Перейти к основному содержанию

Битва титанов

В данной статье редакция принципиально не указывает, какая партия и какие личности реализовывают ту или иную стратегию.

В данной статье редакция принципиально не указывает, какая партия и какие личности реализовывают ту или иную стратегию.

Вводная часть для понимания сути.

Любое действие внутри произвольной системы может происходить только на функциональном уровне этой системы.

Когда США (или Израиль, пока не ясно) решили посредством хакерских действий нанести урон ядерной программе Ирана, они, внедрившись в систему, не взорвали к чертям собачьим иранские фабрики по обогащению урана, потому что возможность взрываться в эти фабрики не была заложена физически. Им бы, конечно, хотелось, чтобы где-то в Иране неслабо бухнуло, но центрифуги и уран сами по себе не взрываются. Поэтому хакеры, используя уязвимости в системе управления иранскими центрифугами по обогащению урана, просто выводили их на недопустимые режимы работы, что приводило к нарушению технологического процесса, авариям, повышенному износу и прочим другим неприятным для любого предприятия вещам. Представьте себе, что ваш будильник внезапно включается через пять минут после того, как вы заснули. Не смертельно, будильник можно и отключить, но придётся смириться с тем, что вы можете проспать. Срыв, а не взрыв.

Даже установив полный и тотальный контроль над системой, хакер может заставить систему делать только то, что система может делать физически. Установив контроль над системой водоснабжения, хакер не может заставить воду гореть и взрываться, хотя может повысить давление воды в системе, приводя к её разрушению.

Мы это всё к чему.

В нашей стране установлено хоть и подобие внешнего контроля, но до полного и тотального уровня этому контролю ещё очень и очень далеко. Что же до управляющих механизмов, доступных внешним контролёрам в Украине, то ситуация с ними ещё хуже. Управляемость у нашей системы хуже, чем у коровы на льду, и никакие хореографы с Капитолийских холмов не заставят корову стать в пятую позицию, потому что она этого физически не умеет от слова совсем.

При этом в Украине в политической и экономической системах нет никакой идеологии. Вообще. У нас депутат-коммунист может владеть заводом и казино и иметь совместный бизнес с депутатом-регионалом, в прошлом «вором в законе». Они будут грызть друг друга на «Шустер LIVE» до кровавых соплей, но после эфира пойдут пить в один кабак и будут обговаривать одни и те же дела.

Следствием отсутствия в политике идеологии является и отсутствие в Украине партий. Их действительно практически нет. Даже в «ДемАльянсе» главой донецкой ячейки продолжительное время был христианский консерватор с весьма фундаменталистскими представлениями о жизни, Вселенной и вообще. Кейс «Самопомощи» – самый наглядный пример из последних примеров таких событий.

Партий у нас в политике нет. А что есть? Есть личности, и их более чем.

Любой конфликт в нашей политической системе будет происходить на личностном уровне, каковы бы не были его истинные причины. Просто потому, что он происходит в системе, где ничего, кроме личностей, нет. У нас всегда была борьба личностей, хотя постепенно в результате развития нашей политсистемы Украина от этой племенной тактики начинает отползать. Но это путь на годы, а живём мы сейчас.

И в «сейчас» у нас есть шоу. Тетерук ББПЕ Кужель. Касько тралит Шокина. Ляшко принимает членкинь. Тягнибок борет Гройсмана. Саакашвили кролит Яценюка. Аваков стаканит Саакашвили. Личности.

И если смотреть на личности, то можно видеть сопли, обиды, неслабую драму, дергающиеся губы и летающие стаканы. На личностном уровне Аваков поссорился с Саакашвили, но это происходит потому, что, кроме личностного уровня, у нас в политике ничего нет. Все рассматривают ссору, говорят о недопустимом поведении, о репутационном уроне и прочей шелухе.

А ситуация ведь намного, намного серьёзней.

Аваков же поссорился с Саакашвили не просто так. Аваков у нас защищал своего премьер-патрона, без которого его в две недели заменят на умницу Эку. Или на умницу Хатию. Есть на кого. Ну потому что Аваков реально всё население достал своими наркоманами Кивами, сиськарями Паскалами и прочими опытными начальниками главков. И это ещё широкие массы не знают о славном послужном пути Наума и прочих интересных персонажах.

И сам Саакашвили изначальный конфликт вёл с Яценюком, а не с Аваковым.

