что французские инструкторы с ПЗРК открыли свой счёт сбитым самолётам, а полевые командиры буквально умоляли легионеров очистить небо. Миттеран строго-настрого запретил применять авиацию против частей Каддафи. В то время Ливия была одним из главных партеров Франции по продажам нефти. Гибридная война, конечно, войной, но бизнес – прежде всего. Тем более что удалось достигнуть успехов на переговорах: создать переходное правительство из десяти группировок, надавить на ливийцев вывести войска в полосу Аузу и подписать прекращение огня. Французы начали вывод войск, стабилизировав ситуацию и вроде бы договорившись с Ливией. 

С-160 заправляет истребитель «Мираж» над пустыней Сахара во время воздушного моста в Чад 

Но как оказалось, друг Муаммар тоже умеет в гибридную войну. Прикрываясь переговорами, его инженерные части закончили создавать аэродром в Уади-Дум. ВПП в 3500 метров позволяла принимать тяжёлые самолеты и работать по столице Чада без дозаправки. Ливийцы также развернули порядка 4 тяжеловооруженных бригад на севере, включая танковую.

Ну и на Юге «коалиция» опять побила горшки, устроив локальную войнушку. Пришло время непопулярных решений – французы снова начали наращивать свой контингент. Все финансовые потоки, кроме как на Хамбре, были урезаны, любая оппозиция выдавливалась наёмниками из Заира и Иностранным легионом. Про войну в пустыне там можно писать отдельную толстую книгу. 

Тёплое ламповое время – диффузия культур как она есть 

Армия тренировалась тактике малых групп – подразделениями, не крупнее роты на автомобилях. В Чад было переброшено более 400 пикапов марки «Тойота», в основном 70-й и 40-й серии, обычный автомобиль для фермера в те годы. Вооружали их безоткатными орудиями, ПТУР «Милан», крупнокалиберными пулемётами, ручными гранатомётами. Американцы помогли бронемашинами «Cadillac V-150», причём в формате 90-мм орудия. Ставились в строй грузовики и превращались в гантраки автобусы – все, что имело 4 колеса и двигатель, шло на фронт. Особенно ценились «Тойоты» за их грузоподъёмность, надёжность и ресурс, но особо не брезговали ничем. Численность группировок южан довели до 20 тыс. штыков. 

 Переработанное наследие «войны «Тойот» в операциях против Боко Харам. Пикап – это стол, дом, огневая точка, передвижное ПТО, транспорт, запас воды и топлива посреди пустыни

10 февраля 1986 года хрупкое перемирие было сорвано. Партизаны с севера снова начали продвигаться на юг к столице, используя вылеты ливийских Ту-22. В ночь на 16 французские самолёты «Ягуар» тоже постучались в гости к панарабистам, снеся ВПП аэродрома в Уади-Дум. Комбинируя удары специальных бомб, ракет против РЛС «Martel» и классического 250-кг чугуна, французы закрыли вопросы поддержки с воздуха на несколько недель, измочалив посадочную полосу и уничтожив 4 радара «друга всех бедуинов».

Справедливости ради, спустя один день, Ту-22 В ВВС Ливии, пройдя по маршруту коммерческого лайнера, внезапно набрал высоту и сбросил две мощных бомбы на бетонку Нджамены, выведя и его из строя на несколько дней. Но французы отлично выбрали время, координируясь с США, которые в 86 году усилили давление на Муаммара Каддафи и провели серию бомбардировок в заливе Сидра. Стратегически у противника были связаны руки, а на тактическом уровне французы свои проблемы решили – не дали гибридно бомбить лёгкую пехоту южан. 

Взлётно-посадочная полоса ливийского аэродрома под ударами 11 французских «Ягуаров» 

Задача была выполнена – мобильные группы Чада, переброшенные в полосу наступления проливийских сил, остановили его. Пользуясь мобильностью, командование южан смогло оказать поддержку гарнизону Бардая глубоко на территории северян и сбить наступательный порыв в центре. В самом НВС начался раскол. Война между полевыми командирами, ливийцы даже арестовали Уэддея Гуккуни. Ситуация посыпалась, гарнизоны ливийцев стали изолированными оазисами в море теперь враждебных друг другу местных племён.

