Перейти к основному содержанию

Стоит ли умирать за эту страну? (перевод Foreignpolicy)

Большая и неприятная статья, объясняющая, почему США не должны помогать Украине.

Разумеется, мы не СМИ, и никому не обязаны следовать принципам журналистской этики или объективности. Тем более, что и СМИ им не следуют. Однако, Foreign policy опубликовал большой и важный текст о том, почему Запад, и особенно США, не должны помогать Украине. Он нам не нравится. Но то, что он нам не нравится - это наши проблемы. Мы ничего не сделали для того, чтобы мир к нам иначе относился.

Почему Соединенным Штатам нужно дважды подумать перед тем, как звать Украину в союзники

Сейчас, когда Россия забрала Крым у Украины, что остальной мир должен Киеву? Не удивительно, что такие действия России спровоцировали стремление многих (хотя и не всех) украинцев к укреплению связей с Западом. Яснее ясного, что множеству американских политиков не терпится принять их. Член палаты представителей Майк Роджерс (от штата Мичиган) считает, что Соединенные Штаты должны отправить украинцам стрелковое оружие, чтобы они могли защитить себя. Сенатор Джон Маккейн (от штата Аризона) уже заявил, что пора приниматься за дальнейшее расширение НАТО. Многие демократы считают так же. Член палаты представителей Элиот Энгель (штат Нью-Йорк) заявил: «Соединенные Штаты должны поддержать народ Украины после нападения России и оккупации Крыма».

Одно дело поддерживать на словах, но конкретные гарантии безопасности – это совсем другое. В самом деле, в текущих переговорах об Украине чуть ли не больше всего волнует такой аспект – широко распространено мнение, что если украинцы действительно очень сильно хотят стать частью Запада, то Соединенные Штаты и Европа обязаны одолжить им деньги, предложить торговые сделки и, в конце концов, пустить их в НАТО. Так, Генеральный секретарь НАТО Андерс Фог Расмуссен заявил на прошлой неделе: «Нам следует активизировать помощь Украине, и я уверен, что так все и произойдет».

Этот образ мыслей покоится на фундаментальном непонимании того, для чего вообще нужны альянсы. Хотя они могут выполнять различные функции, по сути дела альянс является официальным соглашением о сотрудничестве в области безопасности между двумя или более государствами. Цель создания альянса – сделать упрочнить существование государств-членов путем объединения их возможностей и координирования некоторых аспектов их внешней политики.

В большинстве случаев альянс подразумевает определенные обязательства по взаимной защите. Это, конечно, касается непосредственно такого союза как НАТО, об этом четко говорится в Статье 5 устава НАТО. Когда Соединенные Штаты поддерживают включение любого государства в НАТО, они выражают готовность отправить своих граждан воевать и, возможно, умереть, чтобы защитить чужую страну. Любое обязательство такого рода нужно тщательно обдумать. Просто потому, что если лидеры страны или ее народ хотят в альянс с США, это не означает, что принять их – в интересах самих США.

Соединенные Штаты всегда были очень избирательны в выборе союзников. В интересах их благоприятного геополитического положения – избегать дорогостоящих обязательств. До 20-го века, на самом деле, Соединенные Штаты избегали договоров с иностранными государствами, втягивающими их в акции, в которых они не заинтересованы. Они считали (и правильно делали), что так было безопаснее. Действительно, избегать постоянных или чрезмерно близких союзов – это одна из главных идей «Прощального послания» знаменитого президента Джорджа Вашингтона. Учитывая удаленность Америки от других великих держав, очень важно оставаться с ними в хороших отношениях, держаться в стороне от их ссор и сосредоточиться на возведении государства в Северной Америке.

Даже после того как Соединенные Штаты стали великой державой в 1900 году, они вели себя осторожно и избирательно при принятии обязательств перед другими. Другими словами, когда дело дошло до международных альянсов Соединенные Штаты играли в «труднодоступность». До 1945 года, на самом деле, Соединенные Штаты оставались при своих и позволяли другим великим державам бороться за поддержание баланса сил в Европе и Азии. Только тогда, когда евразийский баланс сил нарушился – а это в конечном счете произошло после двух мировых войн – Соединенные Штаты мобилизовали свои собственные ресурсы, потеснили основных союзников и присоединились к игре. И оба раза они вступали последними, несли меньше потерь, чем остальные основные воюющие стороны, и оказывались в идеальном положении, чтобы потом обеспечивать мир.

Конечно, Соединенные Штаты не могли оставаться при своих во время холодной войны, потому что другие крупные державы были слишком слабы, чтобы самостоятельно противостоять СССР. Но американские лидеры принимали правильные стратегические решения, принимая на себя обязательства и, как правило, играли жестко даже с ближайшими партнерами. Изначально союзные обязательства США были ориентированы на то, что дипломат Джордж Кеннан назвал «ключевыми центрами индустриальной мощи» в Европе и Азии, потому что удержание этих регионов подальше от советских рук сильно перевешивало глобальный баланс сил в пользу Вашингтона. В то же время, Вашингтон без колебаний заставил Англию и Францию отказаться от их колониальных империй и принять господство США в главных послевоенных международных организациях. Точно так же, президент Дуайт Эйзенхауэр выступил против Англии, Франции и Израиля во время Суэцкого кризиса 1956 года. Даже близкие союзники США, такие как ФРГ и Южная Корея столкнулись с сильным давлением со стороны Соединенных Штатов в вопросе отказа от ядерного оружия.