И тут у нас возникает неслабый вопрос. Огромный такой вопросище. Вселенского размера вопрос. Титанического.

В нашей системе вообще, сколько внешних управленцев?

Потому что, смотрите, какая вещь получается.

Близость Арсения Петровича к США не вызывает ни у кого сомнений. Арсению Петровичу давал и даёт деньги МВФ, Арсения Петровича приезжал поддержать Байден, да и вообще Арсений Петрович по известному всем адресу давно прописан. И они там в Лэнгли в курсе, где Сеня, почём и сколько раз, и, значит, их всё в Арсении Петровиче вроде как устраивает. «Эшелон» с «Палантиром» не обойдёшь, не в биткоинах же Арсений Петрович всё нажитое непосильным трудом хранит. И не морковкой налом под подушкой. Редакция, кстати, не питает к Арсению Петровичу тёплых чувств и уже давно от щедрот душевных написала ему некролог при жизни.

Близость Михеила Саакашвили с США ни у кого не вызывает сомнений. В близости к США у Саакашвили такой кейс, которого в Украине вообще ни у кого нет. Гражданство и карт-бланш на область так просто не дают. Кроме того, у Саакашвили и фонды соответствующие, и Сорос, и Маккейн, и много кто ещё. И в США не идеалисты сидят, они понимают, что в системе можно действовать лишь механизмами системы. И потому они в курсе, каким образом Михо избирательную кампанию Боровика закрывал по финансам. Редакция, кстати, не питает к Михеилу Николозовичу особо тёплых чувств, но воздерживается от критики, потому что тоже относит себя к реалистам.

Если смотреть на личностном уровне, то выходит, что один ставленник США другого ставленника США коррупционером зовёт и наоборот, а разборки между ними трясут всю властную вертикаль и заставляют краснеть Президента. Однако, как мы уже писали, подобное восприятие лишь следствие того, что конфликт происходит в нашей системе.

А в чём же тогда истинная причина конфликта?

А причина конфликта в том, что в управляющей системе, как в системе более высокого порядка, идеология есть. И это, как и положено в развитой капиталистической системе, разная идеология управления капиталом.

И Саакашвили, и Яценюк, кстати, прямо об этом говорят. Конфликт между Яценюком и Саакашвили и их спонсорами не личностный, а идеологический. Но эта идеология – это и их деньги (бизнес, обеспечивающий личный доход ), и само построение системы ведения бизнеса в стране, и направление развития Украины, устраивающее их спонсоров.

Весь вопрос не в коррупции. Коррупция лишь медиаповод для столкновения личностей, дымовая завеса. Коррупционная составляющая в конфликте, конечно, есть, но она не главная. Конфликт скармливается обществу на разных уровнях дифференцированно. Для телевизора личностный уровень. Для Фейсбука и людей поумней есть антикоррупционный уровень. Просто «антикоррупционный» понятнее для широких интеллектуальных масс, и борьба с коррупцией получает больше политических дивидендов.

А на самом деле весь вопрос в скучной стратегии управления капиталом. У нас огромная доля экономики в собственности государства, и вопрос управления экономикой Украины – это вопрос судьбы госсобственности, а значит, и вопрос приватизации. Красная черта раздела между реально непримиримыми позициями этих групп проходит по концепции отношения к управлению госсобственностью.

И конфликт возник не только и не столько по ОПЗ и приватизации ОПЗ. ОПЗ – это только один из замковых камней построения конфликта, просто этот – «камень преткновения» или «булыжник пролетариата». Сам же конфликт, в общем, касается идеологии управления госсобственностью.

Заметьте, что даже в своём антикоррупционном расследовании Саакашвили не говорил о таких любимых нашими «общественниками-антикоррупционерами» госзакупках, не говорил о коррупции в образовании, медицине, таможне и так далее. Он говорил в основном о системной коррупции при управлении крупными госкорпорациями – реальными госмонополиями. И говорил о тех дивидендах, которые получают от их функционирования отдельные ФПГ или даже отдельные «смотрящие» (УЗ – Ахметов через тарифную политику, «Укрнафта» – Коломойский, «Энергоатом» – Мартыненко и т.д.). То есть он чётко формировал общественное мнение, напирая на необходимость приватизации этих монополий с появлением в результате эффективных собственников, которые и должны победить коррупцию.