2 января 1987 года пала Фада – десятки пикапов ЧНВС (чадских национальных вооружённых сил) обрабатывали огнём боевые порядки противника и окраины посёлка, пока спешенные группы устанавливали в густом кустарнике ПТУР и безоткатные орудия М-40. Пытаясь попасть по маневренным авто регулярных войск на высотах, БМП-1 и Т-55 агрессора выдвигались вперёд и поражались градом выстрелов противотанкового оружия. Отходя вглубь города, не могли оказать помощь пехоте, которую долбили крупным калибром с бортов и выдавливали из домов на окраине посёлка.

Артиллерию задействовать было невозможно – штурмовые группы уже вошли в застройку. Прежде чем осаждённые смогли построить периметр и создать единую систему огня, на фланг им снова садились проклятые «Тойоты». Все попытки доставить топливо и боеприпасы извне пресекались мобильными группами: расстреливались колонны, ставились мины на пути следования лент, отстреливались снайперами офицеры. Гарнизон потерял управление и был разгромлен: 784 человека погибло и умерло от ран, более 80 бойцов попало в плен, по разным данным, не менее 90 танков и 30 БМП было уничтожено, войска Чада захватили богатые трофеи, по факту как боевая единица перестала существовать танковая бригада. 

Пока в СССР трудно было купить гречку и масло, советская элита помогала африканским и сирийским царькам создавать свои «империи». Получалось не очень 

По всей линии усиливалось давление – крохотные блоки ливийцев каждодневно кошмарили: расстреливали бочки с водой, птурили, долбили минами, устраивали охоту на водовозов и одиночные автомобили. Иногда это были полноценные военные операции, иногда дюжина мин по запасам воды посредине лагеря и охота за головами колонны снабжения.

Но цена войны нарастала как снежный ком. Тактика укусов приводила к перенапряжению линий снабжения и изматывала личный состав. К тому же, регулярные войска Чада изменили снабжение своих частей на севере, не создавая больших складов, а делая «адресную» доставку на передовую, чуть ли не по канистре и цинку. Так, теряя ресурсы на плече снабжения, Чад сохранял их от ударов ракет «Луна» и ковровых бомбардировок Ту-22.

В начале марта Ливия и часть верных ей северян решили переломить ситуацию, выведя в поле две мощные группировки тяжёлой техники из оазиса Уади-Дум для того, чтобы отбить Фаду. В пустыне возле оазиса Бир Корба лёгкие эскадроны регулярной армии Чада вступили с агрессором в бой, открыв по танкам огонь из безоткатных орудий и выпуская ПТУР с хода, не разворачивая пусковые. Потеряв несколько машин, штурмовая группа ливийцев начала отходить назад к Уади-Дум, надеясь получить поддержку артиллерии. На хвосте у них висели «Тойоты». Часть из них начала прорываться в оазис сквозь противопехотные минные поля на одних разорванных ободах, доезжая до застройки и высаживая туда пехоту. Другой отряд, плотно прижимаясь к отступающим ливийцам, ворвался в посёлок в лоб, поражая хвост отступающей колонны. Расчёты тяжёлого оружия не успевали сменить позицию. 12.7-мм пули рвали глиняные стены домов, масса лёгкой пехоты с гранатомётами жгла технику. Оборона ливийцев в секторе рухнула. Они оставили аэродром, часть ПВО и огромные склады боеприпасов. 