Постепенно холодная война заканчивалась, и лидеры США теряли этот беспощадно реалистичный подход к политике альянсов. Вместо того, чтобы сосредоточиться на сохранении сильных альянсов с надежными и эффективными партнерами, Соединенные Штаты, в конечном итоге поддерживают ряд слабых, ненадежных и/или коррумпированных режимов, которые мало дали власти США и в некоторых случаях (например, Вьетнам) дорого им стоили. Другие союзники наловчились манипулировать доступной политической системой США и всегда находили лоббистов, чтобы протащить свое дело, и доверчивых политиков, которые верили, что эти государства заслуживают защиты США – независимо от того, как они действовали, и была ли в них стратегическая ценность. (К счастью для Вашингтона, Москва показала себя еще хуже в выборе толковых или верных союзников.)

Самодовольство, сопровождавшее окончание холодной войны, только усугубило эту проблему. Опьяненные собственной самопровозглашенной ролью «незаменимой страны» Соединенные Штаты были готовы расширить гарантии безопасности почти любому, кто спросил бы о них. Вместо того, чтобы набивать себе цену и брать на себя обязательства только тогда, когда это было бы в интересах США, американские лидеры начали думать, что большое достижение внешней политики – взять на себя ответственность за защиту слабых и/или уязвимых государств-сателлитов даже тогда, когда эти государства никак не могли помочь самим Соединенным Штатам.

К сожалению, американцы не задались вопросом, помогли ли эти государства усилить безопасность США или благополучие, и не подорвет ли отношения с Россией бесконечное расширение НАТО (а так оно и произошло). Также американцы не задаются вопросом, действительно ли они готовы отправить своих сыновей и дочерей на смерть, чтобы защитить этих новых, но далеких партнеров. Вместо этого президент за президентом просто предполагал, что обещания, которые он дает, не нужно будет выполнять. Кризис на Украине напоминает нам, что у других государств на самом деле есть собственные интересы (в том числе интерес иметь дружественные страны рядом с собой) и что иногда преследование этих интересов будет приводить к серьезным конфликтам. Если так произойдет, внезапно обещания безопасности, которые дали так легко, перестанут казаться абстрактными или теоретическими.

Пока американцы наблюдают за ситуацией на Украине (и в некоторых других местах), им стоит помнить о некоторых вещах. Во-первых, Соединенные Штаты невероятно надежны, и почти все, что происходит в большинстве частей мира, не сможет сильно повлиять на безопасность или благополучие США. Это не аргумент в пользу изоляционизма, это просто напоминание, что Соединенные Штаты нужны остальным больше, чем они – Соединенным Штатам. Легко понять, почему Украина хочет прыгнуть в постель к Европейскому союзу и НАТО. Но не так очевидно, почему мы должны хотеть делить свое одеяло и подушки с Украиной. Страна с разрушенной экономикой, скромными природными ресурсами, острыми этническими противостояниями и откровенно коррумпированной политической системой не должна являться важной стратегической ценностью.

Кроме того, тот факт, что ухаживания США за Украиной злят президента России Владимира Путина, тоже не является сильным аргументом в пользу принятия Киева. Просто-напросто, Россия – более важная страна. И долгосрочная перепалка не соответствует долгосрочным интересам Вашингтона или Москвы. Между тем, реальные будущие испытания безопасности Америки придут из Китая, а не из России. Без сомнения, многие стратеги в Пекине спокойно улыбаются, пока наблюдают, как Вашингтон приходит в замешательство из-за того, что сам же рассеивает свое внимание.

Правильный вопрос, который нужно задать себе, когда потенциальные союзники просят принять их: "А нам какая от этого выгода? Что у них есть из того, что мы хотим, и как сильно мы этого хотим?" Мощь и защита США по-прежнему – главная ценность, и Америка не должна никому предлагать их по дешевке. Действительно ценные союзники помогут США надежной информацией, правом базирования, передовыми технологиями, а иногда даже войсками, направленными, чтобы сражаться вместе с американцами. И лучшие союзники не затевают бессмысленных ссор с соседями (или поддерживают незаконные захваты территорий, потому что в результате плохо будут выглядеть США). Другие союзники ценны не потому, что они делают так много для Америки, а потому, что они контролируют ресурсы, которые нужны Соединенным Штатам. И поэтому США приходится терпеть некоторые их слабости. Внешняя политика – не филантропия, и Соединенным Штатам не стоит хвататься за союзников, которые не смогут дать многое.

Наконец, за редким исключением, чем больше помощи нужно потенциальному союзнику, тем менее ценным будет союз. Сильные, надежные, компетентные и эффективные государства становятся лучшими союзниками, потому что у них, как правило, есть возможности, представляющие значительную ценность для их партнеров. С другой стороны, слабые, изолированные, коррумпированные, непопулярные и беспомощные правительства часто попадают в передряги и поэтому отчаянно нуждаются в помощи – но эти же качества снижают их стратегическую ценность для всех, кому не повезло или кто был недостаточно осторожен чтобы взять их под их крыло (например, Хамид Карзай). Так что в следующий раз, когда какая-то неудачливая страна начнет стучать в дверь Вашингтона, нужно помнить слова: без гарантий качества.

''отсканируй
и помоги редакции
Загрузка...