Именно о приватизации говорили и Яценюк, и Саакашвили, и даже бравый стаканометательный пихот Аваков.

Кто что говорит?

Понимаете ли, в этом вопросе есть два стула.

На одном Арсений Петрович удобно устроился и говорит, что продавать Украине ничего массово не надо, а нужно назначать в госкомпании по открытому конкурсу профессиональных управленцев. И будет нам счастье. И бюджету. И Арсению Петровичу в этой идее активно поддакивает МВФ, которого вопрос планового возвращения долгов очень интересует, а вопрос «украинского экономического чуда» не волнует совсем, потому что чудеса бывают не часто и может не повезти. МВФ – это банк, и ему нужно плановое погашение кредитов, чтобы без пике, и порывов, и всяких прочих «чудес». И у Арсения Петровича примеры есть: вот вам «Нафтогаз», в котором опытные управленцы (и рыночные тарифы) вытащили компанию из убыточности. А если бы вы продали «Нафтогаз», его бы Коломойский купил, ага, и была бы всем смэрдь. И вообще мы Европа, у нас тут азиатских чудес не бывает. Чего хочет Яценюк (и его спонсоры), понятно – формирование системы управления в форме олигополии крупных корпораций. На первом этапе это будут государственные и частные корпорации совместно (пример – энергетика: частный ДТЭК, государственные «Центрэнерго» и «Энергоатом»). Затем после постепенной приватизации останутся только частные компании. Регулирование рынка в этих условиях осуществляет олигополия корпораций также с минимальным государственным влиянием (желательно только через госзаказ). Корпорации договариваются о правилах игры, формируют среду стабильности и развития, обеспечивают отсутствие социальных потрясений. Пример – Южная Корея.

Но есть и второй стул. На нём Михо сидит (последовательный ученик истового либертарианца Бендукидзе) и говорит, что знаем мы ваши «открытые конкурсы» и знаем мы ваших «профессиональных управленцев». Что вы всё равно свой интерес всюду спрячете и будете бабло с бюджета сосать, а потому надо всё продать. Массовая приватизация с молотка, быстрая и беспощадная, и пусть никто не уйдёт обиженный. А там кого кривая американской мечты к успеху приведёт, тот и молодец. Азиатский прыжок в стиле тигра, экономическое чудо за десять тяжёлых лет – вот это всё. Ну и плюсом там саморегулирование невидимой рукой рынка. И в этом плане Михо очень поддерживает Сорос, который сейчас купит при приватизации украинские предприятия на дне рынка, а продаст с n-кратной прибылью через сколько-то лет. Ну, когда экономическое чудо себя отыграет, законодательство упростят и всё такое. А МВФ, ну что МВФ? Подождёт чуть-чуть, может быть. А может, и не придётся ждать. Ну и о гармонизации законодательства с ЕС придётся малость подзабыть, поскольку при начальном этапе азиатского экономического чуда европейские социальные, да и прочие стандарты, немного мешают.

И речь не о том, что Сорос плохой или МВФ плохой. Мы же условились анализировать без личностных (и квазиличностных) восприятий.

Речь о том, что это две идеологии управления капиталом. Понимаете, это вообще не наши стулья. Это американские стулья, это американский спор, это там согласия нет, куда и как дальше идти.

И это проблема.

Чего хотят стороны на самом деле? Каков план их действий?

Саакашвили и его спонсоры. Слово «спонсоры» тут весьма условное, можете заменить союзниками. При этом планы самой персоналии не совсем совпадают с планами союзников, но не противоречат им.

Им нужна быстрая массовая приватизация основных госмонополий. Почему быстрая? Потому что если приватизировать в 2016-2017 годах, то это наиболее благоприятно для международного спекулятивного капитала. Почему? Потому что нет конкуренции. Активы у нас все жутко рисковые. Российский капитал, который в таких рисковых активах чувствует себя как рыба в воде, от приватизации устранён санкциями и общественным мнением. Китай в нас разочаровался, не сильно, но его участие сомнительно. Западный классический промышленный инвестор не придёт. Старый украинский олигархат завяз в своих проблемах и практически не конкурентен. Новый украинский олигархат (Яценюк в их числе, может, и не сам, но в «пуле») ещё не имеет достаточного капитала, чтобы играть с открытым забралом по прозрачным правилам. Идеальные условия, бери на нуле, на самом дне рынка, как бы не пошла ситуация, ты не проиграешь. Сам по результатам приватизации Михо получает ещё один успешный антикоррупционный кейс, связи и реноме успешного консалтера по вопросам приватизации.