Французская разведка вскрыла позиции «лагеря подскока» ливийцев в пустыне: палатки, бочки с водой, БМП, автомобили снабжения. Ребята ещё не знают, что они уже трупы 

Потеряв аэродром, северяне и части полковника Каддафи отступили и из стратегического перекрёстка Файя-Ларджо, чтобы не очутиться снова в оперативном окружении и не убивать десятки колонн об патрули в пустыне. Укрепившись на развязке дорог, регулярные войска Чада получили оперативную инициативу по всему северу, включая нагорье Тибести. Их малые группы на техничках проникали в этот край гейзеров, песков и пещер, нанося удары вдоль русл пересохших рек из тыла по высотам и выжигая села, поддерживающие повстанцев. Навязав бои за оазис Аузу, который был взят внезапной атакой с востока и севера со стороны Ливии, отряды «доктора» Хамбре начали готовиться к рейду в глубину страны-агрессора.

Но тут их боевая удача кончилась – генералы Каддафи мобилизовали джипы, БРДМ, лёгкую технику по всей стране, на скорую руку сколачивая такие же мобильные отряды. Спустя две с половиной недели они повторили подвиги южан возле Аузу, широко охватив их опорные пункты,  нанося удары зенитными установками с грузовиков, разворачивая ПТУР «Малютка» и проводя быстрые рейды.

Группировка Чада возле оазиса была разбита и отошла к городу Бардай и перекрестку. Были потеряны десятки машин, несколько сотен человек убитыми и ранеными. Но ценность «тактики «Тойот» проявилась даже на финальном этапе. Буквально за несколько дней в кустарных мастерских и гаражах был проведён ремонт, авиация французов сбросила контейнеры с припасами, от США подошли данные со спутников, и 4 сентября всё, что могло ездить, отправилось в глубокий рейд.

Двигались только ночью, пополняли запасы воды у бедуинских колодцев и, продвинувшись на 100+ километров вглубь Ливии, ЧНВС нанесли мощный удар по аэродрому Маатан-эс-Сарра, разгромив гарнизон и уничтожив на земле 21 самолёт и вертолёт, включая Ми-23, новейший Ми-24 и Ми-25. Ни один борт в воздух не поднялся, были захвачены ЗРК «Куб», радарные установки, десятки танков, более 1700 человек убиты на месте, сотни уведены в плен. Успех операции обеспечили отряды, в разгар боя приближающиеся с севера с включёнными габаритами – их приняли за подкрепления. 

Советский ракетный комплекс «Луна», поставляемый Ливии. За 12 месяцев войны около 140 штук их выпущено по целям в Чаде 

На этом этапе войны вмешалась Франция, жёстко надавив на Каддафи и Хамбре. Не в их интересах был перенос войны на территорию крупнейшего поставщика нефти и полный хаос в регионе. К тому времени измотанные бомбёжками США и финансовой нагрузкой «колонель» решили заканчивать с «великой арабской империей Сахель».

Не последним рычагом в принятии решений стали потери: примерно 8 тыс. безвозвратных, около двух сотен танков и военного имущества на 1,6 млрд долларов, начиная от водовозок и заканчивая транспортными самолётами. Жертва агрессии на финальном этапе конфликта утратила примерно 15 тыс. человек и до сотни машин по всем причинам, включая небоевые.

11 сентября завертелись дипломатические шестерёнки. Каддафи и Хамбре при посредничестве миссии из ОАЕ подписали мирный договор. Ливийцы покидали Чад, но полоса Аузу осталась за ними – дело передавалось в международный суд. Перемирие, то и дело срываемое перестрелками и рейдами в обе стороны, продержалось до 1994 года, когда суд ООН подтвердил юрисдикцию Чада над полосой Аузу. Войска ливийцев покинули регион.

Трофейный ЗРК «Куб» в руках бойцов Чада. Два из них отправились во Францию и США для изучения, а один принял участие в отражении атаки на Наджмену и сбил Ту-22 

Какие выводы может сделать Украина из этой войны? Прежде всего, для того, чтобы уничтожать врага, иногда достаточно самодельных миномётов из труб, гражданских машин и нескольких сотен ПТУР. За всё время французы прямо вмешались считанное количество раз, чтобы пресечь воздушную поддержку и во время атаки на Уади-Дум силами одной роты 1 парашютной дивизии. В основном они занимались разминированием, патрулированием тыла, обучением пополнения и инструктажем по сложным для местных видам оружия: ПЗРК, ствольной артиллерии, натаскивали ремонтников.

