Перейти к основному содержанию

Трамп, Сирия и угроза общерегиональной войны

Перспективы миссии США в Сирии. Обратная сторона медали.
Источник

Примечание редакции. Удар американцев по силам Асада в Сирии многих приободрил. Но вот другая сторона медали: в конечном итоге всё зависит не столько от того, как сильно Трамп готов вмазать Асаду, сколько от того, как долго он намерен это делать и насколько плотно США готовы вложиться в смену баланса сил в Сирии в долгосрочной перспективе. Ранее доходили не вполне утешительные сигналы — президент США был готов свести американское присутствие там к минимуму. О том, к чему это потенциально может привести, — колонка профессора Лондонской школы экономики и политических наук Фаваза Гергеса на Project Syndicate (заметим, впрочем, опубликованная до последней ракетной атаки США).

БЕРЛИН — Похоже, жребий уже брошен: миссия США в Сирии близится к скорому завершению, а вместе с ней исчезают и шансы на мирное и устойчивое урегулирование жестокой семилетней гражданской войны в этой стране. Химическая атака, которую, как утверждается, провели на прошлой неделе силы президента Башара Асада в Думе, последнем городе Восточной Гуты, удерживаемом повстанцами, показала, насколько опасна подобная перспектива для Сирии и для мира.

Шум, поднятый президентом США Дональдом Трампом после этой химатаки, демонстрирует не только непоследовательность и противоречивость его подходов, но и отсутствие какой-либо реальной стратегии в Сирии. Он вполне может приказать провести одну или две атаки на силы Асада, но это не изменит баланса сил и не улучшит позиции Трампа в раздираемой войной стране, не говоря уже о Ближнем Востоке в целом.

Да, конечно, ведущие военные советники Трампа убедили его оставить 2 000 военных, размещённых сейчас в Сирии. Но он уже ограничил цели Америки в этой стране ликвидацией небольших остатков присутствия «Исламского государства» (ИГИЛ); на это потребуется около шести месяцев.

Ограничивая задачи Америки, Трамп лишился возможности помочь формированию будущего Сирии, подкрепив широко распространённое мнение (которое разделяют как друзья Америки, так и её враги), что глобальное лидерство США слабеет. Кроме того, он проигнорировал продолжающийся гуманитарный кризис в Сирии, худший со времён Второй мировой войны.

Ирония в том, что эти узкие подходы мешают достижению единственной цели, поставленной Трампом, поскольку для окончательной победы над ИГИЛ и другими джихадистами требуется убедительный политический переходный процесс, который навсегда покончит с гражданской войной. Подобный процесс станет возможным только в рамках дипломатического взаимодействия всех сторон, заинтересованных в сирийских делах.

Вывод войск Трампом означает, что США и их союзники проиграли эту войну, и Асад уже почувствовал смелость, чтобы — при поддержке России и Ирана — начать реализацию своего плана любой ценой вернуть территории, остающиеся под контролем повстанцев. Создав «факты на местах», Асад и его союзники смогут поставить мир перед свершившимся фактом: Асад остаётся у власти, не сделав ни одной реальной уступки оппозиции.

Местные и региональные игроки, которые доверились Америке, заплатят кровавую цену. В первую очередь, курды — самые надёжные и эффективные союзники США в борьбе против ИГИЛ — будут, видимо, брошены на произвол судьбы, несмотря на официальные заверения США о механизмах безопасности после вывода американских войск.

Курды уже критикуют администрацию Трампа за то, что она принесли их в жертву на алтарь стратегических отношений Америки с Турцией. США закрыли глаза на недавнее турецкое вторжение и оккупацию удерживавшегося курдами города Африна на северо-западе Сирии, что привело к убийству более 1 000 курдов, в том числе множества гражданских лиц.

После ухода США курды могут быть вынуждены объединиться с Асадом для своей защиты. Сотни курдских бойцов уже дезертировали с полей битвы против ИГИЛ на северо-востоке Сирии, отправившись в Африн для сопротивления совместной атаке Турции и небольшой группы сирийских повстанцев. Молодые курды уже вступают в военизированные формирования Асада, чтобы отомстить за потерю Африна.

Но это будет трудная битва, поскольку уход Америки, вероятно, лишь усилит позиции Турции. Дело в том, что без США другие главные иностранные державы, участвующие в сирийском конфликте (Турция, Россия и Иран), смогут консолидировать свои сферы влияния и разделить между собой выгоды послевоенной реконструкции страны. Хотя их конкретные интересы могут различаться, все три страны поддерживают концепцию «мягкого» раздела Сирии, что снизит роль Асада и повстанцев до незначительных прокси-фигур.

Двумя главными победителями станут Россия и Иран. Президент России Владимир Путин — король ситуации, его своевременная военная интервенция спасла режим Асада от поражения и повернула ход войны в его пользу. В то время как США практически нигде не видно в Сирии, Россию видно повсюду, и она постоянно переставляет фигуры на шахматной доске конфликта.

Координация России со всеми крупными региональными державами, в том числе с Турцией, входящей в НАТО, свидетельствует о динамизме (и цинизме) внешней политики Кремля. Поскольку США пасуют в Сирии, военные и экономические связи Турции с Россией будут лишь углубляться.

Как и Россия, Иран инвестировал много крови и денег в спасение режима Асада — и получил за это щедрое вознаграждение. Иран превратился в самую влиятельную региональную силу в Сирии, так же как и в Ираке и Ливане. Но поспешность, с которой заполняется вакуум, оставленный США, может стать той искрой, которая зажжёт общерегиональную войну. Есть законные опасения, что Израиль может использовать вывод американских войск в качестве предлога для усиления атак на Иран и «Хезболлу» в Сирии. Такое решение может привести к эскалации вплоть до общерегионального конфликта, в который будут втянуты США, Ирак и Саудовская Аравия, главный соперник Ирана в борьбе за региональную гегемонию.

Даже если забыть о враждебности Трампа к Иранскому ядерному соглашению 2015 года, создающей дополнительный источник рисков в уже и так опасной ситуации, сейчас имеет место реальная и насущная угроза, что Сирия станет местом пожара, намного более разрушительного, чем тот, что там дымится, начиная с 2011 года.

''отсканируй
и помоги редакции

'''