Яценюк и его спонсоры. Слово «спонсоры» тут весьма условное, можете заменить союзниками. При этом планы самой персоналии не совсем совпадают с планами союзников, но не противоречат им.

Им нужна заморозка ситуации на 2-3 года под лозунгом «сейчас плохая рыночная конъюнктура для продажи». За это время Украина стабилизирует финансовую систему, сконцентрирует финансовый поток и наладит стабильный возврат средств внешним кредиторам. Параллельно сам Арсений Петрович с сотоварищами накапливает мышечную и денежную массы. И когда чувствует себя готовым, стартует мягкая приватизация государственных корпораций по отдельности. Ну потому что на всё сразу даже тогда у них денег не хватит.

Что по этому поводу думает редакция?

Редакция в панике. Отсутствие единства во внешнем управлении, доходящее до стаканометания, это очень плохо.

Сейчас условному Западу нужны быстрые согласованные действия, потому что необходимо прояснять позицию по Крыму, по Сирии, решать судьбу Минских соглашений и «Д/ЛНР» и так далее. Отсутствие единства в идеологии управления капиталом может переползти и на другие сферы. И тогда нас ждёт очень и очень неприятная ситуация.

Более того. Если кризис системный, если у нас кризис идеологический, то даже замена Арсения Петровича на Натали Энн (а Арсена, например, на Эку) ничего не изменит, кроме того, что Михо придётся перейти от антикоррупционной риторики к экономически обоснованной. Потому что если вопрос не решён на стороне внешнего управленца, то у нас тут будут продолжаться личностные конфликты и дальше.

На чьей стороне редакция?

Как и обещали, обойдёмся без личностей.

Редакция всегда постулировала свою приверженность определённой идеологии. Мы выступаем за рынок, за открытый рынок, на котором государство представлено в сфере технического и рыночного регулирования, а также ответственно за формирование «правил игры» – нормативно-правовой базы ведения деятельности в различных сферах. И всё.

В системе госкорпораций и госмонополий коррупция и лоббизм реально имеют титанические размеры и астрономические объёмы. Многие госмонополии служат лишь механизмом перекладывания ваших и наших денег в карманы олигархата. Мы писали о железной дороге и о том, как её тарифная политика спонсировала Ахметова за счёт граждан Украины. Теперь железка доведена до того, что поезда массово отменяются, особенно пригородные электрички, и это уже касается всех. Мы писали об энергетике и о том, как «тарифная эквилибристика» позволяла получать сверхдоходы через «зелёный тариф» и через тариф для тепловой генерации собственников угольных шахт. Мы платили за это каждый месяц и продолжаем платить за тепло и электроэнергию.

Мы писали о металлургах и руде и много ещё о чём.

Эти системные перекосы в нашей экономике можно устранить только приватизацией госмонополий.

Кроме того, массовая приватизация госсектора убьёт основу коррупционной системы в нашей стране – политическую коррупцию. Приватизация (весьма вероятно) сделает политическую игру игрой с ненулевой суммой и, как следствие, уменьшит накал политической борьбы. Ведь сейчас у нас победитель получает всё, в том числе и возможность контроля над почти десятком миллиардов долларов оборота госмонополий и ещё большего объёма преференций своему бизнесу от них. Перевод этого куша из системы политики в систему капитала приведёт к большей открытости политики. Мы перестанем «бросаться в крайности» каждые 10 лет (после первых 10 лет), а это долговременная стабильность развития страны в будущем и т.д.

Опасность массовой приватизации только одна – в её результате может опять сформироваться олигополия. Эдакая «новая олигополия» от новых, уже частных, собственников корпораций. Однако редакция считает, что это поправимо, ведь и сейчас эта олигополия уже есть. А реальной возможностью избежать её появления в дальнейшем является развитие действенных институтов гражданского общества. Чем мы и занимаемся.

Вот такая вот титанических объёмов проблема видится нам впереди, и куда вырулит корабль украинской государственности, судя по всему, не решили ещё даже за океаном.

Теперь вы понимаете, почему Президент на Нацраде реформ делал фейспалм?

Дмитрий Подтуркин

Антон Швец

 

''отсканируй
и помоги редакции
Загрузка...