Как показывает практика, орды БМП создавались для того, чтобы прорываться в зоны ядерного заражения, форсировать реки, а сопротивление планировали подавлять пусками десятков «Точек» и тактическими ядерными зарядами из «Пионов». Для совсем другой войны, которая ушла в прошлое, вместе со страной, её породившей. В позиционных боях за блоки и в возне за коммуникации тяжёлые части быстро превращаются в кладбище битой техники. Хватает несколько дней «размягчения» «передка» ПТУР или падения уровня снабжения на «последнем километре».

Да мы сами наблюдали всё это в секторе «Д». На многих блоках одна «бэха» таскала все остальные, чтобы завести, а большинство потерь это либо поломка, либо нехватка топлива. «Техническая армия» критично зависит от своих рембатов, кранов, цистерн, линий снабжения, сотен автомобилей в тылу. И, как показывает практика, всё чаще лёгкая пехота умывает кровью всю эту громоздкую структуру – от войны в Ираке и Сирии до Чечни и Африки.

А всё просто – пуля 12,7 одинаково хорошо прошивает борт БТР и движок пикапа. Если не справится, то поможет КПВТ, одноразовый гранатомет или ПТУР – цена джипа, пусковой, пулемёта и подготовленного расчёта 1\10 от цены БМП, уже не говоря о танке. Мобильность и маневренность выше, а в случае изоляции проблем с ресурсами меньше.

Современные «головы» у ПТУР берут ДЗ (динамическую защиту), да ещё и дадут фору любому танку по дистанции открытия огня. В случае поражения одной цели, чтобы встать в строй, потребуются сотни литров топлива, тягачи и поездка на завод, а для другой – автомастерская в соседнем посёлке и два подъёмника. Пикап – это не только суррогат бронемашины, это своя тактическая ниша в патруле, дозоре, доставке снабжения, быстрых рейдах, маневрах ПТО. Причём не нужно изобретать велосипед – тактика отработана годами. Вся украинская проблема в том, что мы хотим получить результат, не прилагая системных усилий. Не проходит и недели, чтобы очередной эксперт не предложил новый рецепт быстрой победы на Востоке. 

Украина XXI век, поставки пограничникам в рамках повышения боеспособности 

Была уже «секта свидетелей Джавелин», призывы передать часть функций от общевойсковых офицеров к артиллерийским, настроить корветов и танков «Оплот», возвращать ЯО – паранойя и гигантомания времён СССР не покидает украинское подсознание. Мысль о том, чтобы системно набирать 40 бригадных учений, осваивать цифровую связь, получать 300-400 пикапов и «Хамви» в год, слаживать лёгкие бригады и обучать инструкторов в Польше, получать ещё один военный бюджет в виде кредитных гарантий – это и есть путь к реформам – до сих пор кажется нам слишком мелкой и кощунственной.

Ну что же, первые французские инструкторы в Чад в зону племён попали в 60-х. Первые успехи их подопечных появились в начале 80-х. Об этом стоит задуматься, даже делая скидку на начальный уровень. Босые ноги сегодня не мешают шиитам в Йемене гонять упакованных саудитов по пустыне. 

Помощь ЕС, НАТО и США в плане колёсной техники ещё предстоит переосмыслить – только в открытых источниках данные о сотнях машин 

Второе – проекты Запада – это игры на десятилетия. Каддафи начал снабжать оружием соседние режимы, поставлять миномёты и ПЗРК ИРА, пытался создавать «империю Сахель» в 70-80-х. Самолёт в Локерби случился в 88 году. А мёртвым за ноги в холодильник для овощей «друга бедуинов» потащили в 2011-м.

Политика ЕС или НАТО сугубо утилитарна. В Ливане они поддерживают центристские партии и христианские милиции. В Сирии работают с курдами и несколькими группировками «умеренных», которые почти ничем не отличаются от «чёрных». Во время переворота в Египте они пассивно наблюдали, как «Братья мусульмане» наделают ошибок, и снова начали сотрудничать с привычными военными.

Я уже писал, что ребята – не боги, ребята – селекционеры. У них может не получиться, как во Вьетнаме или Могадишо. Ну что же, страница переворачивается, и местные режимы предоставляются сами себе. В Чаде тоже всё скатилось в новую гражданскую войну, пытки гражданских, бегство диктатора и операции против «Боко Харам». Французы одно время даже свернули миссию, американцы пытаются проводить административную реформу и продолжают работать с адекватными. Всегда есть адекватные.

Всё просто – вам нужны ресурсы? А им нужно прозападное правительство, равные правила игры и рычаг воздействия в регионе. Нет желания? Ну, спросите у Каддафи, который любил бросаться ракетами «Луна» по городам, или у Путина, который отжимает у соседей по СНГ кусок территории размером с Прибалтику и разносит Гори, Мариуполь и Краматорск, поддерживая сепаратистов. Может, они чем помогут? Походите по рынку – поспрашивайте.

В любом случае у Запада в «портфолио» и Египет, и Иордания, и Израиль, и выгодно выглядящие на фоне остальных курды (серьёзно посмотрите на фото их городов), десятки проектов в Африке, Азии и Восточной Европе. Покажите мне страну, которая росла в союзе с диктатурами, – от Ливии и Венесуэлы до Ирана и России?

Волонтёрские машины 79-й. Всё ещё живы спустя 2 года конфликта. Пикап – не расходный материал 

Ну и третье. Какая вам ещё, к черту, нужна мотивация? Неграмотные дикари на пикапах с грузоподъёмностью до тонны вынесли в одну калитку техническую армию 3+ поколения, которая поражала их города стратегическими бомбардировщиками, оперативно-тактическими ракетами и штурмовала танковыми колоннами.

После победы в войне они привлекли инвестиции в нефтепереработку, построили трубопровод и увеличили свой ВВП на 42% в течение пятилетки. В 2001 году ВВП на душу населения в Чаде был 200 долларов, на сегодня – 1053 дол. Они совершили старт в космос – в своих реалиях нищей страны без выхода к морю, посреди крупнейшей в мире пустыни и пересыхающего реликтового озера. И, да, они вернули свою территорию после санкций и суда ООН.

Именно поэтому я снова и снова пишу об одном и том же. Нет никаких особых украинских путей и региональных отличий, нет генетики и цвета кожи. Это проверенно десятками стран от Кореи до сирийских группировок, которые подготавливаются на коленке. Все в Сирии одинаковы, из одного теста и часто из одного аула. Почему одни бегут, бросая технику, а другие на пикапах толкают перед собой танковые части? Почему одним бедуинам не помогают тысячи советских бронемашин, а другие побеждают на «Тойотах»? Почему на Кубе талоны, а на соседних островах Карибского архипелага банки и международные аэропорты? Про Кореи просто бесполезно упоминать – палата мер и весов. 

Мобильная контрпартизанская группа ВС США тоже любит пикапы 

И знаете что? Помогает обычно «Ctrl+С» и «Ctrl+V» со всего западного: с устава Иностранного легиона, с Field Manual армии США, с тактики действия групп с ТОУ, с налогового законодательства, с реформ страховой медицины, с правил ведения бизнеса.

Дальше остаётся работать по 12 часов в день 25 лет с перерывом на 4 воскресенья и отпуск. Возможно, вы не построите коммунизм, и на Марсе не будут цвести яблони, но на свой кусок антилопы к маниоке заработать получится. И любой, кто захочет на него покуситься, будет гореть в танке за 5 млн, заметаться песком пустыни и вечно стоять холодным мёртвым памятником несуществующей империи. Доказано, в том числе, и «войной «Тойот». 

Данная рубрика является авторским блогом. Редакция может иметь мнение, отличное от мнения автора.

''отсканируй
и помоги редакции